РИЗОМА КАК СТРУКТУРА ВИРТУАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА (Кузуб О. С.)

Год:

Выпуск:

УДК 1 (114)

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет» Адрес: 656049, Россия. г. Барнаул. пр-т Ленина. 61а.

Аспирант кафедры социальной философии, онтологии и теории познания Алтайского государственного университета

Статья посвящена рассмотрению структуры виртуального пространства. Виртуальная реальности, определяемая, с позиций технократического подхода, как автономная сфера свободного действования человека, должна обладать соответствующей структурной организацией, детерминированной процессами, протекающими внутри нее. Анализ принципов ризомы, выдвинутых Ж. Делезом и Ф. Гваттари, с точки зрения их приложения к виртуальной реальности, позволяет выявить специфические особенности виртуального пространства, отличающие его от пространства физического мира. С этих позиций его можно охарактеризовать как неиерархичную, децентрированную, спонтанно подвижную и самоорганизующуюся данность, не поддающуюся контролю и цензуре. Такое понимание структуры виртуального пространства формируют  так называемую «кибернетическую парадигму», согласно которой виртуальная реальность рассматривается как автономная сфера свободного действования человека.

Ключевые слова: виртуальная реальность, структура виртуального пространства, ризома.

 

A RHIZOME AS A STRUCTURE OF THE VIRTUAL SPACE

Kuzub Olga Sergeevna

Altay State University. 656049, Russia, Barnaul, 61A Lenin Avenue.

The article deals with the structure of virtual reality. Viewed from the technocratical approach, virtual reality is defined as autonomous sphere of free human activity and should possess a corresponding structural organization, determined by its internal processes. Analyses of rhizome principles from the point of view of its application to virtual reality, suggested by G. Deleuze and F. Guattari, allows us to reveal specific aspects of virtual reality, which make it different from material world. Viewed from these positions it can be described as non-hierarchical, decentralized, spontaneously mobile and self-organizing entity, which is not subject to control and censorship. Such understanding of structure of virtual reality forms the so-called cybernetical paradigm and according to its principles virtual reality is considered to be an autonomous sphere of free human activity.

Key words: virtual reality, structure of virtual reality, rhizome

В исследовательской литературе, посвященной изучению виртуальной реальности, широко распространенным является технократический подход, представленный в работах таких исследователей как Д. Дойч, Ф. Хэмит, М. Крюгер. Согласно данному подходу виртуальная реальность определяется как искусственная среда, созданная при помощи технологических средств, от которых зависит степень восприятия этой среды. Виртуальная реальность «относится к любой ситуации, когда искусственно создается ощущение пребывания человека в определенной среде» [4]. В соответствии с данной трактовкой, главной особенностью виртуальной реальности является возможность выхода субъекта за пределы физического и социального миров, в которых «жизненная сила и воля человека предельно ограничены и скованы рамками институциональных, идеологических, культурных и прочих отношений…Виртуальная реальность как бы дарит ему (человеку)… все имеющиеся возможности… Она говорит о постоянной готовности человека к трансцендированию, т.е. к переходу за свои границы». [8, 391]. Ввиду открываемого субъекту спектра возможностей (от моделирования и имитации каких-либо объектов и явлений, а также управления до появления новых форм коммуникации) виртуальная реальность оценивается сторонниками технократического подхода как особая сфера действия человека в мире электронной информации, основанном на функциональном интерфейсе.

Выбрав в качестве методологической базы системно-функциональный подход, ряд исследователей, изучающих виртуальную реальность в рамках технократической парадигмы, доказывают (на примере социальных сетей, как одной из ее форм), что она является автономной и самореферентной системой, отличающейся «воспроизводящейся незавершенностью, постоянным изменением прежних свойств и приобретением новых» [10]. Так, социальные сети, как одна из форм виртуальной реальности, могут быть охарактеризованы как автономные ввиду того, что их существование обусловлено собственными ресурсами: возможностями самой социальной сети к переструктуризиции в соответствии с интересами пользователей. Согласно концепции Ф. Варелы и У. Матураны, автономной системой является такая система, которая «устанавливает собственные подходящие законы» [9, 42]. Любая автономная система характеризуется организационной закрытостью, определяемой сетью взаимодействий составляющих ее частей. Эти части, рекурсивно воспроизводя взаимодействия, обуславливающие их существование, конституируют и специфицируют границы самой системы. Это означает, что существование автономной системы детерминировано не внешними факторами, а исключительно процессами, протекающими внутри нее. «Аутопойезис социальных сетей выражается в установлении и изменении самими сетями своих элементов посредством реляционных процессов. Он представляет собой не повторение уже существующей ранее организации, а постоянное воссоздание новых элементов, связанных с уже существующими. В социальных сетях за каждой производящейся коммуникацией следует неидентичная другая коммуникация». [6] Таким образом, главным фактором, способствующим формированию понимания виртуальной реальности, как автономной сферы свободного действования человека, является структурная организация ее пространства.

Для анализа структуры виртуального пространства правомерно обратиться к категории «ризома», введенной Ж. Делезом и Ф. Данный термин был заимствован ими из ботаники и обозначал «строение корневой системы, характеризующейся отсутствием центрального стержневого корня и состоящей из множества хаотически переплетающихся, периодически отмирающих; и регенерирующих, непредсказуемых в своем развитии побегов» [5]. Характеризующееся как не центрированная, не симметричная, не иерархичная структура, которая «наделена потенциальной энергией» [2, 471], понятие «ризома» как никакое другое подходит для передачи устройства виртуального пространства.

В качестве основообразующих принципов ризоморфной среды Ж. Делез и Ф. Гваттари выделили: «сцепление и гетерогенность», «множественность соединений», «незначащий разрыв», «картография и декалькомания».

Принцип «сцепление и гетерогенность» означает, что «любая точка ризомы может и должна быть присоединена к любой другой точке» [3, 12]. Ризоморфная структура противопоставляется древовидной иерархической системе, которые «включают в себя центры означивания и субъективации, центральные автоматы как организованные воспоминания» [3, 29]. Дерево - это всегда единство корней, ствола и ветвей, которое имеет верхние и нижние пределы. Дерево - это система точек и позиций, фиксирующих его содержание. Дерево – это преемственность, передача свойств от центра к периферии. Дерево  иерархично, логоцентрично и подчиняется бинарной системе. Ризома же не имеет «ни начала, ни конца, ни истока, ни предназначения, она всегда в середине» [3, 434]. Ввиду отсутствия связующего центра и границ, рост ризомы ничем не ограничен, хотя она и всегда чем-то окружена и стеснена. Она как обступаемый культурными растениями сорняк хаотично разрастается во все направления. С увеличением оказываемого на него давления, расширяется радиус его разрастания. Таким образом, о ризоме можно говорить как о децентрированной, неиерархичной, подверженной спонтанной подвижности системе.

Принцип «множественности» гласит: «В ризоме нет точек или позиций, которые мы находим в структуре, дереве или корне. Есть только линии» [3, 14]. Для примера, иллюстрирующего действие указанного принципа, Ж. Делез и Ф. Гваттари обращаются к виртуозности музыкального произведения, где музыкальные точки превращаются в лини, образуя при этом некоторую целостность, воспринимаемую слушателем как звучание.

Следующий принцип ризомы – принцип «незначащего разрыва» означает, что она «может быть сломана, разбита в каком-либо месте, она возобновляется, следуя той или иной своей линии, а также следуя другим линиям… Каждый раз, когда линии сегментарности взрываются в линию истечения, в ризоме образуется разрыв, но и эта линия истечения составит часть ризомы. Эти линии без конца отсылают одни к другим» [3, 16].

Последними принципами, на которых базируется ризома, являются «картография и декалькомания». Разъясняя эти принципы, Ж. Делез и Ф. Гваттари обращаются к дереву, которое есть преемственность, репродукция, воспроизведение своих точек и позиций, а значит копирование или калька. Ризома не поддается калькированию, она открыта, подвижна и способна к самоорганизации, она есть карта с множеством входов. «Карта открыта, она способна на связь во всех своих измерениях, демонтирована, обратима, она подвержена постоянным модификациям. Она может быть разорвана, перевернута, адаптирована к любым способам сборки… Карта обладает множественными формами, в противоположность кальке, всегда отсылающей к «тому же самому» [3, 22]. Калька - это слепок, не способный к модификации и творчеству, копирующий уже имеющиеся линии и очертания. «Калька больше не репродуцирует ничего, кроме себя самой, когда ей кажется, что она репродуцирует нечто другое. Вот почему она так опасна. Она впрыскивает излишки и множит их» [3, 22].

Рассмотрев принципы, образующие ризому, можно обратиться к анализу структуры виртуального пространства.

Принцип гетерогенности виртуального пространства можно продемонстрировать как на примере сети Интернет, так и на примере сетевого сообщества. Интернет представляет собой принципиально открытую архитектуру, маршруты которой, не являясь строго детерминированными, постоянно меняются, а «координация локальных операций и синхронизация результата» не зависит от центра. В основе сетевого сообщества лежат горизонтальноориентированные отношения, в которых отсутствует центральный «узел», регламентирующий внутренние и внешние взаимодействия, а соответственно и множество ограничений, порождаемых иерархической структурой. Так, сетевая структура в сфере экономических отношений - это «совокупность фирм или специализированных единиц, деятельность которых координируется рыночными механизмами вместо командных методов» [10, 219]. Такая организационная структура «предполагает более действенную и заинтересованную роль участников совместных проектов…такое добровольное активное поведение участников не только улучшает конечные результаты, но и способствует выполнению контрактных обязательств» [10, 221]. Поскольку взаимосвязи между узлами сети строятся не на базе административно регламентирующих отношений, а на результативности, постольку можно говорить о ней, как способной к самообновлению.

Принцип «множественности соединений» в глобальной сети Интернет проявляется в нелинейности взаимосвязей текста, трансформирующих его в гипертекст. В гипертексте, обладающем ризоморфной структурой, открываются новые измерения текстового универсума, в отличие от линейного текста, движение в котором ограничено одной плоскостью. Указанный принцип позволяет осуществлять переход от одного текста к другому, не покидая исходного текстового поля.

Виртуальное пространство – это, по выражению Дж. П. Барлоу, «глобальное социальное пространство», «независимое от тирании» [1], находящееся вне социальных, политических, экономических, религиозных рамок, и неподдающееся контролю и цензуре со стороны власти. Следовательно, принцип «незначащего разрыва» применительно к виртуальной реальности в целом означает невозможность блокады, изоляции и цензуры во всемирной паутине.

Вместе с этим, этот принцип «незначащего разрыва» в отношении виртуальной реальности можно трактовать и другим образом. Виртуальная среда – это конфигурация гиперсвязей, альтернативных текстов, бриколаж, выполняющий только в совокупности своих кусочков смыслообразующую функцию, соответственно потеря какого-либо элемента есть «незначащий разрыв».

Принцип «картографии и декалькомании» также применим к рассмотрению виртуального пространства. Киберпространство как и карта не вписывается в строгие рамки, в нем отсутствуют строго регламентированные, зафиксированные и неизменные маршруты. Оно «напоминает скорее сеть дорог, которые постоянно меняют свою конфигурацию: если зарастают одни, то проводятся другие и так до бесконечности. Такие постоянно происходящие изменения не позволяют сети быть хотя бы на некоторое время статичной, тождественной самой себе, что исключает возможность ее калькирования» [9].

Рассмотрение принципов ризомы с точки зрения их приложения к виртуальной реальности, позволяет выявить специфику виртуального пространства. С этих позиций его можно охарактеризовать как неиерархическую, децентрированную, спонтанно подвижную и самоорганизующуюся, не контролируемую и нецензурируемую данность. Такое понимание структуры виртуального пространства формируют особую «догму», согласно которой виртуальная реальность рассматривается как автономная сфера свободного действования человека, которая «понимает людей лучше, чем они сами понимаю себя» [7, 16].

 

Список литературы:

  1. Барлоу Дж. Декларация независимости киберпространства. – Компьютерра, 1997. – №29. – Режим доступа: https://old.computerra.ru/offline/1997/206/678/ (дата обращения: 20.04.2015)
  2. Грицанов, А.А. Ризома // Новейший философский словарь. Постмодернизм / под ред. А.А. Грицанова. – Мн.: Современный литератор, 2007. – 816с.
  3. Делез Ж., Гваттари Ф. Тысяча плато: Капитализм и шизофрения. – Екатеринбург: У-Фактория; М.: Астрель, 2010. – 895с.
  4. Дойч Д. Структура реальность. – Москва-Ижевск, 2001. – Режим доступа: https://e-reading.club/book.php?book=20105 (дата обращения: 20.04.2015)
  5. Емелин В. Глобальная сеть и киберкультура. Ризома и Интернет. – Режим доступа: https://emeline.narod.ru/rhizome.htm (дата обращения: 20.04.2015)
  6. Лавренчук Е.А. Аутопойезис // Электронный философский журнал Vox/Голос. – 2011. - №11. – Режим доступа: https://vox-journal.org/content/Vox11-Lavrenchuk-Au.pdf (дата обращения: 20.04.2015)
  7. Ланиер Дж. Вы не гаджет. Манифест. – М.:Астрель, 2011. – 103 с.
  8. Лешкевич Т.Г. Философия науки: традиции и новации: Учебное пособие для вузов. - М.: «Издательство ПРИОР», 2001. - 391 с.
  9. Матурана У., Варела Ф. Древо познания. – М.: Прогресс-Традиция, 2001. – 224 с.
  10. Мильнер Б. З. Теория организации: учеб. для студентов вузов, обучающихся по экон. Специальностям. –  М.: ИНФРА-М, 1998. - 480 с.
  11. Черданцева И.В. Иронический метод философствования: антропологический аспект // Труд и социальные отношения. – М., 2007. - № 4 (40). – С. 157-160.
  12. Черданцева И.В. Иронический метод философствования как способ реализации эстетической функции философского образования // Философия образования. – Новосибирск, 2009 – № 1 (26) – С. 220-226.
  13. Черданцева И.В. Ирония как способ мышления: проблема ценностного преобразования жизнедеятельности человека. // Труд и социальные отношения. – М., 2007. – № 3 (39). – С. 148-153.
  14. Черданцева И.В. Ирония как способ формирования толерантности. // Известия Алтайского государственного университета. – Барнаул, 2014. – № 2/2 (82). – С. 279-282.
  15. Черданцева И.В. Ирония: от метода философствования к концепту «Я-философ-ироник». - Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2006. – 312 с.
  16. Черданцева И.В. От концепта к концептуальному конструкту. Основания и условия построения конструкта «Я-философ-ироник» // Известия Алтайского государственного университета. – Барнаул, 2010 – № 2/1 (66) – С. 166-169.
  17. Черданцева И.В. Проблема «Я» и способы ее решения в философских учениях раннего буддизма и Д. Деннета // Известия Алтайского государственного университета. – Барнаул, 2003. – № 4 (30).– С. 85-90.
  18. Черданцева И.В. Пролегомены к пониманию человека в философии. – Барнаул: Изд-во «Концепт», 2014. – 166 с.
  19. Черданцева И.В. Специфика иронии как способа конструирования возможных миров и смыслов // Известия Алтайского государственного университета. – Барнаул, 2012. – № 2/2 (74) – С. 236-238.

 

References

  1. Barlou Dzh. Deklaracija nezavisimosti kiberprostranstva [Declaration of Independence of Cyberspace]. Computerra, 1997, vol.29, (In Russ) Available at: https://old.computerra.ru/offline/1997/206/678/  (accessed 12.05.2015)
  2. Cherdanceva I.V. Ironija: ot metoda filosofstvovanija k konceptu «Ja-filosof-ironik» [Irony: the method of philosophizing to the concept of "I-philosopher-ironist"]. Barnaul, Izdatel'stvo altajskogo gosudarstvennogo universiteta, Altai State University Publ., 2006, 312 p. (In Russ)
  3. Cherdanceva I.V. Ironicheskij metod filosofstvovanija: antropologicheskij aspect [Ironic method of philosophizing: anthropological aspect]. Trud i social'nye otnoshenija [Labour and Social Affairs]. - Moscow, 2007. Vol. 40, no. 4, pp. 157-160. (In Russ)
  4. Cherdanceva I.V. Ironija kak sposob myshlenija: problema cennostnogo preobrazovanija zhiznedejatel'nosti cheloveka [Irony as a way of thinking: the problem of transformation of valuable human life]. Trud i social'nye otnoshenija [Labour and Social Affairs]. - Moscow, 2007. № 3, pp. 148-153. (In Russ)
  5. Cherdanceva I.V. Ironicheskij metod filosofstvovanija kak sposob realizacii jesteticheskoj funkcii filosofskogo obrazovanija [Ironic method of philosophizing as a way to implement the aesthetic function of philosophical education]. Filosofija obrazovanija [Philosophy of Education]. - Novosibirsk, 2009, no. 1, pp. 220-226. (In Russ)
  6. Cherdanceva I.V. Ot koncepta k konceptual'nomu konstruktu. Osnovanija i uslovija postroenija konstrukta «Ja-filosof-ironik» [From concept to conceptual constructs. Grounds and conditions of construction construct "I-philosopher-ironist"]. Izvestija Altajskogo gosudarstvennogo universiteta [The News of Altai State University]. – Barnaul, 2010, no. 2/1, pp. 166-169. (In Russ)
  7. Cherdanceva I.V. Specifika ironii kak sposoba konstruirovanija vozmozhnyh mirov i smyslov [Specificity of irony as a way of constructing possible worlds and meanings]. Izvestija Altajskogo gosudarstvennogo universiteta [The News of Altai State University]. – Barnaul, 2012, vol. 74, no. 2/2, pp. 236-238. (In Russ)
  8. Cherdanceva I.V. Ironija kak sposob formirovanija tolerantnosti [Irony as a method of forming tolerance]. Izvestija Altajskogo gosudarstvennogo universiteta [The News of Altai State University]. – Barnaul, 2014, vol. 82, no. 2/2., pp. 279-282. (In Russ)
  9. Cherdanceva I.V. Prolegomeny k ponimaniju cheloveka v filosofii [Prolegomenon to the understanding of a man in philosophy]. Barnaul, Koncept Publ., 2014. 166 p. (In Russ)
  10. Cherdanceva I.V. Problema «Ja» i sposoby ee reshenija v filosofskih uchenijah rannego buddizma i D. Denneta [The problem of “I” and the ways of its deciding in the philosophical doctrines of early buddhism and D.Dennett]. Izvestija Altajskogo gosudarstvennogo universiteta [The News of Altai State University]. – Barnaul, 2003, no. 4 (30), pp. 85-90. (In Russ)
  11. Delez Zh., Gvattari F. Tysjacha plato: Kapitalizm i shizofrenija [A thousand plateaus: capitalism and schizophrenia]. Ekaterinburg, U-Faktorija; Moscow, Astrel' Publ., 2010, 895 p. (In Russ)
  12. Dojch D. Struktura real'nost' [The structure of reality]. Moscow – Izhevsk, 2001, (In Russ) Available at: https:// https://e-reading.club/book.php?book=20105  (accessed 13.05.2015)  
  13. Emelin V. Global'naja set' i kiberkul'tura. Rizoma i Internet. [Global network and cyberculture. Rhizome and the Internet]. (In Russ) Available at: https://emeline.narod.ru/rhizome.htm (accessed 10.05.2015)
  14. Gricanov, A.A. Rizoma [Rhizoma]. Novejshij filosofskij slovar'. Postmodernizm [The newest Philosophical Dictionary. Postmodernism]. Minsk, Sovremennyj literator Publ., 2007,816 p. (In Russ)
  15. Lanier Dzh. Vy ne gadzhet. Manifest [You are not a Gadget: A manifesto]. Moscow, Astrel' Publ., 2011,103 p. (In Russ)
  16. Lavrenchuk E.A. Autopojezis: Jelektronnyj filosofskij zhurnal Vox/Golos [The autopoyezis: Electronic philosophical journal Vox / Voice]. 2011. vol. 11 (In Russ) Available at: https:// https://vox-journal.org/content/Vox11-Lavrenchuk-Au.pdf (accessed 13.05.2015)
  17. Leshkevich T.G. Filosofija nauki: tradicii i novacii: Uchebnoe posobie dlja vuzov [Philosophy of Science: Traditions and Innovations: A manual for schools]. Moscow, Izdatel'stvo PRIOR Publ., 2001, 391 p. (In Russ)
  18. Maturana U., Varela F. Drevo poznanija [The Tree of Knowledge]. Moscow, Progress-Tradicija Publ., 2001, 224 p. (In Russ)

Mil'ner B. Z. Teorija organizacii: ucheb. dlja studentov vuzov, obuchajushhihsja po jekon. Special'nostjam [Organization Theory: Textbook. for students enrolled on economic specialties] Moscow, INFRA-M Publ., 1998, 480 p. (In Russ)