Онтологическая трактовка экзистенции в философии Мартина Хайдеггера(Апполонова Ю.С.)

Год:

Выпуск:

Апполонова Ю.С.

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет». Адрес: 656049, Россия. г. Барнаул. пр-т Ленина, 61а

Аспирант I курса по направлению «Философия, этика и религиоведение»

Реферат. Автор данной статьи формулирует идею о том, что в рамках развития экзистенциальной философии можно говорить о масштабном проекте, предпринятом философами этого направления в XIX-XXвв., целью которого был поиск подлинности бытия человека. Актуальность данного поиска была связана сразу с несколькими факторами.  Начиная с С. Кьеркегора, философы пытались приблизиться к пониманию того, что же на самом деле такое Человек и каков его бытийный смысл, в чём его неповторимость, невысказанность, какова его укоренённость в мире, что связывает его с другими. Человек как Единичость, человек бунтующий, человек как транслятор бытия – Dasein – всё это варианты реализации единого философского проекта, способы отыскать истоки философствования. Данные трактовки человеческого существования демонстрируют принципиальную разность возможных подходов к исследованию экзистенции, фундамент которых может быть религиозным, социально-антропологическим или онтологическим. В данной статье рассматривается онтологическая трактовка экзистенции в философии М. Хайдеггера. Автор анализирует основные идеи немецкого философа о бытии человека, отмечая специфику его понимания в сравнении с идеями других философов - экзистенциалистов.

Ключевые слова:  экзистенциализм, экзистенция, Dasein, онтология, Мартин Хайдеггер, Сёрен Кьеркегор, Альбер Камю

 

Ontological Interpretation of Existence in the Philosophy of Martin Heidegger

Appolonova Y.S.

Federal State Educational Institution of Higher Professional Education "Altai

State University". Address: 656049, Russia. Barnaul. Lenin Ave, 61a

Graduate student of  I course in "Philosophy, ethics and religion"

 

Abstract. In this article the author articlulates a conception refering to an ambitious project in existential philosophy of XIX-XX centuries aimed to find the authentic aspects of human existence. This kind of investigation is viewed important for a few reasons. Since the time of S. Kierkegaard, there was a number of attempts taken by philosophers to arrive at the understanding of what is a Human being, what sense she makes in the being, why she is unique and untold, how she is rooted in the world, and how she is connected with other people. Human being as an Uniqueness, a Rebel, a translator of existence – Dasein – all are the variations of the same project in philosophy focused on the source of philosophizing. These interpretations of human existence shows the fundamental difference between approaches on how to understand the existence based on religion, social anthropology, or ontology. The present article examines ontological approach to the existence given in the philosophy of Martin Heidegger. Observing his specific approach, as compared to peer existential thinkers, we analyze some of his major ideas.

Keywords: Existentialism, human existing, Dasein, Ontology, Martin Heidegger, Soren Kierkegaard, Albert Camus

 

Кто или что задаёт границы вопроса? Объект, о котором спрашивают, или тот, кто спрашивает? Часто при формулировке тех или иных вопросов человек может услышать мнения из серии: ваш вопрос слишком общий или глобальный, вы пытаетесь объять необъятное, не ставьте вопрос так широко. Что это вообще значит?

Вопрос – очень коварная конструкция. Преследуя по сути цель, вскрыть сущность какого-то явления, он уже и сам есть его частица. Тут следует полагать то, что в вопросе скрыто некое знание, то есть вопрос можно задавать лишь о том, что уже и так знаешь (в той или иной степени). Не хотелось бы быть втянутыми в старый спор между реалистами и номиналистами, но если звучит вопрос относительно чего-то, то значит ли что это что-то как-то обязательно есть? Мышление – это всегда мышление «о» и «при». Надеемся, нас не упрекнут в том, что мы используем в качестве ориентиров для нашей мысли – предлоги, которыми так умело владел М. Хайдеггер. Мышление всегда при ком-то и о каком-то объекте.

Александр Пятигорский однажды в рамках одной из конференций, посвящённых творчеству Мераба Мамардашвили, в самом начале своего выступления обратил внимание присутствующих вот на какой момент. Философствование, которое неотличимо от философствующего, где нет личности самого философствующего, оказывается невозможным, и в принципе есть не что иное, как только лишь философское обезьяничание. Нам эта мысль кажется совершенно уместной в данном контексте наших размышлений, так как человек, который задаёт Личный вопрос - экзистенциальный вопрос, сам может определять его границы. Говоря Личный вопрос, мы имеем в виду то, что это вопрос, который имеет значение прямо здесь и сейчас для самого спрашивающего, это вопрос, который уже не может быть не задан.

Одно из главных следствий работы М. Хайдеггера «Бытие и время» - демонстрация возможности обрести для мыслящего свой собственный онтологический статус и статус своей мысли. Проводя экзистенциальную аналитику и работая в поле экзистенциальных идей, М. Хайдеггер тем не менее направляет свой взор на онтологическую проблематику. Вернёмся к нашему первому вопросу, но теперь применим его к категории бытия. Если я мыслю о бытии, то границы моего вопроса о бытии задаю я или бытие, о котором я мыслю? Будучи становящимся экзистенциальным по форме, этот вопрос в философии немецкого мыслителя является онтологическим, и какие следствия из этого вытекают, мы постараемся показать далее.

Непосредственно с идеи о том, что в условиях XX века необходимо вновь поставить вопрос о бытии, начинается работа М. Хайдеггера «Бытие и время». Почему, по мнению философа это до сих пор актуально, несмотря на то, что по данному вопросу мыслители высказываются уже не одно тысячелетие? М. Хайдеггер выделяет три предрассудка, которые сформировались вокруг данного понятия, начиная с античности: во-первых, отмечает философ «бытие» – это наиболее общее понятие, во-вторых, «бытие» неопределимо, и, в-третьих, «бытие» – это понятие само собой разумеющееся. По мнению философа, эти предрассудки нужно преодолеть, они не только не должны делать для нас бытие само собой разумеющимся и очевидным понятием, но наоборот, спровоцировать нас на то, чтобы вернуть его в поле зрения философствующего мышления. Традиционную онтологию, которая предпринимала попытки говорить о бытии в целом, объективно, рассматривая его как сущее, то есть как предметность, как то, что дано изначально, философ критиковал. М. Хайдеггер на первый план выводит не бытие, как нечто объективно данное, тотальное в своих масштабах и проявлениях, а говорит о нём исключительно в отношении к человеку, как человеческом бытии. «Это сущее, которое мы сами всегда суть и которое среди прочего обладает бытийной возможностью спрашивания, мы терминологически схватываем как присутствие». [14, с. 22] С одной стороны, в вопросе о бытии границы задаёт спрашиваемое, то о чём спрашивают, а не тот, кто спрашивает, границы задаёт само бытие, но, с другой стороны, – получается, что бытие расспрашивает само себя, а значит поле вопрошания очерчивает и тот, кто спрашивает – из этого получается парадокс бытийного вопрошания.

В оригинальном написании фрагмента, приведённого чуть выше, можно увидеть использование М. Хайдеггером основных категорий, к ясному различению которых он стремится. «Dieses Seiende, das wir selbst je sind und das unter anderem die Seinsmöglichkeit des Fragens hat, fassen wir terminologisch als Dasein». [20, с. 7]. Сущее – Seiende и бытие как присутствие – Dasein («Dasein» содержит в себе корень «Sein» - «бытие»). Dasein - термин, который некоторые исследователи философии М. Хайдеггера предпочитают не переводить вообще, другие же используют варианты: «тут-бытие», «вот-бытие», «присутствие», «бытие-сознание», «здесь-бытие». Анализ «Dasein» - фундамент, на котором может проясниться смысл вопроса о бытии, это и есть фундаментальная онтология.

Михайлов И.А. в своей книге «Ранний Хайдеггер: Между феноменологией и философией жизни» отдельно останавливается на вопросе о том, как появляется данное понятие в текстах немецкого философа, а также упоминает об использовании его более ранними мыслителями. Говоря о предыстории использования данного термина, автор отмечает, что «Dasein» – это перевод латинского термина «existentia» (существование) на немецкий язык. «Слово Dasein, появившееся в XVII веке, поначалу означало присутствие (Anwesenheit), и этот смысл, который сохранился и по настоящее время приводится в любом словаре. Однако в XVIII в. оно приобрело также и свое основное – философское значение. Именно тогда Dasein используется для перевода латинского existentia и французского existence» – отмечает Михайлов И. А. [10, с. 206].

Мотрошилова Н.В. также указывала на то, что понятие «Dasein» встречается ещё в текстах Канта, однако у него оно неотличимо по смыслу от понятия «Sein» – бытие. Другой немецкий философ – Гегель – в «Науке логике» также использует эту категорию, когда говорит о бытии, главной характеристикой которого является наличность: отсюда термин «наличное бытие». В первой книге «Науки логики», во второй главе, которая называется «Существование» («Das Dasein») Гегель пишет: «Es ist nicht bloßes Sein, sondern Dasein; etymologisch genommen: Sein an einem gewissen Orte, aber die Raumvorstellung gehört nicht hierher. Dasein ist, nach seinem Werden, überhaupt Sein mit einem Nichtsein, so daß dies Nichtsein in einfache Einheit mit dem Sein aufgenommen ist. Das Nichtsein so in das Sein aufgenommen, daß das konkrete Ganze in der Form des Seins, der Unmittelbarkeit ist, macht die Bestimmtheit als solche aus». [21]. В переведённой на русский язык книге читаем: «Оно уже не есть простое бытие, но существование (Daseyn). Daseyn этимологически значит бытие в известном месте; но пространственное представление здесь не приложимо. Существование, согласно своему происхождению, есть вообще бытие с некоторым небытием, так что это небытие принято в простое единство с бытием. Небытие, принятое в бытие так, что конкретное целое имеет форму бытия, непосредственности, образует определённость, как таковую». [3, с. 50].

Итак, в трактовке Гегеля «Dasein» (существование) – это наличное бытие, определённое бытие, как непосредственность и конкретность. В этом смысле исследователи неоднократно отмечают, что трактовка термина «Dasein» как обозначающего именно человеческое существование, а не аспект бытия как наличного присутствия, утверждается благодаря идеям представителей философии жизни и экзистенциализма. В работах М. Хайдеггера данная категория становится основной и обретает совершенно иной смысл, нежели в философии его предшественников. В одной из работ Мотрошилова Н.В. выделяет следующие смысловые компоненты Dasein, которые можно обнаружить в «Бытии и времени». Во-первых, Dasein - это особый род сущего, бытие которого всегда моё, во-вторых, в бытии этого сущего оно относится к своему бытию, и, в-третьих, сущность данного сущего находится в его быть. Сущность Dasein – в его экзистенции. «Само бытие, к которому присутствие может так или так относиться и всегда как-то отнеслось, мы именуем экзистенцией. И поскольку сущностно определить это сущее через задание предметного что нельзя, скорее существо его лежит в том, что оно всегда имеет быть своим бытием как своим, для обозначения этого сущего избран как выражение чистого бытия титул «присутствие». [14, с. 28]. В немецком источнике читаем: «Das Sein selbst, zu dem das Dasein sich so oder so verhalten kann und immer irgendwie verhält, nennen wir Existenz. Und weil die Wesensbestimmung dieses Seienden nicht durch Angabe eines sachhaltigen Was vollzogen werden kann, sein Wesen vielmehr darin liegt, daß es je sein Sein als seiniges zu sein hat, ist der Titel Dasein als reiner Seinsausdruck zur Bezeichnung dieses Seienden gewählt». [20, с. 12] Экзистенция в трактовке М. Хайдеггера как Dasein – это не гегелевская наличность, а особый способ быть. Dasein – это бытие сознания, которое способно вопрошать о самом себе. Представление о бытии вообще, в целом, как объективной данности, превращается в философии М. Хайдеггера в вопрос о человеческом бытии. Здесь-бытие – это не бытие чего-то в пространстве, что занимает определённое место, как бытие сущего среди иных сущих, а это, как отмечают исследователи – высвечивание бытия.

Ставцева О.И. в статье «В кругах сравнения…Понятие «экзистенция» у Шеллинга, Кьеркегора, Хайдеггера» отмечает, основываясь в том числе на лекционном курсе М. Хайдеггера «Метафизика немецкого идеализма», что философ пытается чётко разграничить и отделить своё понимание экзистенции от кьеркегоровского. В частности, он (М. Хайдеггер) отмечает, что в работе «Бытие и время» нет идей, которые каким-либо образом были бы связаны с идеями христианства (заметим в свою очередь, что на первых порах своего творчества М. Хайдеггер черпал вдохновение из теологического знания). Также в книге «Бытие и время» отсутствует эстетизм, который присущ философии С. Кьеркегора, кроме этого, последний отрицает какую-либо системность, в том числе в вопросе Dasein, в то время как в работе «Бытие и время» такая система представлена определённым образом. А самое главное смысл экзистенции С. Кьеркегора был соотнесён с субъективностью, у М. Хайдеггера же экзистенция – это Dasein. С. Кьеркегор, по мнению М. Хайдеггера, истолковывает понятие «экзистенция» в религиозном, но не философском смысле, и в своих размышлениях раскрывается скорее не как философ, но как верующий, делает акцент на Единичность, субъективность, говорит о конкретном человеке, который должен стремиться к обретению истины в Боге, быть христианином.

Несмотря на то, что в философии М. Хайдеггера Dasein как экзистенция также имеет отношение к человеческому бытию, есть существенное отличие в его трактовке экзистенции от остальных философов-экзистенциалистов. Dasein несмотря на то, что раскрывает себя в некоторых экзистенциалах и раскрывается через понятия, которые используются в том числе С. Кьеркегором, А. Камю, Ж.-П. Сартром есть не то, что обнаруживается в действии, жизни, проживании, в каких-то бытийных человеческих актах, которые могут быть рассмотрены и проанализированы через антропологические, социальные, психологические или религиозные истоки. В философии М. Хайдеггера экзистенция раскрывается прежде всего в онтологии, и любой другой путь в конечном итоге ведёт именно сюда. И конечная цель, по сути, – это не разговор о существовании человека, а выговаривание бытия, но в том числе через его очеловеченность, и главным остаётся для немецкого философа вопрос о бытии, а не о человеке как таковом. «У Хайдеггера акцент все же перенесен на бытие - для "вопрошающего" человека само бытие раскрывается, "светится" через всё, что люди познают и делают. Надо только излечиться от опаснейшей болезни, поразившей современное человечество, –"забвения бытия"» [11, с. 37]. Глава «Бытия и времени» – «Бытие-в-мире вообще как основоустройство присутствия» (Das In-der-Welt-sein überhaupt als Grundverfassung des Daseins) посвящена ещё одному важному онтологическому аспекту, без которого невозможно говорить о бытии, а именно аспекту - «бытия-в-мире» (In-der-Welt-sein), проявляющемуся как забота. «Это выражение опять же надо брать как онтологическое структурное понятие. Оно не имеет отношения к «тяготам», «омраченности» и «житейским заботам», онтически находимым в каждом присутствии. Подобное, равно как «беззаботность» и «веселость», онтически возможно лишь поскольку присутствие, онтологически понятое есть забота. Коль скоро к присутствию сущностно принадлежит бытие-в-мире, его бытие к миру есть по сути озабочение (Besorgen)». [14, с. 76]. Изначально человек – это «бытие-в-мире», он расположен в мире - непосредственно находится в нём. Но опять же, это не стоит понимать таким образом, что человек есть фактическая наличность в мире среди других сущих. Бытие-в-мире – это открытость, это, скорее, процесс, чем готовая данность.

Бытие-в-мире – это экзистенциал, который подводит к ещё одному важному пониманию о Dasein, которое заключается в том, что бытие Dasein – это со-бытие (Mitsein) с другими. По мнению философа, важно находиться в мире, но не раствориться в нём, не потеряться. Экзистенция обладает возможностью выбора перед подлинным и неподлинным существованием (eigentlich и uneigentlich). Последнее как раз-таки означает растворение человека в мире, отождествление с ним, жизнь, как у всех людей – Das Man, а вместе с тем и попытку бегства от смерти. Человека от смерти прячет повседневность, рутина, это избегание смерти нужно прервать. Подлинное существование, в отличие от этого, есть принятие неизбежности факта смерти, акт ответственности, осознание того, что человеческое существование проявляется как бытие-к-смерти. М. Хайдеггер пишет: «Основоустройством присутствия оказалась забота. Онтологическое значение этого выражения выразилось в «дефиниции»: уже-бытие-вперед-себя-в (мире) как бытие-при (внутримирно) встречном сущем. Тут выражены фундаментальные черты бытия присутствия: во вперёд-себя – экзистенция, в уже-бытии-в… – фактичность, в бытии-при – падение. Раз уж смерть в отличительном смысле принадлежит к бытию присутствия, то она (соотв. бытие к концу) должна определяться этими чертами». [14, с. 284] Как возможно обретение подлинного существования? Нужно вырваться из контекста, который творят Das Man, открыться к испытанию ужасом, связанном с осознанием смерти, с которого и начинается подлинное существование. «Повседневность настаивает на настоятельности озаботившего и скидывает оковы упадочных, «бездеятельных мыслей о смерти» [14, с. 292]. И далее: «Её оттесняют на «когда-то потом», а именно апеллируя к так называемому «здравому смыслу». Так люди прячут то своеобразное в достоверности смерти, что она возможна в каждое мгновение. Вместе с достоверностью смерти идёт неопределенность её когда. Повседневное бытие к смерти уклоняется от этого тем, что придаёт ей определённость. Определённость тут, однако не может означать высчитывания момента ухода из жизни. От такой определённости присутствие скорее бежит. Неопределённость верной смерти обыденное озабочение вводит для себя в определённость тем, что вклинивает перед ней обозримые неотложности и возможности ближайших будней». [14, с. 292].

Смысл бытия Dasein определяется временем. В этом смысле можно отметить ещё один вектор критики в сторону традиционной онтологии, где бытие представлялось как статичное, застывшее, лишённое времени. Что значит временность Dasein? Понимание временности человеческого бытия у М. Хайдеггера отличается от того, что говорил об этом С. Кьеркегор. У последнего временность осмыслялась как парадокс между конечностью человеческого существования и возможностью обретения вечности в бесконечности Бога. Для М. Хайдеггера прошлое, настоящее и будущее – это не разметка повседневности, не удобный способ ориентирования в мире человека; время – это фундаментальная характеристика Dasein, его основа. Обнаружение времени как онтологической основы бытия связано у философа с осмыслением смерти. В 47 параграфе «Бытия и времени» М. Хайдеггер по сути задаётся вопросом о том, можно ли достичь целостности бытия в акте смерти. Тому, для кого смерть стала событием, – нет, так как в акте смерти теряется та самая приставка da, которая фиксирует бытие в «здесь», «тут», при человеке – Da-sein. Но может ли смерть другого помочь обнаружить эту целостность, ведь этот опыт будет нам доступен объективно? Нет, не может, потому что присутствие другого не заменит личного присутствия человека как своего, поэтому и смерть всегда при человеке.

Итак, в центре философствования М. Хайдеггера - возрождение вопроса о бытии и поиск бытия через обращение к человеку. Специфику понимания человека, по мнению философа, определяют не наличие у него разума, не сознание в своей оторванности, не особого рода деятельность, которая может быть свойственна только ему, а его уникальное положение в мире и по отношению к бытию как сущего, которое может быть схвачено как присутствие. Во внимание нужно принять то, что экзистенциальный анализ может быть осуществлён при условии нахождения в мире: существование предшествует сущности. Бытие человека, рассмотренное как Dasein, отличает его от всего прочего сущего – понимание бытия и возможность вопрошать о нём. В отношении к человеку мир – это не абстрактная сумма всевозможных явлений, мир – это экзистенциальная характеристика бытия как отношение, выраженное в: быть-в-мире. «Когда мы онтологически спрашиваем о «мире», то никоим образом не покидаем тематическое поле аналитики присутствия. «Мир» онтологически не есть определение того сущего, каким по сути присутствие не бывает, но черта самого присутствия». [14, с. 84].  Мир и человек не существуют отдельно, но дополняют друг друга, являясь необходимыми условиями целого, равно как связь между ними обуславливала появление абсурда в философии А. Камю. Экзистенция, согласно М. Хайдеггеру, – это особый способ существования человека, это бытие Dasein, только человек может экзистировать и никакое другое сущее. Одна из основных характеристик экзистенции – её открытость, устремлённость в сторону запредельного. Экзистенция не может быть рассмотрена как наличное бытие, её невозможно схватить в терминах и понятиях, придать ей форму. Экзистенция – это принципиальная возможность раскрытия мира, которая может быть пережита через понимание. Экзистенция всегда при ком-то. В личном переживании обнаруживаются основные экзистенциалы как способы бытия, философ называл их бытийными чертами присутствия, которые по сути и есть части той фундаментальной онтологии, которую создаёт М. Хайдеггер. Обнаружение подлинности бытия возможно через разрушение неподлинности как последствия падения в мир, растворения в множестве, отождествлении с наличным другим. Das Man (болтовня, любопытство, двусмысленность, падение – модусы этого существования) – неподлинное существование человека, повседневность, принятая как тотальность, как бегство человека в известное, готовое, отождествление человека с безличным миром.  Das Man переводят иногда как «они» или «люди», однако чаще всего термин остаётся в немецком звучании и олицетворяет собой обезличенность, анонимность, а вместе с тем и безответственность. В вопросе выбора между подлинным и неподлинным существованием раскрываются вина и совесть. Совесть как то, что наделяет человека правом голоса через тишину, через молчание и обнаруживает вину – есть характеристика экзистенции, есть зов. В контексте философского размышления М. Хайдеггера и совесть, и вина – это не этические категории, а онтологические. Вина – это непосредственное и очевидное следствие бытия-в-мире, и она же – условие совести.

Один из главных экзистенциалов – забота, которая есть включённость Dasein в мир, условие, при котором человек может выходить за собственные границы, быть направленным. Один из важнейших модусов заботы – возможность забегания вперёд, и в этом смысле она трактуется М. Хайдеггером как проект.  Бытие человека само себя проектирует, имея исток в будущем. К проблеме временности бытия философ выходит через аналитику смерти. Человеческое существование, рассмотренное как экзистенция, всегда имеет при себе смерть. Смерть – это ещё один экзистенциал, это то, что должно узреть в данности и принять, благодаря смерти Dasein оформляется как целостность, человек осознаёт свою историчность и конечность. Смерть – это не не-бытие, не ничто, не фактическая противоположность присутствию как не-присутствие, по сути смерть – это часть бытия. Человек принимает смерть как данность вместе с фактом рождения, смерть –  это часть подлинного бытия-в-мире. Бытие-к-смерти, совесть и её зов, вина и решимость – всё это составляющие части заботы, модусы заботы, которая возможна как временность. Временность временит, находя свой исток в будущем, в забегании вперёд, из бытия-к-смерти.

Конечно, в рамках одной статьи не удастся максимально полно раскрыть идеи немецкого философа по вопросу бытия человека. У многих исследователей творчества М. Хайдеггера уходят годы на то, чтобы изучить его идеи и установить основные фундаментальные смыслы его философского наследия. Однако и это небольшое исследование подвело нас к некоторым важным выводам. С одной стороны, М. Хайдеггер представляет масштабный и весьма разносторонний по своей направленности, но сводящийся к одному истоку проект. С другой стороны, мы не можем не высказать некоторые сомнения по поводу данного проекта. Критикуя того же С. Кьеркегора за субъективность в трактовке экзистенции, и в противовес ему предлагая рассмотрение её относительно бытия (с точки зрения бытия), М. Хайдеггер не может обеспечить человеку прорыв и решить тех насущных экзистенциальных проблем, через единственное решение которых и стоит прорываться к трансцендентному и искать подлинность человеческого существования. Создание нового языка, с помощью которого можно и нужно говорить о бытии – это перенос экзистенциальных понятий в сферу онтологии: страх, ужас, забота, решимость, вина, совесть – это не о человеке, но через человека, и по сути – не человеческое, а бытийное вообще, ведь голос человеческого бытия – это зов бытия вообще. В принципе, выбирая подлинность своего существования, я как экзистенция застываю в мире с другими, зная о своей отличимости, но полного знания о целостном я никогда не имею, и,  более того, всегда остаюсь сущим, но способным вопрошать. Что, в конечном итоге, даёт мне как ищущему феноменологический разбор бытия?

Александр Пятигорский, ранее уже упоминавшийся нами, говорил о том, что в философии страшным является такой вопрос – ну и что? Конечно, это вопрос со своей историей, но мы сейчас не будем разворачивать нашу мысль о нём в сторону – пользы, хайдеггеровской подручности, человеческой корысти или чего-то ещё. Развернём его в экзистенциальную сторону: что лично для меня это значит? Даже будучи экзистенцией как проектом и постоянно находясь в движении, преодолевая собственные границы, я всё время буду встречать препятствия, пока не столкнусь лицом к лицу с последним из них - смертью, которая для М. Хайдеггера есть последняя возможность. Безусловно, само-ощущение, само-сознание, само-памятование человека о себе будет иным, если он будет проживать моменты не из прошлого, обращаясь к рождению, не из настоящего – обращаясь к фактичности здесь и сейчас, а из ужаса перед будущим, которое есть смерть. Но как это наполнит меня в каждый отдельный момент, что будет моим содержанием, кроме ужаса? Забота? Да, я позабочусь о своём бытии, но в чём найти опору, если бытия как целого мы не достигаем, а находясь под влиянием множества факторов независимых от меня, но вместе со мной, с моей вброшенностью-в-мир приходящих, нет никаких гарантий к обретению человеком подлинности. Но в принципе все наши подобные мысли и сомнения не будут иметь никакой ценности, если всегда держать в уме тот факт, что М. Хайдеггер прежде всего искал бытие, но нашёл ли? По мнению испанского философа Х. Ортега-и-Гассета, М. Хайдеггер работает с абстрактными понятиями, уводя человека в сторону от самой жизни. Человек превращается в вопрос о бытии, который остаётся вопросом без ответа.

 

Библиографический список

  1. Гайденко П.П. Прорыв к трансцендентному: Новая онтология XX века. – М.: Республика, 1997. – 495 с.
  2. Гайденко П.П. Трагедия эстетизма. Опыт характеристики миросозерцания Серена Киркегора. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://docviewer.yandex.ru/?url=http%3A%2F%2Ftlf.narod.ru%2Fschool%2FGidenko.pdf&name=Gidenko.pdf&c=57384904e5d9&page=2
  3. Гегель Г.В.Ф. Наука логики. – М.: Издание профкома слушателей Института красной профессуры, 1929. – 686 с.
  4. Камю А. Миф о Сизифе. Эссе об абсурде. [Электронный ресурс] / А. Камю - Режим доступа :https://fanread.ru/book/2581548/?page=1
  5. Камю, А. Посторонний. // Избр. произв. – М.: Панорама, 1993. – С. 5 – 81.
  6. Кьеркегор С. Или-Или. [Электронный ресурс]. Режим доступа:https://vk.com/doc19608513_237313418?hash=e8ebb05b1fb1a577ac&dl=0128ffac43705fc1ed
  7. Кьеркегор С. Болезнь к смерти.  [Электронный ресурс]. Режим доступа:https://fanread.ru/book/8154477/?page=5https:///h
  8. Кьеркегор С. Страх и трепет.  [Электронный ресурс]. Режим доступа:https://fanread.ru/book/4954804/?page=1https:///h
  9. Кьеркегор С. Философские крохи, или Крупицы мудрости. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://padaread.com/?book=46102
  10. Михайлов И.А. Ранний Хайдеггер: между феноменологией и философией жизни. – М.: Прогресс-Традиция, Дом интеллектуальной книги, 1999. – 284 с.
  11. Мотрошилова Н.В. История философии. Запад – Россия – Восток. Книга 4. Философия XX в. – М.: Греко-латинский кабинет. Ю.А. Шичалина, 1999. - 448 с.
  12. Реале Д. и Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://krotov.info/library/17_r/el/reale27.htm
  13. Ставцева О.И. Понятие «экзистенция» у Шеллинга, Кьеркегора, Хайдеггера.  // Сборник к 75-летию профессора М.Я. Корнеева. Серия «Мыслители». – СПб.: 2002. – С.122-133.
  14.  Хайдеггер М. Бытие и время. – Харьков: Фолио, 2003. – 503 с.
  15. Черданцева И.В. Ирония как способ мышления: проблема ценностного преобразования жизнедеятельности человека. // Труд и социальные отношения. – М., 2007. - № 3 (39). – С. 148-153.
  16.  Черданцева И.В. Иронический метод философствования: антропологический аспект // Труд и социальные отношения. – М., 2007. - № 4 (40). – С. 157-160.
  17.  Черданцева И.В. Ирония: от метода философствования к концепту «Я-философ-ироник». - Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2006. – 312 с.
  18.  Черданцева И.В. Пролегомены к пониманию человека в философии. – Барнаул: Изд-во «Концепт», 2014.
  19.  Ясперс К. Разум и экзистенция. - М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2013. – 336 с.
  20. Martin Heidegger,  Sein und Zeit [Электронный ресурс] / Max Niemeyer Verlag Tübingen, 2006. Режим доступа: https://busyreadywhat.org/Authors/Heidegger/Heidegger%20Martin%20-%20Sein...
  21. Georg Wilhelm Friedrich Hegel. Wissenschaft der Logik [Электронный ресурс] / Режим доступа: https://gutenberg.spiegel.de/buch/wissenschaft-der-logik-1654/1

References

  1. Cherdanceva I.V. Ironija kak sposob myshlenija: problema cennostnogo preobrazovanija zhiznedejatel'nosti cheloveka [Irony as a way of thinking: the problem of transformation of valuable human life]. Trud i social'nye otnoshenija [Labour and Social Affairs]. - Moscow, 2007. №3, pp. 148-153. (In Russ)
  2. Cherdanceva I.V. Ironicheskij metod filosofstvovanija: antropologicheskij aspect [Ironic method of philosophizing: anthropological aspect]. Trud i social'nye otnoshenija [Labour and Social Affairs]. - Moscow, 2007. Vol. 40, no. 4, pp. 157-160. (In Russ)
  3. Cherdanceva I.V. Ironija: ot metoda filosofstvovanija k konceptu «Ja-filosof-ironik» [Irony: the method of philosophizing to the concept of "I-philosopher-ironist"]. Barnaul, Izdatel'stvo altajskogo gosudarstvennogo universiteta Publ., 2006, 312 p. (In Russ)
  4. Cherdanceva I.V. Prolegomeny k ponimaniju cheloveka v filosofii [Prolegomenon to the understanding of a man in philosophy]. Barnaul, Koncept Publ., 2014. (In Russ)
  5. Gajdenko P.P. Proryv k transcendentnomu: Novaja ontologija XX veka [A breakthrough to the transcendent: New Ontology of the XX century]. Moscow, Respublika Publ., 1997. 495 p. (In Russ)
  6. Gajdenko P.P. Tragedija jestetizma. Opyt harakteristiki mirosozercanija Serena Kirkegora. [The tragedy of aestheticism. Experience characteristics the philosophy of Søren Kierkegaard]. Available at: https://docviewer.yandex.ru/?url=http%3A%2F%2Ftlf.narod.ru%2Fschool%2FGidenko.pdf&name=Gidenko.pdf&c=57384904e5d9&page=2 (In Russ)
  7. Georg Wilhelm Friedrich Hegel. Nauka logiki. [Science of Logic]. Moscow, 1929. 686 p. (In Russ)
  8. Heidegger M. Bitie i vremya [Being and Time]. Har'kov, «Folio» Publ., 2003.  503 p. (In Russ)
  9. Jaspers K. Razum i jekzistencija [Reason and Existenz]. Moscow, «Kanon+» ROOI «Reabilitacija» Publ., 2013. 336 p. (In Russ)
  10. Camus A. Mif o Sizife. Jesse ob absurde  [The Myth of Sisyphus].Available at:https://fanread.ru/book/2581548/?page=1
  11. Camus A. Postoronnij. [The Stranger]. // Избр. произв. – Moscow, Panorama, 1993. – 5 – 81 p. (In Russ)
  12. Kierkegaard S. Ili - Ili [ Either/Or ] Available at: https://vk.com/doc-19608513_237313418?hash=e8ebb05b1fb1a577ac&dl=0128ffac43705fc1ed (In Russ)
  13. Kierkegaard S. Bolezn' k smerti [The Sickness Unto Death]. Available at:   https://fanread.ru/book/8154477/?page=5 (In Russ)
  14. Kierkegaard S. Strah i trepet  [Fear and Trembling]. Available at:  https://fanread.ru/book/4954804/?page=1 (In Russ)
  15. Kierkegaard S. Filosofskie krohi, ili Krupicy mudrosti [ Philosophical Fragments ]. Available at:https://padaread.com/?book=46102 (In Russ)
  16. Mikhailov, I.A. Rannij Hajdegger: mezhdu fenomenologiej i filosofiej zhizni [Early Heidegger: between phenomenology and philosophy of life.]. – Moscow, 1999. – 284 p. (In Russ)
  17.  Motroshilova, N.V. Istorija filosofii. Zapad – Rossija – Vostok. Kniga 4. Filosofija XX v [The history of philosophy. West - Russia - East. Book 4]. – Moscow, 1999. - 448 p. (In Russ)
  18. Reale D. and Antiseri D. Zapadnaja filosofija ot istokov do nashih dnej [ Western philosophy from the beginnings to the present day]. Available at:  https://krotov.info/library/17_r/el/reale27.htm(In Russ)
  19. Stavtseva, O.I. Ponjatie «jekzistencija» u Shellinga, K'erkegora, Hajdeggera [The concept of «Existence» Schelling, Kierkegaard, Heidegger.]. – SPb.: 2002. – P.122-133.(In Russ)
  20. Martin Heidegger,  Sein und Zeit [ Being and Time ] Available at: https://busyreadywhat.org/Authors/Heidegger/Heidegger%20Martin%20-%20Sein%20und%20Zeit.pdf (Deutsch)
  21. Georg Wilhelm Friedrich Hegel. Wissenschaft der Logik [ Science of Logic] Available at: https://gutenberg.spiegel.de/buch/wissenschaft-der-logik-1654/1 (Deutsch)