ВЛИЯНИЕ ПРОГРЕССА В ОБЛАСТИ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ НА РАЗВИТИЕ ПОНЯТИЯ «ВИРТУАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» (Мурзинцев С.В.)

Год:

Выпуск:

УДК 165

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет». Адрес: 656049, Россия. г. Барнаул. пр-т Ленина, 61а

Аспирант I курса по направлению «Философия, этика и религиоведение» Алтайского государственного университета

Аннотация. Особый интерес исследователей в процессе повсеместного внедрения информационных технологий сфокусировался на определении понятия «виртуальная реальность». Но в настоящее время в научной литературе нет единого мнения о содержании и смыслах данного понятия. В связи с этим мы решили изучить распространённые подходы к определению понятия «виртуальная реальность» и выявить взаимосвязь данного понятия с развитием информационных технологий.

В данной статье сделана попытка обнаружения смыслов, присущих понятию «виртуальная реальность», и в качестве основных смыслов выделены нематериальность и нетелесность виртуальной реальности. Также выявлены базовые подходы к пониманию виртуальной реальности, в основе которых лежит происхождение данного понятия и традиции его использования. Помимо этого, в данной работе была показана прямая взаимосвязь между развитием информационных технологий и развитием понятия «виртуальная реальность».

В заключение данной статьи делается вывод о том, что виртуальная реальность не материальна, не телесна, она всегда имеет носитель и дается субъекту в его личном восприятии. Виртуальная реальность предполагает созданную и оформленную реальность, данную только в восприятии субъекта, но при этом независимую от него, с которой возможно некое взаимодействие.

Ключевые слова. Информационные технологии, виртуальная реальность, киберпространство, информационное пространство, виртуальный.

THE EMERGENCE OF INFORMATION TECHNOLOGY AS FACTORS CONTRIBUTE TO THE DEVELOPMENT OF THE CONCEPT OF “VIRTUAL REALITY”

Murzintsev S.V.

Altay State University. 656049, Russia, Barnaul, 61A Lenin Avenue.

Postgraduate student of speciality «Philosophy, ethics and religion», Altai State University.

Abstract. Of particular interest of researchers in the widespread implementation of information technologies focused on the definition of «virtual reality». But now, in the literature there is no consensus in the definition of the concept. Therefore, we decided to explore common approaches to the definition of virtual reality and show a direct relationship of this concept with the development of information technology.

This article attempts to highlight certain colors, which is inherent in the concept of «virtual reality». Some of the major colors are intangible, noncorporeality. Just discovered the basic approaches to understanding the category of «virtual reality» that the basis for taking the origin of the concept, as well as the tradition of using. In addition, in this paper was shown a direct correlation between the development of information technology and the development of the concept of «virtual reality».

In conclusion, this article concludes that virtual reality is immaterial, not physically; she always has a support and is given to the subject in his personal perception. Virtual reality is supposed to create a comfortable and, at the same time independent of the subject, although this only in his perception of reality with which an interaction is possible.

Keywords. Information technology, virtual reality, a cyberspace, an information space, virtual.

Разные исследователи по-разному понимают и используют понятие «виртуальный»; в свою очередь, понятие «виртуальная реальность» также неоднозначно в использовании и понимании.

Основные подходы к пониманию «виртуальной реальности», которые трактуют её как именно человеческий способ преобразования и отражения действительности, можно разделить на три группы.

Первая группа объединяет исследователей, предлагающих широкое понимание виртуальной реальности. Её представляют как всю реальность: при этом исследователи, которые относятся к данной группе, полагают, что представление физического мира - это своеобразная форма виртуальности, так как субъект взаимодействует не с миром реальным, а лишь с его представлением, то есть своеобразной формой виртуальной реальности. Данную точку зрения разделяют такие исследователи, как М. Кастельс, С.А. Борчиков, Д.В. Иванов и другие.

Ко второй группе относятся исследователи, которые под виртуальной реальностью понимают виртуальную среду, образующуюся под воздействием информационных технологий. Для этой группы характерно включение в понятие «виртуальная реальность» технических средств, компьютеров и программного обеспечения.

Данное направление, прежде всего, интересуется виртуальными компьютерными мирами, отличительной чертой которых является интерактивность, то есть возможность взаимодействия пользователя с компьютерными порождениями. К представителям данной группы можно отнести Дж. Ланье, А.А. Родионова, С. Дацюка и других исследователей.

 В третью группу объединяются те мыслители, применяющие понятие «виртуальная реальность» к реальности когнитивных и социальных моделей, абстрактным понятиям и категориям, которые порой не всегда соответствуют физическим процессам. Исследователи данной группы относят понятие виртуальной реальности к художественному вымыслу, фантазиям, снам, книгам, фильмам, а также к измененным состояниям сознания. Данную точку зрения разделяют такие исследователи, как О.Р. Маслов, О.С. Анисимов, Н.А. Носов и другие.

Есть ряд исследователей, которых невозможно отнести ни к одной из выделенных групп. При этом данное понятие не соотносится с определенным характером своего проявления и носителя, а рассматривается в качестве особой реальности, которая образуется при участии сознания и в таком виде оказывается данной психике субъекта. В этих исследованиях, как правило, учитываются все три перечисленных выше подхода. Представителями данных идей являются М.Ю. Опенков, Г.П. Меньчиков и другие.

Предельно широкое понимание «виртуальной реальности» в русле конструируемости реальности прослеживается от Беркли до Бергера и Лукмана.

 Как известно, согласно Беркли, бытие вещей состоит лишь в том, что они воспринимаются. По его мнению, «для ориентации в колоссальной совокупности ощущений, идей люди должны соединять на основании собственных ассоциативных связей разнообразные их комбинации в единую последовательность, которую определяют как вещь» [1, 58].

В работах Т. Лукмана и П. Бергера утверждается, что реальность конструируется социальными процессами, и при этом под реальностью понимается «качество, присущее феноменам иметь бытие, независимое от нашей воли и желания» [2, 94].

 Анализ понятия «виртуальной реальности», проведенный И.Г. Корсунцевым, показал, что все когнитивные репрезентации и модели есть «виртуальная реальность», или иначе, мир виртуальный, или мир неприродный и непредметный. Это пересекается с пониманием репрезентации в смысле, используемом М. Вартофским. Он высказывает идею о том, что вся наша культура и знания есть репрезентация в виде тех или иных моделей всей совокупности опыта человека, то есть, истории, в связи с чем можно сделать вывод, что для М. Вартофского и И.Г. Корсунцева весь человеческий опыт является своеобразной виртуальной реальностью.

В работах Ф.И. Майленовой, Ф.И. Гиренка вся человеческая культура, духовная жизнь также представляется как одна глобальная виртуальная реальность со своими законами и обитателями.

Широкое понимание виртуальной реальности дается в работах С. Борчикова. Для данного исследователя «виртуальная реальность» есть рефлексивно-теоретическое познание, и оно осуществляется во множестве различных онтологических реальностей.

В свою очередь, О.Е. Баксанский обращает внимание на то, что эффекты виртуальной реальности были замечены ещё Платоном, который говорил об истинном знании и мнении, а также Бэконом, выделяющим призраки рода, рынка, пещеры, театра.

Стоит отметить, что в современной психологии введено понятие конструкта, при помощи которого субъект сравнивает между собой процессы и явления объективного мира. Субъекты различаются между собой по количеству вырабатываемых конструктов. Видимо, в этом надо искать истоки нашей современной концепции виртуальных миров. Эмоциональный, психический опыт субъекта позволяет человеку построить рядом с миром реальным мир виртуальный, умозрительный, который способствует пониманию мира физического, то есть мира материального.

Возможно, в связи с этим для адекватного восприятия окружающего мира и самого себя человеку необходимо расслоение миров на различного рода реальности. Это делает логичным появление и вхождение в философию и культуру понятия «виртуальная реальность». Идея множественности миров, как мы выяснили ранее, в философии не нова.

М. Кастельс, изучая понятие «виртуальная реальность», пишет, что «реальность, так, как она переживается, всегда была виртуальной – она переживалась через символы» [5, 152]. Согласно ему, средства массовой информации с использованием мультимедийных и интерактивных технологий образуют коммуникативную систему, в которой реальность, то есть символическое и материальное существование субъектов, погружено в символический мир, в котором образы становятся не элементом передачи опыта, а опытом, то есть образуют «виртуальную реальность».

В свою очередь Д. Иванов, основывающийся на идеях М. Кастельса, формулирует концепцию виртуализации общества, в основе которой лежит понятие «виртуальная реальность», обозначающее многие политические, экономические, культурные явления, не связанные с компьютеризацией, но обнаруживающее сходство логики человеческой деятельности с логикой «виртуальной реальности». Принцип этой логики – это замещение существующих объектов и поступков образами - симуляциями.

Для Д. Иванова, как и для М. Кастельса, понятие «виртуальная реальность» синонимично реальности образов, обретших собственное индивидуальное бытие, симулякров, что очень хорошо согласуется с постмодернистской концепцией виртуальной реальности.

Труды мыслителей, относящихся ко второй группе исследователей, начали оформляться в процессе работы конференции «Технологии виртуальной реальности. Состояние и тенденции развития» в 1995 году. В них виртуальную реальность объясняли сугубо техническим образом. Виртуальная реальность понималась ими как кибернетическое пространство, которое создано под воздействием информационно-телекоммуникационных технологий. И отрицательным элементом в данной концепции, на их взгляд, являлось полное обособление субъекта от реального мира, то есть перекрытие всех каналов слуховой, зрительной, тактильной или иной информации с окружающим физическим миром. При этом субъекту предъявляется особый мир, в котором имеется собственное восприятие пространства, времени и законов существования.

Третья группа исследователей предлагает применять понятие «виртуальная реальность» к отдельным видам реальности. Данная категория исследователей обсуждает психологические виртуальные реальности.

Наиболее последовательно данную точку зрения разрабатывал Н. Носов, который утверждал, что понятие виртуальной реальности приложимо ко всем видам реальности: технической, физической, психологической и т.д.  В работах мыслителей, относящихся к данной группе, виртуальные реальности рассматриваются как реальности финансового мира, науки политики и т.д.

Выделенные три подхода к пониманию виртуальной реальности весьма условны, среди исследователей данной проблемы нет единого мнения, и кроме этого, в связи с повсеместным прониканием различных научных областей друг в друга возникает полисемия данного понятия.

Широкое распространение понятие «виртуальная реальность» получило благодаря развитию компьютерной техники и вычислительных сетей. Только после этого его начали применять ко всем виртуальным мирам, образующимся в результате взаимодействия человеческого общества и компьютерно-телекоммуникационных технологий.

В связи с этим целесообразно рассмотреть «компьютерный вариант» использования понятия «виртуальная реальность».

Согласно этому варианту, термин «виртуальная реальность» был определен в Массачусетском Технологическом Институте в конце 1970-х годов для того, чтобы выразить идею нахождения человека в компьютерно-создаваемом пространстве: идея, связанная с интерактивностью, уже была на примете у многих исследователей. После этого данная идея перешла в другие лаборатории, а дальше получила развитие в индустрии компьютерных игр.

Однако стоит отметить, что идея интерактивных технических реальностей, которые потом начали называть «виртуальными реальностями», стала возможной благодаря эволюции знаковых систем искусства. Например, создание кино соединило в себе дизайн, драму, звук, компьютерную графику, фотографию. Открытость и своеобразность новой коммуникативной системы была показана на первых сеансах кино, когда зрители в панике бежали от поезда, который, как им казалось, ехал на них.

Следующим этапом идеи интерактивности было создание летнего тренажера. Тренажер марки «Линк Трейнер» запатентованный в 1929 году, принуждал моделирующее устройство двигаться, падать, вращаться, изменять курс, вследствие чего создавалось ощущение движения. В 1939 году на Всемирной выставке проект Футурама представлял будущее в миниатюре: люди находились на конвейере, который медленно осуществлял движение над городом будущего, создавая иллюзию полета.

М. Крюгер в 1969 году начал исследования по взаимодействию «человек – компьютер» в Университете штата Висконсин. Он создал интерактивную среду, обеспечивающую свободное и мультисенсорное участие в компьютерных событиях. В одном из случаев, благодаря чувствительному датчику, который фиксировал движение участников по комнате, создавалась «компьютерная реальность» в виде проекции лабиринта, где человек мог осуществлять движение, в случае обмана человеком системы лабиринт забавно изменялся. В другом случае пользователь мог использовать отображение пальца, для того, чтобы рисовать на проекционном экране.

В 1972 году М. Крюгер для определения результатов, которые были получены им благодаря видеоналожению изображений объектов на генерируемую техническими средствами картинку, ввел термин «искусственная реальность».

Одновременно шло развитие технических средств виртуальной реальности. В 1960-х годах в Гарварде И. Сазерленд создал первый стереоскопический головной дисплей. Специальные датчики отслеживали положение головы и соответствующим образом изменяли изображение, видимое человеком, создавая при этом впечатление «присутствия» в другой реальности. В 1972 Томас Фернес создал первый головной дисплей, который учитывает движение человеческих глаз. В 1970-м году Ф. Брукс моделирует систему, которая позволяет манипулировать графическими объектами посредством механических манипуляторов.

Аппаратно-техническое обеспечение виртуальной реальности прошло путь от головных дисплеев, перчаток, до костюмов «виртуальной реальности», оснащенных датчиками, специальными устройствами и т.д.

В широкие массы понятие «виртуальная реальность» вошло как синоним киберпространства. Понятие киберпространства появилось в 1984 году благодаря научно фантастическому роману Уильяма Гибсона «Нейромантик». Он написал о мире, где была создана вселенная электронной медитации, где факты, информация могли быть восприняты как физические предметы в нашем мире, при этом они могли видеться, слышаться и чувствоваться: «Киберпространство – это согласованная галлюцинация, которую каждый день испытывают миллиарды обычных операторов во всём мире... Это графическое представление банков данных, хранящееся в общемировой сети компьютеров, подключенных к мозгу каждого человека» [3, 84].

После того, как роман У. Гибсона получил распространение, киберпространством начали называть пространство, создаваемое всемирной телекоммуникационной сетью. Так, Интернет стал рассматриваться как киберпространство, как виртуальная реальность, хотя ни по структуре, ни по истории создания данная сеть не имеет ничего общего с компьютерными системами виртуальной реальности. На наш взгляд, объединение понятий «виртуальная реальность» и «киберпространство» произошло не из-за привязанности этих понятий к компьютерной технике, а по причине использования в обоих случаях графической формы для представления информации пользователю.

Идея киберпространства, которая была высказана У. Гибсоном, как «графического представления банков данных, хранящихся в общемировой сети компьютеров» [3, 117], предполагала это. Кроме этого, компьютерная виртуальная реальность имеет сходные онтологические особенности, что послужило причиной слияния данных понятий. Техническая реальность стала артефактом современной культуры, и она смогла объединить достаточно противоречивые понятия «виртуальности» и «реальности».

Из выше описанного можно сделать вывод, что виртуальная реальность не материальна, не телесна, она всегда имеет носитель и дается субъекту в его личном восприятии. Виртуальная реальность предполагает созданную и оформленную, при этом независимую от субъекта, хотя и данную только в его восприятии реальности, с которой возможно некое взаимодействие. Помимо этого, в процессе анализа понятия «виртуальная реальность» обнаруживается прямая взаимосвязь между прогрессом в области информационных технологий и развитием понятия «виртуальная реальность».

 

Список литературы

1. Беркли Дж. Сочинения / Сост., общ. ред. и вступ. статья И.С. Нарского. – М.: Мысль, 1978. – 556 с.

2. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. – М.: Медиум, 1995. – 323 с.

3. Гибсон У. Нейромантик. URL: https://knijky.ru/books/neyromant 01.04.2015

4. Емелин В. Виртуальная реальность и симулякры. URL: https://hegel.ru/emelin.html 01.02.2015

5. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура: пер. с англ. Под научн. ред. Р. Абрамова, О.И. Шкаратана. М.: ГУ ВШЭ, 2000. – 608 с.

6. Носов Н. А. Виртуальная психология. – М.,: Аграф, 2000.

7. Черданцева И.В. Иронический метод философствования: антропологический аспект // Труд и социальные отношения. – М., 2007. – № 4 (40). – С. 157-160.

8. Черданцева И.В. Иронический метод философствования как способ реализации эстетической функции философского образования // Философия образования. – Новосибирск, 2009 – № 1 (26) – С. 220-226.

9. Черданцева И.В. Ирония как способ мышления: проблема ценностного преобразования жизнедеятельности человека. // Труд и социальные отношения. – М., 2007. – № 3 (39). – С. 148-153.

10. Черданцева И.В. Ирония как способ формирования толерантности. // Известия Алтайского государственного университета. – Барнаул, 2014. – № 2/2 (82). – С. 279-282.

11. Черданцева И.В. Ирония: от метода философствования к концепту «Я-философ-ироник». – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2006. – 312 с.

12. Черданцева И.В. От концепта к концептуальному конструкту. Основания и условия построения конструкта «Я-философ-ироник» // Известия Алтайского государственного университета. – Барнаул, 2010 – № 2/1 (66) – С. 166-169.

13. Черданцева И.В. Пролегомены к пониманию человека в философии. – Барнаул: Изд-во «Концепт», 2014. – 166 с.

14. Черданцева И.В. Специфика иронии как способа конструирования возможных миров и смыслов // Известия Алтайского государственного университета. – Барнаул, 2012. – № 2/2 (74) – С. 236-238.

 

References

  1. Berkeley G. Sochinenija [Works]. Moscow, Mysl' Publ., 1978. 556 p. (In Russ)
  2. Berger P., Lukman T. Social'noe konstruirovanie real'nosti. Traktat po sociologii znanija [The Social Construction of Reality. A treatise on the sociology of knowledge]. Moscow, Medium Publ., 1995. 323 p. (In Russ)
  3. Castells M. Informacionnaja jepoha: jekonomika, obshhestvo i kul'tura [Information Age: Economy, Society and Culture] Moscow, GU VShJe Publ., 2000. 608 p. (In Russ)
  4. Cherdanceva I.V. Ironija: ot metoda filosofstvovanija k konceptu «Ja-filosof-ironik» [Irony: the method of philosophizing to the concept of "I-philosopher-ironist"]. Izdatel'stvo altajskogo gosudarstvennogo universiteta, Altai State University Publ., 2006, 312 p. (In Russ)
  5. Cherdanceva I.V. Ironicheskij metod filosofstvovanija: antropologicheskij aspect [Ironic method of philosophizing: anthropological aspect]. Trud i social'nye otnoshenija [Labour and Social Affairs]. – Moscow, 2007. Vol. 40, no. 4, pp. 157-160. (In Russ)
  6. Cherdanceva I.V. Ironija kak sposob myshlenija: problema cennostnogo preobrazovanija zhiznedejatel'nosti cheloveka [Irony as a way of thinking: the problem of transformation of valuable human life]. Trud i social'nye otnoshenija [Labour and Social Affairs]. – Moscow, 2007. № 3, pp. 148-153. (In Russ)
  7. Cherdanceva I.V. Ironicheskij metod filosofstvovanija kak sposob realizacii jesteticheskoj funkcii filosofskogo obrazovanija [Ironic method of philosophizing as a way to implement the aesthetic function of philosophical education]. Filosofija obrazovanija [Philosophy of Education]. – Novosibirsk, 2009, no. 1, pp. 220-226. (In Russ)
  8. Cherdanceva I.V. Ot koncepta k konceptual'nomu konstruktu. Osnovanija i uslovija postroenija konstrukta «Ja-filosof-ironik» [From concept to conceptual constructs. Grounds and conditions of construction construct "I-philosopher-ironist"]. Izvestija Altajskogo gosudarstvennogo universiteta [The News of Altai State University]. – Barnaul, 2010, no. 2/1, pp. 166-169. (In Russ)
  9. Cherdanceva I.V. Specifika ironii kak sposoba konstruirovanija vozmozhnyh mirov i smyslov [Specificity of irony as a way of constructing possible worlds and meanings]. Izvestija Altajskogo gosudarstvennogo universiteta [The News of Altai State University]. – Barnaul,, 2012, vol. 74, no. 2/2, pp. 236-238. (In Russ)
  10. Cherdanceva I.V. Ironija kak sposob formirovanija tolerantnosti [Irony as a method of forming tolerance]. Izvestija Altajskogo gosudarstvennogo universiteta [The News of Altai State University]. – Barnaul, 2014, vol. 82, no. 2/2., pp. 279-282. (In Russ)
  11. Cherdanceva I.V. Prolegomeny k ponimaniju cheloveka v filosofii [Prolegomenon to the understanding of a man in philosophy]. Barnaul, Koncept Publ., 2014. 166 p. (In Russ)
  12. Emelin V.A. Virtual'naja real'nost' i simuljakry [Virtual reality and simulacra]. Available at: https://hegel.ru/emelin.html 01.02.2015 (accessed 20.04.2015)
  13. Gibson W. Nejromantik [Neyromantik]. Available at: https://knijky.ru/books/neyromant 01.04.2015 (accessed 20.04.2015)
  14. Nosov N.A. Virtual'naja psihologija [Virtual Psychology]. Moscow, Agraf Publ., 2000. (In Russ)