Философская вера как характеристика экзистенции в философии К. Ясперса(Апполонова Ю.С.)

Год:

Выпуск:

Рубрика:

Апполонова Ю.С.

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет». Адрес: 656049, Россия. г. Барнаул. пр-т Ленина, 61а

Аспирант I курса по направлению «Философия, этика и религиоведение»

Реферат. Автор статьи рассматривает соотношение веры и знания в процессе познания человеком мира, и обращает внимание на то, что вера и знание не только дополняют друг друга, но часто могут и подменять одно другое. С одной стороны, знание в истинности которого человек не сомневается, является опорой  не только в его научной деятельности, но и в жизни. С другой стороны - это знание, может заслонять от человека иной взгляд на вещи. То есть знание не только укрывает человека, даёт ему возможность чувствовать себя в безопасности, но и закрывает от мира. К. Ясперс в работе «Философия» отмечал, что человек в процессе ориентирования в мире рано или поздно приходит к тем пределам, которые не в силах преодолеть с помощью только разума. Эти пределы могут быть объективными, то есть задаваться извне - со стороны мира, а могут быть субъективными, то есть исходить из самого человека, например, если говорить о человеке, который пытается решить экзистенциальный вопрос. Разрабатывая идею о философской вере, К. Ясперс предлагает некий гносеологический компромисс, суть которого в гармонии между верой и разумом. Философская вера может способствовать не только более глубокому погружению человека в мир, но и трансформации восприятия этого мира и открытию иных способов бытия. 

Ключевые слова: философская вера, Карл Ясперс, экзистенция, трансценденция, метафизика, вера

 

Philosophical Faith as Characteristic of Existence in the Philosophy of K. Jaspers

Appolonova Y.S.

Federal State Educational Institution of Higher Professional Education "Altai

State University". Address: 656049, Russia. Barnaul. Lenin Ave, 61a

Graduate student of  I course in "Philosophy, ethics and religion"

 

Abstract. In this article the author examines how the faith and the knowledge are interrelated in our perception of the world given that they are not just complementary but you can switch them. On one hand, the knowledge you do not doubt on is a key in doing science, or in your life. On the other hand, such a knowledge may hide an alternative view from you. That is to say the knowledge is not just to secure, or to make you feel safe, but it is rather to save you from the world as it is. In The Philosophy Jaspers notes, that while orienting in the world, you eventually shall arrive at the limits you can not overcome rationally. These limits are either objective, which means they are externally caused by the world, or subjective, which means they are derived from our human nature, for instance, if we discuss a person seeking to answer the question of her existence. When developing the conception of philosophical faith, Jaspers suggests an epistemological compromise meaning to build a harmony between faith and reason. The philosophical faith can help not only in our deep immersion to the world, but it can change our perception of the world and guide us to discovering new ways to be.

Keywords: philosophical belief, Karl Jaspers, Existentialism, human existing, Transcendence, Metaphysics

«Поскольку я есмь лишь как мыслящий, а философствование есть мышление в существовании, поскольку возможная экзистенция постигает себя в нём в своей свободе как безусловное, философия, как высказанное некоего мгновения хотя и есть учение, но в этом учении она есть всё же не как чисто предметная понимаемость, но только как возможный перевод в самобытие». [11, с. 358].

Всё, что должно и может обрести для меня ясность, обретает её в мышлении. Всё, что не может быть для меня ясным в своём полном обнаружении, обретает своё существование как движение в мысли: таковыми являются для меня трансцендения, экзистенция и мир как целое. Всё это становится содержанием моего философствования, и переживаниями моего существования в мгновениях. Как человек изначально может прийти к этому? Не с помощью только разума, сдающегося перед чудом, не с помощью веры, которая суть безосновна и абсурдна в следовании догматам, замещая внешнее содержание внутренним осознанием и переживанием, но с помощью сознающей веры, с помощью веры философской.  «Если я не философствую каждый день в своём существовании, то я вообще не философствую. Философия есть фактор жизни, которая со знанием творит себя как явление экзистенции и влечёт за собственные пределы». [11, с. 361].

Как мы выбираем, во что нам верить, а во что нет? В принципе, если немного поразмыслить и представить процесс в перспективе, то можно обнаружить на поверхности данного выбора определённые мотивы человека, иногда, кстати, скрытые даже для него самого. Первое, что приходит в голову - выгода. Не материальная, конечно, ну какая может быть материальная выгода от веры? Разве что вера в то, что, чтобы достичь успеха в той или иной области, нужно идти, что называется, по головам и таким образом, жертвуя моральными принципами, будучи чуждым к стыду и совести, или не-чуждым, но имея свою интерпретацию данных феноменов, не испытывать неловкости в собственном обогащении за счёт других. Но в сущности, даже такой мотив является частным случаем стремления к безопасности и комфорту. Наша вера во что-то, как бы парадоксально это не звучало, очень часто основана на знании. Знание – это то, что якобы позволяет нам чувствовать себя в безопасности. Это знание мы получаем сами, либо же нам о нём сообщают. Объектом веры может быть что угодно и порой знания, которые формируют её, добываются нами совершенно непреднамеренно. Так, один человек, каждый раз, попадая в неприятную для себя ситуацию, связанную с коммуникацией, результатом которой он будет не доволен, будет укрепляться в вере в то, что люди по природе своей враждебны друг к другу. Благодаря этому он может принять решение вести себя подобным же образом с другими, чтобы защититься от возможной боли и разочарования. Чтобы впоследствии преодолеть подобную установку, может потребоваться или неоднократное посещение психотерапевта, или невероятное усилие самого человека, чтобы сохранять открытость по отношению к миру и не сформировать ложную обиду на всех людей. Вера в загробную жизнь дарит надежду, что моё эмпирическое существование – не предел; представление о рае вселяет уверенность в то, что возможно после смерти мы снова встретим тех, кого любили при жизни, так как страх потери является одним из самых сильных. Мы можем верить во всё, начиная от того, что человек, которому мы назначили встречу, придёт вовремя и заканчивая тем, что завтра для нас наступит новое утро. Сегодня вот модно верить в науку, и знать, что у всего – у любого явления, вещи, процесса – есть своя конкретная причина. Как отмечал К. Хюбнер в работе «Критика научного разума»: «В наше время верят фактам. Как всякая другая, эта вера требует, чтобы верующий преклонялся перед тем, во что верует. Она говорит ему: "Преклонись перед фактом!". В факте видят нечто абсолютное, нечто такое, что обладает принудительной силой. Опыт часто уподобляется суду, который принимает к рассмотрению иски и выносит вердикты. Как и всякий суд, он, разумеется, представляется некоей объективной инстанцией. А поскольку сферой объективности признают прежде всего науку, то именно ей и приписывается роль попечителя и хранителя истины» [6, с. 56]. Или наука, или иллюзия, или вера в откровение, или только нигилизм, в противном случае человека могут обвинить в непоследовательности. В этом смысле понятно стремление некоторых философов превратить философию из любви к мудрости в любовь к истине. Тут же стоит пояснить, что вера, связанная с какими-то мистическими или религиозными сюжетами, тоже есть знание, пусть и особое, просто источником знания в данном случае является не конкретный опыт, а вера в авторитет, который знает (ну, или я выбираю верить в то, что кто-то знает). Парадокс веры в том, что она может и пленить, и освобождать. Я должен сам не без помощи разума решить, как и во что мне верить.

Мы сказали о том, что вера основана на знании и предвидим возможную критику в адрес данной мысли. Поэтому тут следует внести ясность. А именно: мы, говоря о знании, осознанно упускали из виду момент, который бы трактовал его с точки зрения абсолютной истины, в нашем контексте, речь шла о знании, которое может быть рассмотрено как истиной-опытом для конкретного человека, кстати, и этого может быть вполне достаточно, чтобы быть для него и абсолютной истиной. То есть, для меня истинно то, во что я верю, и я верю в то, что истинно. Созвучные идеи мы обнаружили в рецензии Никифорова А.Л. на книгу Лекторского В.А. «Философия, познание, культура», опубликованную в журнале «Вопросы философии» №4 за 2013 год. Никифоров А.Л. отмечает, что его коллега определяет знание как обоснованное истинное убеждение, в свою очередь вера может приниматься человеком без обоснования, но автор полагает, что вера и знание суть не противоположности, но дополнение друг друга, что даже наука не может обойтись без веры.

Мы не будем сейчас уходить в проблему истины, и без нас достаточно тех, кто готов полемизировать по данной теме. Нам не интересно, как этот вопрос решается в науке, так как полагаем, что для достижения нашей цели – это мало чем поможет, а скорее и не поможет вовсе. Человеку, задающемуся экзистенциальными вопросами, не найти ответа в ориентировании в мире с помощью только разума, он не может, например, поступить со своей свободой также, как поступают с каким-нибудь другим объектом. Когда я формулирую экзистенциальный вопрос, я должен совершить скачок (используем термин К. Ясперса) от знания предметного объективного к знанию иного уровня. Вопрос относительно истины актуален в решении вопросов для «Они», как правило это вопросы, цель которых не проникнуть в глубину вещей, но вместе с тем разобраться с данностями и явленностями этих вещей в мире, с целью получения практической всеобщей пользы. Как отмечал К. Ясперс «Истина, верность которой я могу доказать, существует без меня; она общезначима, вне истории и вне времени, но не безусловна, напротив, соотнесена с предпосылками и методами познания в рамках конечного». [10, с. 422]. Можно сколько угодно не верить в то, что огонь обжигает, однако это не изменит данного факта, и боль от соприкосновения с огнём люди испытывали и сто лет назад, и тысячу и испытывают сейчас. Да, я могу получить этот опыт сам, в детстве нечаянно прикоснувшись к чему-то горячему, но истинности факта этого не отменит. В этом смысле, как верно отмечает К. Ясперс, вера отличается от знания. Для ориентирования в мире, не преследующего никакой иной цели, кроме как познания с точки зрения практической пользы для себя или для других, – этого вполне достаточно, всё, что больше соотнесено с риском потерять опору в мире. Если мы твёрдо нацелены на погружение в поиски ответов на экзистенциальные вопросы и поиски трансценденции, если мы хотим приблизиться к пониманию подлинного бытия и не закрываем глаза от горизонта, стремясь достичь лишь ближайших рубежей с целью успокоения, то одной только веры или знания недостаточно. К. Ясперс вводит понятие философской веры, говоря о том, что это вера мыслящего человека, это синтез веры и знания, но не в том значении, как мы использовали эти понятия выше – намеренно позволяя себе подменять одно другим, дабы показать неустойчивость и несамодостаточность обоих. В данном случае объект философской веры – религиозный, содержание –  философское, ведущий фактор формирования – научный. Трансцендентное, как выходящее за пределы человеческого разума, любой предметности, конечности, – не может быть изначально узнано, но должно стать предметом веры. В «Философской вере», говоря о содержании веры, К. Ясперс отметил три положения, а именно то, что Бог есть, что существует безусловное требование и что «мир обладает исчезающим наличным бытием между Богом и экзистенцией». [10, с. 434]. О том, что в Бога можно только верить, К. Ясперс даёт понять достаточно чётко и однозначно, утверждая, что Бог не нуждается в принципе в каком-либо доказательстве, ибо Бог, бытие которого нужно доказывать, уже не Бог. Вера в Бога есть предпосылка для ориентирования в мире и философствования. Безусловное требование – это не требование обязательное к исполнению, не требование со стороны людей или меня самого, безусловное требование – это подтекст исторического существования экзистенции перед трансценденцией, образуемый присутствием обоих. Третье положение – это очередной акцент философа на том, что мир как объективная действительность, фиксируемый нами в множестве отдельных предметов, есть лишь сумма явлений, отсылающих нас за свои пределы, бытие-объектом не есть бытие целого.

Вера – это не синоним абсурда или нечто иррациональное, как характеризовал её С. Кьеркегор, философская вера К. Ясперса существует только во взаимодополняемости со знанием. В отличие от религиозной, философская вера может быть сформирована в любом человеке независимо от того, в какой культурный и исторический фон он вписан. Философская вера не разъединяет, но объединяет. И в этом смысле проявляется как парадокс между индивидуальным и всеобщим. Будучи характеристикой конкретного человека, развитая во многих, она способна объединять, но не отождествлять с полным исчезновением индивидуальности. Философская вера способствует саморазвитию личности, желанию к познанию запредельного и подлинного единения с миром. Философская вера – это не отчаяние обратившегося к ней разума, это свидетельство разума о наличии непостижимого. Трансценденция как непостижимое не может быть познана, но она может быть знаема как то, что есть, с помощью разума. Вера может быть рассмотрена не только в рамках гносеологических идей, как способ приближения к знанию, как особая форма знания, форма отношения к своему объекту, которому в-веряет себя субъект. О вере можно говорить, как бытийной, экзистенциальной, способной помочь человеку обрести ценность и смысл жизни. Вера – это принципиальная открытость миру, вера делает человека чутким к восприятию знаков и чтению шифров, которые являются результатом трансформации взгляда человека на окружающий его мир. Бытие-объектом превращается в бытие-символом. Философская вера не может быть всеобщей, не может быть формой религии, философская вера обнаруживается и подкрепляется в мышлении, но её содержание не может стать догматом, она не может опираться на нечто прочное в мире – предметное, конечное, завершённое. Философская вера обнаруживается не в человеке, понятом и принятом как эмпирическое существование или сознание вообще, философская вера – акт возможной экзистенции. Роль разума в этом смысле сводится к тому, чтобы не дать человеку остановиться на какой-то застывшей истине, чтобы мышление всегда находилось в движении и поиске.

«Философствуя, мы отделяем ориентирование в мире, как изучение объективной действительности, просветление экзистенции, как призыв к самобытию, и метафизику, как искание трансценденции. Но подлинное бытие мы находим лишь там, где эти три способа бытия – мир, экзистенция и трансценденция – без каких-либо неясностей сплетаются для нас воедино, так что ни один из них не есть без другого» [11, с. 97].

Философская вера К. Ясперса – это не то, что рождается в конкретном мгновении из конкретного переживания, а то, что может быть процессуальным фоном, непрерывным действием, сопровождающим любое переживание человека.

Библиографический список

  1. Гайденко П.П. Прорыв к трансцендентному: Новая онтология XX века. – М.: Республика, 1997. – 495 с.
  2. Гайденко П.П. Человек и история в экзистенциальной философии Карла Ясперса. Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М.: Политиздат, 1991. – 5˗26 стр.
  3. Сердюк Т.Г. Отношения человека с Богом как моральная ситуация в философии К. Ясперса. // Философские дескрипты. – Вып. 13. – Барнаул, 2015. – [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://philosophicaldescript.ru/?q=node/38
  4. Сердюк Т.Г. Структура ситуации в философии экзистенциализма. // Философские дескрипты. – Вып. 13. – Барнаул, 2015. – [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://philosophicaldescript.ru/?q=node/37
  5. Ставцева О.И. Понятие «экзистенция» у Шеллинга, Кьеркегора, Хайдеггера.  // Сборник к 75-летию профессора М.Я. Корнеева. Серия «Мыслители». – СПб.: 2002. – С.122-133.
  6. Хюбнер, К. Критика научного разума / К. Хюбнер ; пер. И.Т. Касавин. – М.: ИФРАН, Бонн: Интер Национес, 1994. – 326 с.
  7. Черданцева И.В. Пролегомены к пониманию человека в философии. – Барнаул: Изд-во «Концепт», 2014. – 166 c.
  8. Ясперс К. Всемирная история философии. Введение – М.: Наука, 2000. - 272 с.
  9. Ясперс К. Ницше и христианство. – М.: Моск. филос. фонд; «Медиум», 1994. – 115 с.
  10.  Ясперс, К. Смысл и назначение истории. – М.: Политиздат, 1991. – 527 с.  
  11. Ясперс К. Философия. Книга первая. Философское ориентирование в мире. – М.: Канон+, 2012. – 384 с.
  12. Ясперс К. Философия. Книга вторая. Просветление экзистенции. – М.: Канон+, 2012. – 448 с.
  13. Ясперс К. Философия. Книга третья. Метафизика. – М.: Канон+, 2012. – 296 с.
  14. Ясперс К. Разум и экзистенция. – М.: Канон+, 2013. –  336 с.

 

References

  1. Cherdanceva I.V. Prolegomeny k ponimaniju cheloveka v filosofii [Prolegomenon to the understanding of a man in philosophy]. Barnaul, Koncept Publ., 2014. 166 p. (In Russ)
  2. Gajdenko P.P. Proryv k transcendentnomu: Novaja ontologija XX veka [A breakthrough to the transcendent: New Ontology of the XX century]. Moscow, Respublika Publ., 1997. 495 p. (In Russ)
  3. Gaidenko P. Chelovek i istorija v jekzistencial'noj filosofii Karla Jaspersa. [People and history in the existential philosopher Karl Jaspers. The meaning and purpose of history]. Moscow, Politizdat Publ., 1991. pp. 5˗26. (In Russ)
  4. Hübner K. Kritika nauchnogo razuma [Critique of Scientific Reason]. Moscow, Bonn, 1994. – 326 p. (In Russ)
  5. Jaspers K. Vsemirnaja istorija filosofii. Vvedenie [World History of Philosophy] – Moscow: Nauka 2000. - 272 p. (In Russ)
  6. Jaspers K. Nicshe i hristianstvo [Nietzsche and Christianity].  Moscow: Mosk. Philos. Fond; Medium Publ., 1994. 115 p. (In Russ.)
  7. Jaspers K. Smysl i naznachenie istorii [The meaning and purpose of history]. – Moscow: Politizdat, 1991. – 527 p. (In Russ)  
  8. Jaspers K. Filosofija. Kniga pervaja. Filosofskoe orientirovanie v mire [Philosophy. The first book. Philosophical World Orientation]. Moscow, Kanon + Rehabilitation Publ., 384 p. (In Russ)
  9. Jaspers K. Filosofija. Kniga vtoraja. Prosvetlenie jekzistencii [Philosophy. The second book.  Existential Elucidation ]. Moscow, Kanon + Rehabilitation Publ., 448 p. (In Russ)
  10. Jaspers K. Filosofija. Kniga tret'ja. Metafizika [Philosophy. The third book. Metaphysics]. Moscow, Kanon + Rehabilitation Publ., 296 p. (In Russ)
  11. Jaspers K. Razum i jekzistencija [Reason and Existenz]. Moscow, «Kanon+» ROOI «Reabilitacija» Publ., 2013. 336 p. (In Russ)
  12. Serdyuk T. Otnoshenija cheloveka s Bogom kak moral'naja situacija v filosofii K. Jaspersa.[Man’s relationship with God as a moral situation in the philosophy of Karl Jaspers]. Filosofskie deskripty [Philosophical descript].Barnaul, 2015. (In Russ)
  13. Serdyuk T. Struktura situacii v filosofii jekzistencializma. [The structure of the situation in the philosophy of existentialism] Filosofskie deskripty [Philosophical descript].Barnaul, 2015. (In Russ)
  14. Stavtseva, O.I. Ponjatie «jekzistencija» u Shellinga, K'erkegora, Hajdeggera [The concept of «Existence» Schelling, Kierkegaard, Heidegger.]. – SPb.: 2002. – P.122-133.(In Russ)