Альтернативные точки зрения в российской науке на понимание исторического процесса (СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД)(Гостюшева Е.М., Якименко Л.А.)

Год:

Выпуск:

Рубрика:

УДК 1(091)

Гостюшева Е.М., Якименко Л.А.

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет» Адрес: 656049, Россия. г. Барнаул. пр-т Ленина. 61а.

Доцент кафедры политической истории, государственных и национально-конфессиональных отношений Алтайского государственного университета, кандидат исторических наук

Магистрант направления региональное управление, межкультурное взаимодействие и международное сотрудничество России Алтайского государственного университета

 

Статья посвящена изучению альтернативных подходов к рассмотрению  проблемы исторического развития человечества в отечественной науке советского периода. Официальная, монопольная методология в понимании проблемы основывалась на линейно-формационной теории Маркса. Общество проходит в своем развитии через пять ступеней (первобытная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая и коммунистическая), или общественно-экономических формаций, которые отличаются друг от друга способами производства, т. е. уровнем развития производительных сил. Совокупность производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка. Формационная теория Маркса в дополнении В.И. Ленина стала единственно верной на долгие годы в российской науке. Но, несмотря на  идеологические клише, в силу, как внутреннего развития, так и внутренних и внешних обстоятельств, временами разрабатывались альтернативные концепции на понимание истории человеческого общества: это и теория пассионарности Л.Н. Гумилева, идеи демографического детерминизма, развиваемые Н.А. Васильевым, идеи космического детерминизма А.Л. Чижевского и др.

Ключевые слова: история человечества, методология, общество, альтернативная концепция.

 

AN ALTERNATIVE VIEW IN THE RUSSIAN SCIENCE IN THE UNDERSTANDING OF THE HISTORIKCAL PROCESS (THE SOVIET PERIOD)

Gostyusheva E.M., Yakimenko L.A.

Altay State University. 656049, Russia, Barnaul, 61A Lenin Avenue.

 

Article is devoted to studying of alternative approaches to consideration of a problem of historical development of mankind in domestic science of the Soviet period. The official, exclusive methodology in understanding of a problem was based on linearly - the formational theory of Marx. Society passes in the development through five steps (primitive, slaveholding, feudal, capitalist and communistic), or socioeconomic structures which differ from each other in production methods, i.e. the level of development of productive forces. Set of relations of production makes economic structure of society, real basis on which the legal and political superstructure towers. The formational theory of Marx in addition V. I. Lenin became only true for many years in the Russian science. But, despite ideological cliches, in force, both internal development, and internal and external circumstances, alternative concepts on understanding of history of human society were developed from time to time: it and the theory of a passionarity of L. N. Gumilev, the ideas of a demographic determinism developed by N. A. Vasilyev, the ideas of a space determinism of A. L. Chizhevsky, and others.

Key words: human history, methodology, society, alternative concept.

Проблема исторического процесса для XIX в. была не новой, но сформировавшийся в 1840-1850-х гг. марксизм по-новому трактовал этапы и движущие силы развития человеческого общества. Создав координально новое понимание развития человечества, марксизм был все же результатом  всего предшествующего периода общественной мысли, науки, культуры. Философия Маркса и Энгельса - это синтез трех традиций: немецкой классической философии (Кант, Фихте, Шеллинг, Гегель, Фейербах), английской политической экономии (Смит, Рикардо), французского утопического социализма (Сен-Симон, Фурье, Оуэн).

Маркс и Энгельс, переосмыслив идеалистическую диалектику Гегеля и антропологический материализм Фейербаха, создали принципиально новое философское направление — диалектический и исторический материализм (17). Уже в «Критике гегелевской философии права» Маркс впервые проанализировал идеалистическую основу гегелевской диалектики и сделал вывод, что экономика обусловливает политику. Этот результат стал исходным моментом будущего материалистического понимания истории. В общественном производстве своей жизни люди вступают в производственные отношения (по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ), которые соответствуют уровню развития производительных сил (люди, орудия и средства производства). Единство производительных сил и производственных отношений образует способ производства. Совокупность производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Общество проходит в своем развитии через пять ступеней (первобытная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая и коммунистическая), или общественно-экономических формаций, которые отличаются друг от друга способами производства, т. е. уровнем развития производительных сил, объективно складывающихся на их основе отношений (прежде всего, отношений собственности), а также юридической и политической надстройкой и духовной культурой. Эффективность труда, его производительность определяют преимущество одной формации по отношению к другой. Переход от формации к формации является переходом от внутрикачественных (количественных) изменений к качественным, т. е. означает революцию общества. Теория привлекает логикой и стройностью, признанием закономерности и генезиса исторического развития, в том числе капитализма, диалектическим методом исследования самого общественного организма. 

В России марксистскую теорию в понимании исторического процесса развил В.И. Ленин. Он теорию марксизма воспринял, прежде всего, как идеологию пролетариата и практику его борьбы. Социологическая концепция Ленина основывалась на понятии об общественно-экономических формациях. Общество в своем функционировании и развитии проходит ряд определенных ступеней (общественно-экономических формаций), связанных с определенным уровнем развития производительных сил и основанных на них отношениях между людьми. Смена этих ступеней составляет объективный закон развития общества. Обосновывая марксистское положение о детерминированности исторического процесса экономическим фактором, он указывал также на активный характер субъективного фактора.

Ленин неоднократно обращал внимание на то, что законы общественного развития не являются фатально неизбежными. Механизм их действия включает в себя в той или иной форме субъективный фактор. Он не противопоставлял объективные законы сознательной деятельности, воли людей. Марксисты не игнорируют роль личности и ее индивидуальных черт в развитии общества, но объясняют ее действия исходя из существующих общественных и классовых отношений. Это является исходным методологическим принципом при рассмотрении проблемы личности. Ленин связал деятельность личности с действиями народных масс, классов, чем и определил роль народных масс в истории и развил положение марксизма о классовой борьбе как движущей силе исторического развития. Разрешение противоречий между производительными силами и производственными отношениями, писал он, проходит через борьбу классов, в современном ему обществе, через борьбу пролетариата и буржуазии.

Пользуясь выработанными приемами материалистической методологии, теоретическими положениями  материалистической экономики, Ленин исследовал производительные силы  производственные отношения в России и их эволюцию. Этому посвящена его работа «Развитие капитализма в России».

События 1917 г. в России привели к складыванию марксисткой философии как основной, а с 1920-х гг. безальтернативной в методологии русской науки.

Марксистско-ленинская концепция в рамках советского тоталитарного строя сложилась как официальная, была определяющей на протяжении многих лет существования советского государства, и, меняясь в некоторых частностях, в своих основных чертах оставалась неизменной. Рассматривая исторический процесс, советские ученые, исходя из линейно-формационного понимания истории человечества, уже полностью пересматривали периодизацию исторического процесса, основными вехами которых являлись революции (Великая Французская революция, промышленный переворот и революция в Англии, революция в России и т.п.)

Не смотря на главенствующее положение марксистко-ленинской методологии в понимании исторического процесса и поступательно-линейной смены формаций как основы развития человеческого общества, в советской науке существовали и альтернативные точки зрения, которые либо частично подвергали сомнению линейно-формационное развитие общества либо  полностью отрицали марксистскую методологию как верную, создавая координально противоположные концепции.

Первый спор в понимании исторического процесса назрел уже в 1920-х гг. и был связан с так называемым азиатским способом производства. В предисловии к «К критике политической экономии» Маркс, прописывая смены формаций, писал, что первобытное общество переходит к первому классовому — азиатскому. Но схема не работает, когда рассматривается вопрос о возникновении второго классового общества – античного. Марксисты считают, что в недрах азиатского общества вызрели новые производительные силы, которым стало тесно в рамках старых производственных отношений, и что как следствие произошла социальная революция, в результате которой азиатское общество превратилось в античное.

Оппоненты, категорически отвергая данное мнение, считают, что ничего даже отдаленно похожего не произошло. Никаких новых производительных сил в недрах азиатского общества не возникло. Ни одно азиатское общество, само по себе взятое, не трансформировалось в античное. Античные общества появились на территории, где обществ азиатского типа либо совсем никогда не было, либо где они давно уже исчезли, и возникли эти новые классовые общества из предшествовавших им предклассовых обществ.

Альтернативной к официальной марксистко-ленинский методологии в понимании исторического процесса, можно назвать концепцию исторического процесса Л.Н.Гумилева, которая получили свою популярность только в 1980-е.гг. Существует целая группа весьма различных концепций, объединенных лишь одним — признанием наличия какой-то особенной угасающей или пульсирующей силы, определяющей ход развития той или иной единицы истории, или, по крайней мере, существенно влияющей на это развитие. Чаще всего такое представление предложено сторонниками плюрально-циклических концепций, которые связывали расцвет обществ с нарастанием этой силы, а их упадок и гибель с ее угасанием и, наконец, окончательной потерей.

Гумилев ввел в научный оборот такие термины как проблемы «этногенеза», «пассионарности»,  «комплиментарности», говорил об «этносах» и «суперэтносах», «акматической» и «обскурационной» фазах, «надломе», «реликте» и многих других понятиях.  Пассионарность у него — это и врожденная способность человеческого организма абсорбировать энергию внешней среды и выдавать ее в качестве работы, и избыток биохимической энергии живого вещества, и эффект этого избытка, толкающий людей к действиям, идущим вразрез с инстинктом личного и видового самосохранения, и, наконец, способность и стремление к изменению окружения. Те люди, у которых пассионарный импульс превышает силу импульса инстинкта самосохранения, являются пассионариями. Пассионарность есть биологический признак, передающийся по наследству.

Пассионарность характеристика не только отдельных людей, но и этноса в целом. Л.Н. Гумилев говорит о пассионарной напряженности этноса, измеряемой количеством имеющейся в этнической системе пассионарности, поделенной на количество персон, составляющих этнос. Пассионарная напряженность этноса тем больше, чем большую часть его членов составляют пассионарии. Пассионарии не только сами активны, но заражают пассионарностью людей, находящихся в непосредственной близости от них. Это называется пассионарной индукцией. Нормальные или гармоничные люди, оказавшись рядом с пассионариями, начинают вести себя так, если бы они сами были пассионариями.

Этногенез начинается после пассионарного толчка, вызванного каким-то таинственным космическим излучением. Результатом воздействия последнего почему-то всегда является возрастание числа пассионариев, которые заражают пассионарностью гармоничных людей. Возникающий этнос до предела насыщен пассионарной энергией, что и обеспечивает его первоначально поступательное развитие. За фазой пассионарного подъема наступает акматическая [2,  С. 211].

На последующих фазах происходит растрата пассионарного импульса. Идет гибель пассионариев и их генов, и этнос постепенно утрачивает пассионарность. Пассионарное оскудение приводит к надлому: развитие этноса идет теперь по нисходящей линии. Следуют фазы инерции, обскурации, мемориальная, реликтовая и, наконец, «переход в никуда» — наступает этап гомеостаза. На этом этногенез завершается. Вывести из этого состояния может только новый пассионарный толчок.

Другая не менее своеобразная концепция исторического развития была создана логиком и философом, профессором Казанского университета Н.А. Васильевым. Она была изложена в работе «Вопрос о падении Западной Римской империи и античной культуры в историографической литературе и в истории философии в связи с теорий истощения народов и человечества».

Как указывает Н. А. Васильев, историки от изучения политических и правовых учреждений перешли к исследованию экономических отношений как фундамента общественного строя. В свою очередь, природа экономического строя детерминируется уровнем развития производительных сил. Но самый важный вопрос состоит в том, чем же определяется развитие самих производительных сил. Ответ, по мнению H.A. Васильева, состоит в том, что развитие производительных сил объясняется ростом населения. «Когда народонаселение возрастает, — пишет он, — его производительные силы должны неминуемо возрастать в силу известной биологической необходимости, т.к. иначе это возрастающее население не найдет средств к существованию. Левассер вычислил для различных ступеней культуры (охотничьей, кочевнической, земледельческой и промышленной) предельную плотность населения. Раз эта плотность превзойдена, производительные силы должны непременно развиться, а общество должно перейти на следующую стадию культуры» [1, С. 105].

Однако на демографическом детерминизме, как ранее на экономическом, H.A. Васильев не задерживается. «Но рост населения, — продолжает он, — есть факт биологический, зависящий от состояния расы» [1, С. 109]. Судьба конкретного отдельного общества есть не что иное, как судьба одного определенного народа, одной определенной нации, а каждая такая нация представляет собой особую биологическую породу, особую расу. Поэтому на первый план выдвигается «национальная энергия — здоровье и жизнеспособность расы». Причиной упадка обществ является падение национальной энергии, вырождение, истощение народа, которое, прежде всего, проявляется в сокращении рождаемости и, соответственно, «в отсутствии прироста населения». Самая глубокая причина исторического развития, таким образом, заключена в биологии. «История, — пишет он, — сначала была историей войн и правителей, потом она стала политической, потом социальной, потом экономической и, наконец, должна стать биологической. Такая эволюция есть постепенное углубление ее содержания» [1, С. 112].

К географическому детерминизму уходят истоки концептуальных построений, в которых в качестве решающих факторов исторического процесса выступают космические явления, например, изменения солнечной активности. В советское время такие идеи развивал А.Л. Чижевский в книге «Физические факторы исторического процесса» и недавно опубликованной обширной работе «Земля в объятиях Солнца». В предисловии к последней книге данная точка зрения именуется космическим детерминизмом. Идея космического детерминизма разрабатывается в книге В. Н. Сидоренко и И. В. Сидоренко «Эссе на тему: Феномены проявления солнечной активности и золотой пропорции в истории России». Идея демографического детерминизма присутствуют в работах академика Н.Н. Моисеева «Мировоззрение современного рационализма» и «Введение в теорию самоорганизации».

Идеи социобиологического направления развивали советские ученые. По их мнению, и анатомическая организация человека, и в своих основных чертах социальное поведение человека запрограммированы генетически. Они-то (генетически запрограммированные анатомическая и поведенческая системы) и являются единым базисом человеческой социальной организации. Корни социальной организации уходят в их интерпретации к биологической организации человека. Поэтому отличие человека от других видов животных имеет точно такой же характер, как отличие любого животного вида от остальных видов.

Основной вывод, к которому приходят сторонники данной концепции, заключается в том, что изучение человеческого социального поведения становится одной из областей сравнительной зоологии животного поведения и является в широком смысле объектом того же самого рода анализа и объяснения. Взгляды, близкие к социобиологическим, развивал у нас крупный генетик В. П. Эфроимсон в работах «Родословная альтруизма» и «Генетика этики и эстетики».

Подход, сходный с социобиологическим, наблюдается и в исторической науке. Крупный французский историк Ж. Дюби в своей работе «Общество XI—XII веков в районе Макона» пытался обосновать взгляд, согласно которому в глубинной основе общественного строя средних веков лежали такие биологические факторы, как законы генетики, наследуемого кода, записанного самой природой в ДНК. В специальном номере «Анналов» с подзаголовком «Антропология Франции» в целом ряде статьей приводятся различного рода данные, которые, по мысли авторов, должны свидетельствовать о том, что социальное поведение человека диктуется наследственностью, генетическим кодом. В труде французских историков «За историю питания» человек выступает как биологический индивид, связанный с другими такими же индивидами, поведение которых обусловлено неким туманным «биологическим потенциалом».

Этология человека и социобиология, разумеется, не первые биологические концепции общества. Биологический подход к обществу у Дж. Таунсенда, обращавшего особое внимание на борьбу за существование, в которой побеждают сильнейшие. После появления «Происхождения видов путем естественного отбора» Ч. Дарвина возникло множество концепций общества, которые объединяют под названием социал-дарвинизма. Одним из убежденных поборников социал-дарвинизма был итальянский социолог М. Анджело Ваккаро — автор книг «Борьба за существование и ее последствия для человечества», «О жизни народов в связи с борьбой за существование», «Проблемы мира и будущего мирового устройства». Такого рода концепции продолжают возникать и сейчас. В качестве примера можно привести работу Роберта Байджлоу «Воины рассвета. Человеческая эволюция к миру», в которой естественный отбор, проявляющийся прежде всего в войнах, насилии, резне, истреблении, объявляется движущей силой истории.

Попытки объяснения истории с позиций биологии предпринимали многие русские естествоиспытатели. И.П. Павлов, создавший теорию высшей нервной деятельности животных, в которой поведение животных выступало как условно-рефлекторное, не сомневался в том, что условно-рефлекторный характер носит и поведение человека. Тем самым он сводил человека к организму, т.е. считал его чисто биологическим существом. Отсюда и глубокое убеждение, что поведение человека, так же как и поведение животных, может быть полностью, без остатка объяснено таким разделом естествознанием как созданная им физиология высшей нервной деятельности. «...Теперь я, — писал он в 1922 г. во введении к «Двадцатилетнему опыту объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных», — глубоко, бесповоротно и неискоренимо убежден, что здесь главнейшим образом, на этом пути окончательное торжество человеческого ума над последней и верховной задачей его — познать механизмы и законы человеческой натуры, откуда только и может произойти истинное, полное и прочное человеческое счастье... Только последняя наука, точная наука о самом человеке — а вернейший подход к ней со стороны всемогущего естествознания — выведет его из теперешнего мрака и очистит его от теперешнего позора в сфере межлюдских отношений» [4].

Но провозглашая все это, И.П. Павлов, в то же время не мог не видеть, что действия человека невозможно объяснить, исходя лишь из обычных животных инстинктов (по его терминологии — безусловных рефлексов):  пищевого, полового и инстинкта самосохранения. Поэтому он разрабатывает новый безусловный рефлекс — рефлекс цели, который в наиболее яркой форме проявляется в коллекционерстве.  А затем он для объяснения поступков человека еще два прирожденных рефлекса: рефлекс свободы и рефлекс рабства.

В советский период истории России, не смотря на монополию марксистко-ленинской методологии  и идеологические клише, историческая наука, в силу, как внутреннего развития, так и внутренних и внешних обстоятельств, временами вставала перед необходимостью ревизовать методологический арсенал. Это происходило в середине 1930-х годов, затем – во второй половине 1950-х – начале 1960-х годов и, наконец, явное обострение интереса к вопросам теории и методологии науки приходится на  период, начиная с  1980-х  годов, когда нарастание интереса к проблемам научного познания, методологии исторического исследования  происходило по мере ослабления, а затем и исчезновения идеологического контроля.

Список литературы

  1. Гумилёв Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. - СПб.: «Кристалл», 2001. - 642 с.
  2. Васильев Н.А. Вопрос о падении Западной Римской империи античной культуры в историографической литературе и в истории философии в связи с теорий истощения народов и человечества // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. Т. 31. Выпуск 2 — 3. - Казань: «Казанский университет», 1920.- С. 105-114.
  3. Коряковцев А.А., Любутин К.Н. Диалектика как проблема классического марксизма // Научный ежегодник института философии и права Уральского отделения РАН. Выпуск 2, Том 15, 2015. – С. 5-23.
  4. Ласточкин А.В. Развитие общества как единый закономерный исторический процесс // Концепция единого, закономерного мирового процесса и современного. Пермь: «Перм. гос. унт», 1989. С. 144-152.
  5. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм // Полн.Собр. Соч. Издание 5-е. М.: «Политиздат», 1968. Том 18. С. 7-384.
  6. Лоскутов Ю.В. Русская философия советского периода // Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология. Выпуск  3 (19), 2014. – С. 40-44.
  7. Наумова Г.Р., Шикло А.Е. Историография истории России. - М.: «Академия», 2007. – 482 с.
  8. Семенов Ю. И. Философия истории // Скерсис – Электронный журнал - https://scepsis.net/library/id_1065.html
  9. Скворцов В.Н. Типы философии  в их историческом развитии // Вестник государственного Ленинградского университета. Выпуск 4, Том 2, 2011. – С. 10-20.
  10. Черданцева И.В. Пролегомены к пониманию человека в философии. – Барнаул: «Концепт», 2014. - 166 с.

 

References

1. Gumilev L.N. Ethnogenesis and biosphere of the Earth. - SPb .: Crystal, 2001. - 642 p. (In Russ)
2. Vasiliev N.A. Question about the fall of the Western Roman Empire in the ancient culture of the historiographical literature and the history of philosophy in relation to theories of depletion of peoples and humanity // Proceedings of the Society of Archaeology, History and Ethnography at Kazan University. T. 31. Issue 2 - 3. - Kazan, 1920.- pp 105-114. (In Russ)
3. Lenin VI Materialism and Empiric // Poln.Sobr. Vol. 5th Edition. M .: "Politizdat", 1968. Vol 18. pp 7-384.
4. Loskutov Yu Russian philosophy of the Soviet period // Bulletin of Perm State University. Philosophy. Psychology. Sociology. Issue 3 (19), 2014. - P. 40-44. (In Russ)
5. Naumova GR, Scicljo AE Historiography of Russian history. - M .: "Academy", 2007. - 482 p. (In Russ)
6. Koryakovtsev AA Lyubutin KN Dialectics as a problem of classical Marxism // Scientific Yearbook of the Institute of Philosophy and Law, Ural Branch of the Russian Academy of Sciences. Issue 2, Volume 15, 2015. - P. 5-23. (In Russ)
7. Semenov Y.U. Philosophy of history // Skersis - Electronic Journal - https://scepsis.net/library/id_1065.html. (In Russ)
8. Skvortsov VN Types of philosophy in their historical development // Herald of the State University of Leningrad. Issue 4, Volume 2, 2011. - P. 10-20.
9. Swallow AV Community development as a single logical historical process // The concept of a single, global law-governed process and modern. Perm 'Perm. state. CNT ", 1989. pp 144-152.
10. Cherdantseva  I.V. Prolegomena to the understanding of human philosophy. - Barnaul: "Concept", 2014. - 166 p. (In Russ)
 
Сведения об авторах
Гостюшева Евгения Михайловна, кандидат исторических наук, магистрант направления социальная философия Алтайского государственного университета.

 

Якименко Людмила Алексеевна, магистрант направления региональное управление, межкультурное взаимодействие и международное сотрудничество России Алтайского государственного университета.

 

 

Gostyusheva Evgenia Mikhaelovna, Candidate of historical sciences, social philosophy undergraduate areas of the Altai State University.

 

Yakimenko Lyudmila Alekseevna, undergraduate areas of regional management, intercultural communication and international cooperation Russia Altai State University.