ТРАНСФОРМАЦИИ ТОТАЛИТАРИЗМА В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ (Тузова В.А.)

Год:

Выпуск:

УДК 323.21: 130.2

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет». Адрес: 656049, г. Барнаул, пр. Ленина, 61

Магистрант II курса по направлению «Социальная философия»

Алтайского государственного университета

В статье рассматривается проблема трансформации тоталитаризма в новые формы в условиях информационного общества.  Анализируются классические концепции тоталитаризма, а также современные концепции либерального тоталитаризма и информационного тоталитаризма.

Определено классическое понимание тоталитаризма как всеохватывающей формы политического господства, основанной на перманентном массовом терроре, являющееся одним из основных парадигмальных подходов к исследованию этого феномена.

Проведен компаративистский анализ классических и современных концепций тоталитаризма, в результате которого выявлены специфические особенности современного тоталитаризма, заключающиеся в его стремлении скрыть свою подлинную сущность за либеральными и демократическими лозунгами, что обусловливает поиск признака, который бы позволил его идентифицировать.

Результатом исследования является выделение автором манипуляции массовым сознанием как инвариантного признака тоталитаризма как в классических, так и в современных концепциях тоталитаризма. Предлагается использовать его в качестве маркера для дифференциации тоталитарных и нетоталитарных обществ.

Ключевые слова. Тоталитаризм, либеральный тоталитаризм, информационный тоталитаризм, манипуляция массовым сознанием, тоталитарное государство, трансформации тоталитаризма.

TOTALITARIANISM TRANSFORMATIONS IN MODERN SOCIETY: SOCIO-PHYLOSOFICAL ANALYSIS

Tuzova V.A.

The Altay State University. 656043, Russia, Barnaul, 61 Lenin Avenue

The article deals with new forms of totalitarianism transformation within information society. Classic concepts of totalitarianism as well as modern concepts of liberal and information totalitarianism are being discussed.

Classic totalitarianism is defined as all-encompassing form of political dominance, based on permanent mass terror, such understanding being one of a paradigmatic approaches to the phenomenon.

Basing on comparative analysis of classic and modern concepts of totalitarianism, specific characteristics of modern totalitarianism have been singled out proving its tendency to hide behind liberal and democratic slogans, thus inducing a necessity for a feature to identify it.

As a result, manipulation of mass consciousness has been stated as a stable characteristic of totalitarianism in both classic and modern approaches. It is recommended as a marker to differentiate between totalitarian and non-totalitarian societies.

Кеywords. Totalitarianism, liberal totalitarianism, information totalitarianism, manipulation of mass consciousness, totalitarian state, totalitarianism transformations.

Концепт «тоталитаризм» впервые вводится в политологический дискурс итальянскими либералами-антифашистами Дж. Амендолой и П. Гобетти в начале 20-х гг. XX века для критики установившегося режима Муссолини как опасной формы политического господства и имеет выраженное негативное интерпретационное поле.

«Теоретический оруженосец» Б. Муссолини Дж. Джентиле предпринимает попытку элиминации негативности, и тоталитаризм приобретает интерпретацию, релевантную идеологическим запросам итальянского фашизма, в доктрине которого он в терминах классической академической философской традиции становится трансцендентальным. Впоследствии эмоционально-оценочное и манипуляционно-пропагандистское использование термина «тоталитаризм» явилось основанием для отрицания рядом исследователей его смысловой значимости и пригодности для объективного научного анализа ввиду очевидной политической конъюнктурности, а также объявления тоталитаризма понятием без объекта и обозначающим несуществующей реальности

Предметом собственно научного исследования тоталитаризм становится в 1930-50 гг., период становления, развития и последующего крушения триады его конкретно-исторических форм, в процессе которого формируются концепции тоталитаризма, получившие свое дальнейшее развитие во второй половине XX века.

Х. Арендт как один из основоположников классической концепции тоталитаризма в своем фундаментальном труде «Истоки тоталитаризма» (1951), используя историко-генетический и теоретико-структурный подходы, акцентирует внимание на антисемитизме и империализме как предпосылках  возникновения тоталитаризма и перманентном тотальном терроре как «квинтэссенции тоталитарного правления» [1, 605] , его системообразующем элементе. Методология тоталитаризма, по мнению Арендт, включает в себя также манипуляционные стратегии, основанные на тоталитарной пропаганде, создающей фиктивный мир, «…целый лживый мир непротиворечивости, который более соответствует потребностям человеческого разума, чем сама реальность» [1, 466], и тоталитарной идеологии, навязывающей этому миру сверхсмысл, исполняющий законы Природы или Истории, заключающиеся в необходимости уничтожения больших социальных групп, выделенных по расовому или классовому критерию. При этом для реализации сверхсмысла  тоталитарное государство стремится к перерождению человеческой природы, элиминируя из нее всякую свободу, спонтанность, непредсказуемость [1, 528, 594].

В современных исследованиях классическая концепция тоталитаризма продолжает интерпретироваться в рамках различных методологических подходов в зависимости от области и задач научного поиска.

А.Г. Таубергер предлагает системно-функциональный подход к пониманию сущности тоталитаризма, который представляет собой «метод мобилизации масс, специфический мобилизационный ответ на резко кризисную ситуацию» [12, 9]. Он подчеркивает, что тоталитаризм  неизбежно следовал из задач «догоняющей модернизации», а в качестве методов использовались насилие и консенсус [12,11]. «Основной сущностный признак тоталитаризма – стремление к созданию «нового человека» с изменением его внутренней природы  так, чтобы он отождествлял интересы общества (государства) со своими личными интересами» [12, 9], при этом перманентный террор, слияние всех ветвей власти, подчиненность государственной власти средств массовой информации А.Г. Таубергер относит к второстепенным элементам тоталитаризма [12,13].

К.С. Гаджиев, используя компаративистский метод, дифференцирует тоталитаризм от абсолютизма, авторитаризма, деспотизма как феномен, принадлежащий исключительно XX веку, проводит его типологизацию на правый (фашизм и национал-социализм) и левый (коммунизм), подчеркивая при этом, что сущностные характеристики правого тоталитаризма в наиболее завершенной форме воплотились именно в национал-социализме. Цель тоталитаризма, по его мнению, состоит не только в принудительной трансформации всех видов общественных отношений и институтов, разрушении социальной стратификации, уничтожении традиции, но и в целенаправленном изменении собственно человеческого бытия, «полной переделке, трансформации человека в соответствии с идеологическими установками» [4, 13], конституировании нового типа человека, атомизации и фрагментизации общества. Террор рассматривается К.С. Гаджиевым как сущностная характеристика тоталитаризма, и применяется не только для уничтожения и запугивания, но и в качестве обыденного инструмента управления массами.

Однако, помимо классических, в современном социально-философском и политологическом дискурсах существуют неклассические концепции тоталитаризма, наибольшего внимания из которых, на наш взгляд, заслуживают концепции либерального тоталитаризма и концепции информационного тоталитаризма.

Тоталитаризм традиционно антагонистически противопоставлялся либеральной демократии; еще Дж. Джентиле в «Философских основах фашизма» (1928) критикует буржуазный либерализм за его инструментальный подход к государству как к средству для обеспечения разнообразных интересов свободных индивидов, свобода которых противопоставляется государству.

Позднее К. Поппер в своем труде «Открытое общество и его враги» (1945) и Х. Арендт  в «Истоках тоталитаризма» утверждали несомненную (для них) тождественность коммунизма и нацизма как антидемократических тоталитарных режимов, существующих в оппозиции либерализму.

А.Ю. Головатенко подчеркивает: «Важная черта всякой тоталитарной идеологии – ее антилиберализм. Либерализм – дробная, многовариантная идеология общества, которое не знает объединяющей всех цели, … наслаждается процессом жизни, а не результатом» [5, 36,37].

Однако в условиях информационного общества вышепредставленная манихейская картина сценариев общественного устройства выглядит неубедительно и обоснованно подвергается критике, исходя из различных концептуальных оснований.

И. Валлерстайн в своей работе «После либерализма» (1995) не только обосновывает отсутствие противостояния тоталитарных идеологий, с одной стороны, и либерализма, с другой, но и ставит под сомнение традиционное изложение послевоенной истории XX века как истории биполярного мира. Противостояние социализма и либерализма, по мнению И. Валлерстайна, было частью консенсуальной политической игры в интересах глобальной мировой политики и глобального либерального проекта, элементами которого они являлись: «Существовала лишь одна истинная идеология – либерализм, которая нашла свои проявления в трех основных обличьях» [2, 90,91]. Крушение социализма в конечном итоге имеет следствием глубокий кризис либерализма, который стремительно теряет свою легитимность.

З. Видоевич констатирует появление в современном мире феномена «либерального тоталитаризма», обусловленного отсутствием у западного мира новой жизненной философии, поскольку «пресыщенность вещами и исчерпанность цивилизационной парадигмы как бесконечной аккумуляции предметов и мощи делают в исторической перспективе западный проект по существу нереальным, так как он не может предложить что-нибудь существенно новое» [3, 40]. Тоталитаризм не является стохастическим социальным явлением, а представляет собой «постоянно присутствующую тенденцию западной цивилизации и неизбежное последствие вырождения либеральной демократии» [3, 42]. Сущностной характеристикой тоталитаризма в концепции З. Видоевича является всеохватывающая подчиненность насильственной силе, модусы тоталитаризма различаются моделями подчинения, количеством и формами насилия – внешнего или латентного. Источники неототалитаризма, или постмодернизма (терминология З. Видоевича), философ видит в политической экономике современного капитализма, основанной на глобальной роли мультинациональных компаний, стремящихся действовать как фактическая планетарная власть, направляющая развитие всей мировой экономики и политики; планетарном насилии; сверхсовременных технологиях [3, 42,43]. Последние предоставляют неограниченные возможности для манипуляции массовым сознанием (и подсознанием), превращая постмодернистское общество в манипулятивно-информационное, при этом происходит методологическое совершенствование манипуляций путем отхода от вульгарного, потенциально разоблачаемого обмана, и «производства функциональных полуистин» [3,45]. Атомизированные индивиды при этом оказываются в мире консьюмеризма и «тиражирования и объединения в сети псевдореальности, или, говоря постмодернистским языком, «симулякра» [3,47].

Концепции информационного тоталитаризма в современном социально-философском дискурсе используют также термины «неототалитаризм», «soft-тоталитаризм», «light-тоталитаризм», которыми обозначается современный тип тоталитаризма, органично слитый с системами социального контроля информационного общества.

В.П. Пугачев в сформулированной им концепции информационно-финансового тоталитаризма выделяет две сочетающиеся группы методов воздействия на поведение человека: информационные, основанные на возможностях тотального контроля за личностью с помощью современных спутниковых, компьютерных, PR-технологий, и экономические, используемые контролирующей государство финансово-политической олигархией. Более широкие возможности, по мнению В.П. Пугачева, несомненно, принадлежат информационным методам как более эффективным и совершенным, по сравнению с которыми очевидной становится примитивность основанных на прямом внешнем насилии методов классических тоталитарных режимов. Более того, современные методы социального контроля зачастую заимствуются из других наук, например, кибернетический триггерный способ управления, предполагающий управление социальной системой «…через контроль лишь за ее ключевыми точками, которыми применительно к современному обществу являются прежде всего финансовые ресурсы, электронные СМИ, наиболее влиятельные элиты и организованные группы» [9,189]. Важнейшей характеристикой информационно-финансового тоталитаризма В.П. Пугачев также считает разрушение традиционных аксиологических установок, формирование массового типа личности, манипуляцию массовым сознанием и поведением [9, 190,192].

В.Ю. Даренский предлагает для обозначения новейших форм тоталитаризма, возникающих в современном обществе, термин «soft-тоталитаризм», анализируя тоталитаризм как экзистенциальный феномен  [6, 122]. Экзистенциальная концепция природы тоталитаризма выстраивается им на базе следующей дефиниции тоталитаризма: «Тоталитаризм – это такой тип социально-экономического, политического и культурного устройства общества, при котором носители власти пытаются максимально унифицировать жизнь людей в соответствии c определенной идеологической и мировоззренческой доктриной путем максимального воздействия на формирование личности». Репрессии В.Ю. Даренский не относит к необходимым атрибутам тоталитаризма, поскольку суть тоталитаризма, по его мнению, в саморазрушении человека, возведении себя в псевдоабсолют, полагании себя способным «контролировать основы человеческой жизни, и даже главный из них – свободу». Репрессии «классического» тоталитаризма обусловлены сопротивлением людей саморазрушению, но при отсутствии сопротивления репрессии излишни [6,125]. Современный тоталитаризм, считает названный автор, это «тоталитаризм потребительского общества и тотальной манипуляции сознанием» [6, 125], прикрывающейся идеологией либерализма.

Очевидно, что классическое понимание тоталитаризма как всеохватывающей формы политического господства, основанной на перманентном массовом терроре, моноидеологии, апеллирующей к архетипам коллективного бессознательного, манипуляционном стремлении к изменению аксиологических и онтологических оснований человека, является одним из основных парадигмальных подходов к исследованию этого феномена. Однако нельзя упускать из внимания, что данный подход был сформирован применительно к индустриальному обществу, в условиях информационного общества он может применяться с определенными ограничениями.

Концепции либерального тоталитаризма расходятся с классическими в определении либерализма как генетического начала тоталитаризма, соответственно, статуса тоталитаризма как закономерного этапа развития общества при определенных условиях в противовес признанию его случайным трагическим отклонением от линии исторического прогресса, феноменом исключительно XX века и, как следствие, оценке вероятности его ренессанса, который, как представляется, уже наступил.

Концепции информационного тоталитаризма, позволяющие выйти на более абстрактный уровень, понимают под тоталитаризмом прежде всего способ управления социальной системой, основанный на всеохватывающем социальном контроле с помощью информации как основного ресурса власти; насилие и перманентный террор, в отличие от классических тоталитарных концепций, являются его вариативными, конкретно-историческими признаками; методологически превалируют манипуляционные стратегии.

Необходимо также отметить, что современный тоталитаризм обладает свойством «идеологического самоискажения собственной сущности» [3,47], он действует под либеральными и демократическими лозунгами, а в действительности цинично конституирует мир «искусственной героизации потребления и насилия» [11,3], многоуровневой манипуляции массовым сознанием и стремится к тотальному господству. Следовательно, у него должны быть обнаружены инварианты, не зависимые от процессов его трансформации и позволяющие эксплицитно выявить его подлинную сущность.

При анализе всех представленных концепций тоталитаризма обращает на себя внимание тот факт, что, несмотря на многочисленность интерпретаций данного феномена, его инвариантным признаком как в классических, так и в современных концепциях тоталитаризма является манипуляция массовым сознанием, которая влечет за собой также изменение природы человека и социального бытия. Исходя из этого, манипуляция массовым сознанием, являющаяся одним из основных методов социального управления конкретного общества, может быть рассмотрена в качестве своеобразного маркера, позволяющего дифференцировать тоталитарные и нетоталитарные общества и иные социальные системы; однако редуцировать тоталитаризм как сложный комплексный феномен исключительно к манипуляционным стратегиям было бы неверно.

 

Список литературы

  1. Арендт Х. Истоки тоталитаризма. – М.: ЦентрКом, 1996. – 672 с.
  2. Валлерстайн И. После либерализма. – М.: Едиторная УРСС, 2003. – 256 с.
  3. Видоевич З. Либеральный тоталитаризм / Социологические исследования. 2007. № 12. С. 39-49.
  4. Гаджиев К.С. Тоталитаризм как феномен XX века / Вопросы философии. 1993. № 2. С. 3-25.
  5. Головатенко А.Ю. Тоталитаризм XX века. – М.: Школа-пресс, 1992. – 96 с.
  6. Даренский В.Ю.  Тоталитаризм как экзистенциальный феномен / Гуманитарный вектор. 2014. № 3 (39) .С. 122-129.
  7. Джентиле Дж. Философские основы фашизма [Электронный ресурс] /  Режим доступа: https://traditio-ru.org/wiki.
  8. Поппер К. Открытое общество и его враги. Том 1. – М.: Феникс, Культурная инициатива, 1992. – 448 с.
  9. Пугачев В.П. Введение в политологию / В.П. Пугачев, А.И. Соловьев.  – М.: Аспект Пресс, 2003. – 477 с.
  10. Сердюк Т.Г. Репрезентации исторического опыта в историческом сознании. Философские дескрипты: сборник научных статей / под ред.           В.П. Федюкина – Вып. 9. – Барнаул, 2010. – с.145-149
  11. Серединская Л.А. Социальная онтология героизма: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филос. наук (09.00.11). Бурятский государственный ун-т. – Улан-Удэ, 2012. – 24 с.
  12. Таубергер А.Г. Системно-функциональный анализ тоталитаризма: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филос. наук (09.00.11). Нижегородский государственный архитектурно-строительный ун-т. – Нижний Новгород, 2003. – 31 с.
  13. Тузова В.А., Сердюк Т.Г. Трансцендентальный тоталитаризм в философии Джованни Джентиле. Философские дескрипты: сборник научных статей / под ред. А.Н. Мельникова – Вып. 12. - Барнаул,2014,  – с. 119-125. 

 

References

  1. Arendt H., Istoki totalitarizma [The Origins of Totalitarianism].  Мoscow.: CentrKom, 1996.  672 p. (In Russ.)
  2. Vallerstajn I. Posle liberalizma. [After  liberalism]. Мoscow.:  Editornaja URSS, 2003. 256 p. (In Russ.)
  3. Vidoevich Z.  Liberal’nyj totalitarizm [The Liberal totalitarianism]. Sociological  research. 2007. № 12. pp. 39-49.
  4. Gadzhiev K.S. Totalitarizm kak fenomen XX veka [The totalitarianism as phenomenon of the 20th century]. The questions of philosophy.1993. № 2. pp. 3-25.
  5. Golovatenko A.Ju. Totalitarizm XX veka [The totalitarianism of the 20th century]. Мoscow: Shkola-press., 1992.  96 p. (In Russ.)
  6. Darenskiy V.Ju. Totalitarizm kak jekzistencial'nyj fenomen [Totalitarianism as Existential phenomenon]. The humanitarian vector. 2014.            № 3 (39). pp. 122-129.
  7. Dzhentile Dzh. Filosofskie osnovy fashishzma [Philosofical Basis of Fascism]. Avaiable at: https://traditio-ru.org/wiki/ filosofskie osnovy fashishzma.
  8. Popper K. Otkrytoe obshhestvo i ego vragi [The Open Society and its Enemies]. T. 1. Мoscow: Feniks, Cultural initiative, 1992. 448 p. (In Russ.)
  9. Рugachev V.P., Solov'ev A.I. Vvedenie v politologiyu [Prolegomena to Political Science]. Мoscow: Aspekt press, 2003. 477 p. (In Russ.)
  10. Serdjuk T.G. Reprezentacii istoricheskogo opyta v istoricheskom soznanii [Representations of the historical experience in the historical consciousness]. Filosofskie deskripty. Vyp. 9. Barnaul, 2010. pp. 145-149.
  11. Seredinskaja L.A. Sotsial'naia ontologiia geroizma. Avtoref. diss. kand. filos. nauk  [Social ontology of the heroism. Abstract  cand. philos. sci. diss.]. Ulan-Ude, 2012. 24 р. (In Russ.)
  12. Tauberger A.G.  Sistemno-funktsional'nyy analiz totalitarizma. Avtoref. diss. kand. filos. nauk  [Sistematic and functional analysis of totalitarianism. Abstract  cand. philos. sci. diss.]. Nizhny Novgorod, 2003. 31 p. (In Russ.)
  13. Tuzova V.A., Serdjuk T.G. Transcendental'nyj totalitarizm v filosofii Dzhovanni Dzhentile [The transcendental totalitarianism in the Giovanni Gentile’s phylosofy].  Filosofskie deskripty. Vyp. 12. Barnaul, 2014. pp. 119-125.