ВЫЯВЛЕНИЕ ПАРАДОКСАЛЬНЫХ СТРУКТУР В МОДЕ (Черданцева И.В., Николаенко А.С.)

Год:

Выпуск:

УДК 130.2

Черданцева И.В., Николаенко А.С.,

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет». Адрес: 656049, Россия. г. Барнаул. пр-т Ленина, 61а

Заведующая кафедрой социальной философии, онтологии и теории познания Алтайского государственного университета, доктор философских наук

Магистр по направлению подготовки «Философия» Алтайского государственного университета

Статья посвящена исследованию феномена моды с позиции социальной философии. Анализ феномена моды с данного ракурса позволил выявить в моде как культурном процессе константы, к которым относятся объекты, стандарты и ценности. Установлено, что мода как процессуальный феномен, реализующийся во временной перспективе, имеет такую непреходящую особенность, как парадоксальность. Новизна заключается в выдвижении гипотезы о том, что парадоксальность – есть не только свидетельство иррациональной природы моды, но является одной из устойчивых её характеристик и особенностей. Парадоксальность моды заключается в её непрерывной изменчивости и стабильной устойчивости. Этот парадокс связан либо с циклическим, либо с инновационным изменением. Суть данного различения модных изменений в том, что в первом случае происходит заимствование культурного образца, уже бывшего актуальным некогда ранее, суть второго – в принципиальном новаторстве и оригинальности. Мода тесно связана с социальной нормой, в то же время, она потеряет свою сущность, если не будет отходить от нормы – так можно сформулировать ещё один из парадоксов моды. Диалектическим взаимоотношением индивидуальности и массовости характеризуется другой, не менее характерный для моды парадокс. Результатом проведённой работы является выдвижение принципиально нового подхода к теоретическому осмыслению моды. Выявленные парадоксы имеют универсальное значение для понимания не только процессов, происходящих внутри модной индустрии, но и для современной культуры в целом.

Ключевые слова: социальная философия, философия культуры, социология моды, мода, культура, парадокс.

PARADOXICAL IDENTIFYING STRUCTURES IN FASHION

The AltayStateUniversity. 656049, Russia, Barnaul, 61A Lenin Avenue

Cherdanceva I.V.,Nikolaenko A.S.

The article investigates the phenomenon of fashion from the perspective of social philosophy. An analysis of the phenomenon of fashion with this perspective revealed in fashion a constant, such as facilities, standards and values. It is establishing that as a procedural phenomenon of fashion, which is realizing in the time perspective, has such enduring feature as a paradox. The novelty lies in the hypotheses that paradoxical - is not only evidence of the irrational nature of fashion, but is one of its stable performance and features. The paradox of fashion lies in its continuous variability and stable sustainability. This paradox is associated with either cyclic or innovative change. The essence of this distinction of fashionable changes that occur in the first case of cultural borrowing sample has former relevant once before, the essence of the second - is in the fundamental innovation and originality. Fashion connected with the social norms, while at the time. It will lose its identity if it is not separate from the norm - so we can formulate another of the paradoxes of fashion. Dialectic interrelation of individual and mass characterized are also characteristic of fashion paradox. Results of the work is the emergence of a fundamentally new approach of the theoretical understanding of fashion. Identified paradoxes are of universal significance, not onlyunderstanding the processes taking place within the fashion industry, itis also contemporary culture in general.

Key words:social philosophy, philosophy of culture, sociology of fashion, fashion, culture, paradox.

Мода представляет собой явление неоднозначное и многогранное, что позволяет рассматривать её и с точки зрения культурологии и эстетики, и с точки зрения социальной философии. На наш взгляд, моду необходимо рассматривать с позиций философских, которые отличаются своей глубиной, всесторонностью и всеобщностью. Пользуясь методологией социальной философии, в моде можно выделить определённые устойчивые элементы, такие, как объекты, стандарты и ценности. Это те элементы, которые независимо от времени, эпохи и локальной культуры неизменно присутствуют в моде как социальном феномене. Также можно выделить и переменные элементы, к ним обычно относят так называемые «моды» - то есть сам способ ношения одежды, сам стиль речи, некий устоявшийся на определённое время стереотип поведения и т.д. Эти элементы менее устойчивы, больше подвержены временным изменениям. Задача философии в этом контексте – обозначить и объяснить непреходящие элементы моды как структуры. Также философия предстаёт как один из редких видов человеческой познавательной деятельности, которая открывает противоположности в их непосредственном виде. Мода, как часть культурного процесса, преисполнена противоречиями и парадоксами. Парадоксальность предполагает, как минимум, наличие противоположного суждения, что уже расширяет рамки восприятия предмета, а также позволяет выявить скрытое в явленном.

Говоря о парадоксальности моды, можно выявить сразу несколько парадоксов, находящихся на поверхности, они основаны на её противоречивой природе и иррациональном начале. Труды многих исследователей из различных сфер гуманитарного знания – от экономики и политологии до философии и культурологии – изобилуют различными представлениями о моде, зачастую противоречивыми. Очень многие авторы подвергают открытой критике разработки и находки своих коллег, это, как нам представляется, происходит ввиду того, что такой актуальный социальный феномен, как мода, не оставляет равнодушным никого, кто пытается в нём разобраться. Одно из немногих положений, с которым, скорее всего, согласятся все исследователи моды – эта такая её черта, как иррациональность. И, действительно, экономисты, рассуждая об иррациональности моды, будут говорить о спонтанном, прерывистом и стихийном типе покупательского поведения. Социологи, рассуждая об иррационализме моды, скорее всего, обратят внимание на нестандартное и иррациональное поведение индивидуумов, приобщающихся к модным веяниям, их также будет интересовать реакция участников определённых социальных групп на моду. Культурологи, занимающиеся исследованием моды, найдут в ней такую черту, как символический иррационализм. Тот принцип, по которому выбираются моды, веяния и вкусы, зачастую остаётся необъяснимым и неведомым даже для специалистов в области истории искусства, эстетики и культурологии. В философском дискурсе будет отмечена такая иррациональная основа, как парадокс, игра и ирония как основа для внелогического постижения феномена моды. Философское постижение феномена моды можно назвать одним из самых продуктивных, так как именно этот способ постижения включает в себя разносторонность изучения проблемы и контекстуальное представление об изучаемом предмете.

Парадоксальность моды заключается в её непрерывной изменчивости и стабильной устойчивости - так можно описать первый парадокс. Прежде всего, тут имеется в видумодное изменение, то есть, изменение в области модных стандартов и объектов. Оно, в свою очередь, имеет два измерения: инновационное и циклическое. Процесс модной инновации заключается в том, что на смену одним стандартам и объектам («старомодным», «вышедшим из моды») приходят другие («новомодные», «вошедшие в моду»). Иногда инновация осуществляется только в стандарте, в то время как объект остается прежним. Примером может служить иной способ носить какое-либо изделие того же самого фасона. В других случаях, наоборот, стандарт остается тем же, но изменяется объект. Это наиболее явный и распространенный вид инновации (например, смена узких брюк на широкие, короткой юбки на длинную). Существует также и одновременная инновация в стандартах и объектах. Модная инновация может состоять в отказе от объекта, когда этот отказ наделяется модными значениями (например, отказ от использования головного убора, зонта или другого предмета).

Можно выделить три способа осуществления модной инновации и соответственно три её вида. Во-первых, она осуществляется посредством актуализации собственной традиции в определенной культуре или области культуры. Этот вид обозначается как инновация посредством традиции. Многообразие культурного наследия обусловливает тот факт, что каждое поколение так или иначе осуществляет выбор в том, что досталось ему по наследству. «Мода, подобно прожектору, высвечивает в прошлом те или иные культурные образцы, делая их современными и доступными всеобщему вниманию» [1, 62].

Другой вид инновации – заимствование из других культур, часто родственных, близких по историческому корню, но зачастую и противоположных. Так, например, фольклорные традиции славян очень схожи, так как имеют общий культурно-исторический корень, и достижения различных национальностей в рамках общей славянской культуры легко воспринимаются соседями. К примеру, элементы белорусской вышивки переходят в способы вышивания русскими мастерами, это относится и к устной культуре, к зодчеству и т.д. Примером заимствования неродственных культур может служить мода на американизмы в Японии в конце 80-х годов XX века, тогда столь массовое увлечение молодого поколения культурой США настолько захватило Японию, что на уровне властей в рамках программы сохранения национальной идентичности устраивались дни национальной культуры с целью сохранения достижений японской культуры. Этот процесс очень часто не контролируем и носит стихийный характер: зачастую остаётся загадкой, почему так происходит, что культура, сама по себе замкнутая, противоположная по мировоззрению, с лёгкостью воспринимает моду другой противоположной культуры. Однако, если подойти к решению такой загадки с точки зрения парадоксальности, то можно увидеть, что этот процесс весьма закономерный. На примере заимствования японской молодёжью американской моды видно, что Япония, пройдя большой путь от разрушений в результате военных действий до новой прогрессивной экономики, находилась в состоянии поиска своей культурной идентичности. Американская же культура на тот момент символизировала общество потребления и массового развлечения: появлялись новые музыкальные стили, одежда стала более раскрепощённой, кинематограф перешёл на более смелые формы выражения и т.д. Всё это в совокупности дало новый культурный стандарт, который воспринялся легко сначала японской молодёжью, а позже и распространился на остальные страны, в том числе и Россию. Такое распространение американского образа жизни и культуры впоследствии назвали «панамериканизмом», а ещё какое-то время спустя этот процесс назовут культурной глобализацией, полагая, что её истоки именно в американской культуре.

Второй парадокс, который можно выделить в моде – это тот факт, что меняются конкретные разновидности моды, но всегда остается мода как особый социокультурный феномен. Говоря об изменчивости, непостоянности моды, о различных веяниях, за которыми порой не могут уследить сами эксперты и верные последователи моды, мы всё равно не можем сказать, что она проходит вместе с тем, как проходит популярность тех или иных модных объектов. Она ведь остаётся в поле культурно-семантических значений, которое потом, с приходом новых мод, заполняется новыми смыслами и идеями. Этот парадокс объясняется тем, что человеку, группе и обществу в целом необходим какой-то культурный ориентир, за которым можно следовать. Авторство этого ориентира не столь имеет значение, как само его присутствие в социальной среде. Многие, пытаясь отследить «авторов моды», тех людей или группы, которые «делают моду», навязывают её публике, часто сводят свою мысль к тому, что «творцами моды» выступают кутюрье, модельеры – в одежде, признанная литературная элита – в поэзии и прозе, ведущие консерватории – в музыке и т.д. Зачастую также авторство модных инноваций приписывают к официальным творческим объединениям, таким как «Дом художника», «Дом литератора» или «Союз дизайнеров». Однако история знает множество примеров, когда новые идеи тех или иных творцов не признавались официальными сообществами, а зачастую их и вовсе исключали из рядов профессионального объединения. Тем не менее, их идеи легко воспринимались массами, выходили на широкую публику и имели огромный успех. Примером такого парадокса может послужить так называемая «бульдозерная выставка» и подобные явления, когда потребность народных масс в новом искусстве превосходит официальну. идеологию и официальное искусство. Неверна также предпосылка о том, что «моду делают кутюрье», в нашем понимании необходимо расширить этот тезис и до художников, писателей и музыкантов, так как мы рассматриваем моду не только с позиции изменения форм одежды. Итак, нам представляется некорректным положение, что «моду делают творцы». Мода представляет собой явление массовое, затрагивающее разные аспекты жизни большого количества людей (а с недавних пор принято вообще вести речь о глобальной природе моды), поэтому представление о том, что какое-либо массовое явление может сделать один человек или группа, поддерживающая его воззрения, представляется весьма сомнительным. Безусловно, есть место новаторам, как и в любой сфере, однако, их новаторство потому и имеет положительную оценку со стороны публики, что поддерживается большинством. Роль личности в моде имеет большее значение, особенно в современной культуре, когда визуальная подача информации превалирует над другими способами коммуникации. Имеет место и слепое подражание, ввиду распространения таких средств массовой информации как телевидение и интернет. Однако, на наш взгляд, личность является выразителем общих идей и настроений, в противном случае, её достижения были бы не безоговорочно приняты, но встретили бы критику, а то и прямое отрицание и высмеивание. Более того, творцы всегда точно знают, что следует предложить публике, учитывают вкусы большинства и имеют право только корректировать их. Или же, напротив, отрицая устоявшиеся вкусы, предлагают нечто кардинально противоположное, применяя шокирующие приёмы, для того, чтобы либо снискать коммерческий успех, либо набрать популярность.

Из этого следует следующий парадокс – мода тесно связана с социальной нормой, хотя она потеряет свою сущность, если не будет отходить от нормы. Норма в обществе представляет собой «исторически сложившиеся или установленные каким-либо образом стандарты деятельности, соблюдение которых выступает для индивида и группы необходимым условием их подчинения определённому социальному целому» [2, 312]. Таким образом, стандарты имеют некое всеобщее значение для всех членов общества, или, по крайней мере, для большинства. Нормы эти, в свою очередь, сложились исторически, а значит, не противоречат общим убеждениям в представлениях о должном, прекрасном, справедливости и т.д. Мода, чтобы получить своё широкое распространение, а не быть уделом единиц, должна стремиться к тому, чтобы как можно тщательнее следовать устоявшимся нормам, иначе она впадёт в забвение. С другой стороны, она должна эпатировать, шокировать и удивлять каждый раз, когда рождается новое веяние в литературе, музыке, одежде, в противном случае, она ничем не будет отличаться от нормы как таковой и потеряет свою природу, которая отчасти заключается во внедрении нового.

Взаимоисключающие друг друга индивидуальность и массовость – так можно описать ещё один парадокс моды. По оценкам многих исследователей, мода в принципе исторически возникла из-за того, что у человека промышленной эры возникла потребность в выражении своей индивидуальности. Герои повестей и романов, а также сюжеты картин, антропологический поворот к субъекту в философии – всё указывает на то, что личность выходит на первый план. В эпоху индустриализации остро стоит вопрос труда, появление механизмов и станков, полностью или частично заменяющих человеческий труд, освобождает социальную энергию, которая выливается в активное участие народных масс в социальной жизни (первые суфражистские движения, рабочие и студенческие забастовки и прочее). Вся социальная реальность подталкивала к утверждению ценности индивидуальной жизни, свободы и прав человека. Однако, с течением времени указанный парадокс стал очевиден: генерируя всё новые стили поведения и вкусыв погоне за индивидуальностью, мода обезличивает индивидуальность и превращает её в массу. Как пишет Хосе Ортега-и-Гассет: «Массовый человек ощущает себя совершенным. Человеку незаурядному для этого требуется незаурядное самомнение, и наивная вера в собственное совершенство у него не органична, а внушена тщеславием и остается мнимой, притворной и сомнительной для самого себя. Поэтому самонадеянному так нужны другие, кто подтвердил бы его домыслы о себе…природный душевный герметизм лишает его главного условия, необходимого, чтобы ощутить свою неполноту, - возможности сопоставить себя с другим. Сопоставить означало бы на миг отрешиться от себя и вселиться в ближнего» [9, 56]. Так, «массовость» выступает как характеристика индивидуального человека, масса – это уже не механическая сумма индивидов, но ценностное и психологическое состояние одной личности. Работа «Восстание масс» написана в первой трети XX века, она не носит назидательный и педагогический характер, автор не выступает с нравоучениями о должном поведении. Однако стиль написания настолько точно передаёт состояние «массового человека», что для современного мира, также только вступившего в новый век, работа является весьма актуальной, учитывая, что массовость действительно приобрела ещё более значительный количественный прирост, а также обретает новые качественные изменения.

Описанные выше парадоксы, как нам представляется, раскрывают суть моды как социокультурного феномена. Исследуя моду, нельзя трактовать её слишком узко, как это происходит в рамках культурологии, истории искусства или эстетики, также нельзя ограничиваться трактовкой моды как социального явления. Ведь с позиций социологии выявляется только одна сторона моды – её регулирующая функция и анализируется влияние моды на индивида или группу. В рамках социальной философии приблизиться к пониманию моды нам представляется возможным именно в виду того, что эта сфера гуманитарного знания не отрицает, а, напротив, вбирает в себя достижения прочих смежных гуманитарных дисциплин, а также имеет в своём методологическом арсенале исконно философские методы, которые позволяют обнаружить природу и сущность моды.

 

Список литературы

  1. Гофман А. Б. Мода и люди. Новая теория моды и модного поведения. 3-е изд. - СПб.: Питер, 2004. - 208 с.
  2. Гурова, О.Ю. Социология моды: обзор классических концепций / О.Ю. Гурова // Социологические исследования. 2011 – № 8. С. 72-82.
  3. Любимова Т.Б. Мода и ценность. Мода. За и против (сборник статей) под ред. Толстых И.В. – М.: Искусство, 1973. – 288 с.
  4. Методологические проблемы социально-гуманитарного познания. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2013. – 210 с.
  5. Николаенко А. С. Феномен моды в современном информационном пространстве. Информационное пространство в аспекте гуманитарных и технических наук – 2014 / Материалы III междисциплинарной межвузовской конференции студентов, магистрантов и аспирантов. – Барнаул: 2014 – С. 66-69.
  6.  Николаенко А. С., Черданцева И.В. Мода как социально-философский феномен. Философские дескрипты: сборник научных статей. Барнаул, 2014 – С. 89-94.
  7. Николаенко А. С. Аксиологический подход к изучению моды как социокультурного феномена. Философские дескрипты: электронный журнал /Режим доступа: https://philosophicaldescript.ru/
  8. Николаенко А. С., Черданцева И.В. Исследование моды с точки зрения структурного функционализма.Философские дескрипты: электронный журнал /Режим доступа: https://philosophicaldescript.ru/
  9. Ортега-и-Гассет, Х. Восстание масс / Х. Ортега-и-Гассет. – М.: АСТ, 2002. - 506 с.
  10. Свендсен Л. Философия моды. - М.: Прогресс-Традиция, 2007. — 256 с.
  11. Черданцева И.В. Иронический метод философствования: антропологический аспект // Труд и социальные отношения. – М., 2007. - № 4 (40). – С. 157-160.
  12. Черданцева И.В.Ирония как способ мышления: проблема ценностного преобразования жизнедеятельности человека. // Труд и социальные отношения. – М., 2007. - № 3 (39). – С. 148-153.
  13. Черданцева И.В. Пролегомены к пониманию человека в философии. – Барнаул: Изд-во «Концепт», 2014. - 166 с.

 

References

  1. Cherdanceva I.V. Ironicheskij metod filosofstvovanija: antropologicheskij aspect [Ironic method of philosophizing: anthropological aspect]. Trud i social'nye otnoshenija[Labour and Social Affairs]. - Moscow, 2007. Vol. 40, no. 4, pp. 157-160.(InRuss)
  2.  Cherdanceva I.V. Ironija kak sposob myshlenija: problema cennostnogo preobrazovanija zhiznedejatel'nosti cheloveka [Irony as a way of thinking: the problem of transformation of valuable human life]. Trud i social'nye otnoshenija[Labour and Social Affairs]. - Moscow, 2007. № 3, pp. 148-153.(InRuss)
  3. Cherdanceva I.V. Prolegomeny k ponimaniju cheloveka v filosofii[Prolegomenonto the understanding ofa manin philosophy].Barnaul, KonceptPubl., 2014. 166p. (InRuss)
  4. Gofman A. B.Moda i ljudi. Novaja teorija mody i modnogo povedenija [Fashion and people. A new theory of fashion and fashionable behavior]. St. Petersburg, PiterPubl., 2004. 208 p. (InRuss)
  5. Gurova O.J. Sociologija mody: obzor klassicheskih koncepcij [Sociology of Fashion: A review of the classical concepts]. Sociologicheskie issledovanija [Sociological research]. - Moscow, 2011, no. 8. pp. 72-82. (In Russ)
  6. Ljubimova T.B. Moda i cennost' [Fashion and value] Moda. Za i protiv. [The Fashion. Pros and cons]. Moscow, Iskusstvo Publ., 1973, pp. 67-77. (In Russ)
  7. Metodologicheskie problemy social''no-gumanitarnogo poznanija[The methodological problems ofsocial andhumanitarian cognition]. Barnaul, AltaiStateUniversityPubl., 2013. 210 p. (In Russ)
  8. Nikolaenko A. S.Fenomen mody v sovremennom informacionnom prostranstve[The phenomenon of fashion in modern information space]. Informacionnoe prostranstvo v aspekte gumanitarnyh i tehnicheskih nauk – 2014. Materialy III mezhdisciplinarnoj mezhvuzovskoj konferencii studentov, magistrantov i aspirantov [Information space in terms of humanitarian and technical sciences – 2014. Materials III intercollegiate interdisciplinary conference of students, undergraduates and postgraduates]. Barnaul, 2014, pp. 66-69. (In Russ)
  9. Nikolaenko A. S., Cherdanceva I.V. Moda kak social'no-filosofskij fenomen [Fashion as a social and philosophical phenomenon]. Filosofskie deskripty: sbornik nauchnyh statej. [Philosophical descript: a collection of scientific article],Barnaul,2014, pp. 89-94. (In Russ)
  10. Nikolaenko A. S [Axiological approach to the study of fashion as a social and cultural phenomenon]. Filosofskie deskripty: sbornik nauchnyh statej, 2014 (In Russ.). Available at:https://philosophicaldescript.ru/
  11. Nikolaenko A. S., Cherdanceva I.V. [Research of fashion from the viewpoint of structural functionalism]. Filosofskie deskripty: sbornik nauchnyh statej, 2014 (In Russ.). Available at:https://philosophicaldescript.ru/
  12. Ortega-y-Gasset J. Vosstanie mass [Revolt of the Masses]. Moscow, AST Publ., 2002. 506 p. (In Russ)
  13.  Svendsen L., Filosofija mody [The philosophy of fashion]. Moscow, Progress-Tradicija, 2007. 256p. (In Russ)