«ПРИЗРАКИ» ПОСТМОДЕРНИЗМА: СЕРЬЁЗНЫЕ ПРОБЛЕМЫ НЕСЕРЬЁЗНОЙ ФИЛОСОФИИ (Черданцева И.В., Апполонова Ю.С.)

Год:

Выпуск:

УДК 1 (091)

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет». Адрес: 656049, Россия. г. Барнаул. пр-т Ленина, 61а

Заведующая кафедрой социальной философии, онтологии и теории познания, доктор философских наук

Студентка I курса магистратуры по направлению подготовки «Философия» Алтайского государственного университета

Аннотация. Практически в любой точке окружающего человека пространства можно обнаружить «следы» постмодернизма, правда, тех, кто оставляет эти «следы», – нет. Влияние постмодернизма сказалось и на философии. И по признанию некоторых современных исследователей, не лучшим образом. Что предложил постмодернизм философии, с какой программой выступили представители данного течения, и почему их не устраивали традиционные онтологические и гносеологические ценности? В данной статье предпринимается попытка ответить на эти вопросы, в ней представлены основные идеи философии постмодернизма и их критическая оценка некоторыми современными исследователями. Результатом работы является вывод о том, что желая создать достойную альтернативу классическому типу философствования, постмодернизм не справляется с поставленной задачей в должной мере. Размывание границ предмета философии, отказ от рациональности и постановки проблемы истинности знания, попытка построения новой нетрадиционной философской терминологии, приветствующей смысловую неопределенность, свидетельствуют не только о творческих претензиях постмодернизма, но и о его философской ограниченности.

Ключевые слова. Постмодернизм, постструктурализм, автор, социальная философия, истина.

«THE GHOST» OF POSTMODERNISM: SERIOUS PROBLEMS OF NOT SERIOUS PHILOSOPHY.

Cherdanceva I.V., Appolonova Y.S.

The Altay State University. 656049, Russia, Barnaul, 61A Lenin Avenue

Abstract. You can find marks of postmodernism everywhere near the people. But you can`t find who left these marks.  The influence of postmodernism touched the philosophy. And some modern researches have to admit, that this power is more negative. What did postmodernism offer to philosophy?
What program some philosophers of postmodernism spoke? And why they didn`t take on board traditional ontological and epistemological value? Authors of the article try to ask these questions. This article presents the general concepts of postmodernistic philosophy and shows how some modern researches criticize them. This research shows that postmodernism wants to create a credible alternative to the classical type of philosophizing but postmodernism cannot solve this problem adequately. The philosophical limitations of postmodernism are the rejection of rationality, ignoring the problem of the truth, the construction of a new non-traditional philosophical terminology welcoming semantic ambiguity and the destruction of the boundaries of the subject of philosophy.

Keywords. Postmodernism, post-structuralism, an author, social philosophy, the truth.

Одновременная простота, в значении очевидности, и сложность в определении самого понятия – постмодернизм, разведение его смысловых значений с понятием постмодерна, а также проблема истоков формирования концепции и периодизация, если таковая вообще имеет место быть, – являются не только насущными вопросами в подходе к исследованию постмодернизма или говорению об этом явлении, но и как окажется впоследствии сущностной его характеристикой – ни рода, ни племени, ни кола, ни двора. Или на языке Делеза и Гваттари: ни компарса, ни диспарса.

Признавая вслед за многими авторами вариативность в определении постмодернизма и временных границ его становления, отметим наиболее популярные версии. В частности, Илья Петрович Ильин, точки зрения которого придерживались и другие авторы, полагал, что необходимо различать постмодернизм как течение в литературе и в других видах искусства и постмодернизм как теоретическую рефлексию по поводу этого явления, позволяющую говорить о существовании особой критической школы и в этом смысле отождествляемую с постструктурализмом. Согласно еще одной точке зрения, постструктурализм не тождествененен постмодернизму, а выступает как его предшественник. Различие между постмодернизмом и постструктурализмом состоит, в первую очередь, в том, что постструктурализм ограничивался сферой философско-литературоведческих интересов, а постмодернизм уже в 1980-е годы стал претендовать на выражение общей теоретической надстройки современного искусства, философии, науки, политики, то есть начал проникать везде и всюду – во все сферы человеческого бытия. Вадим Межуев в одном из своих выступлений также обозначил постмодернизм как направление в антропологии, которое пришло на смену поструктурализму.  Кроме этого, в дискуссиях на тему постмодернизма в последнее десятилетие можно встретить и такие мнения: постмодерн – это пересмотр отношения модерна к самому себе, зеркальное отражение модерна. Или стадия модернизма. Так или иначе, постмодернизм активно проявлял себя в различных формах и на различных континентах в 70-е годы, этот период – время самоутверждения постмодернизма как такового, а затем 80-е годы 20 века, как своеобразный расцвет этого течения. До этих лет его следы можно было наблюдать в различных сферах искусства, архитектуре, литературе. Стоит отметить, что некоторые современные исследователи постмодернизма смело обозначают и его конец – 11 сентября 2001 года, что, конечно, весьма спорно.

Говорить о том, как явил себя постмодернизм миру и человеку, что предложил ему, можно говорить много, или можно не говорить вообще. Выберем благородный срединный путь и обратимся к некоторым ключевым идеям философии постмодернизма, которые так или иначе звучат в работах Жан-Франсуа Лиотара (который и узаконил этот термин в философии), Ролана Барта, Жана Бодрийяра, Мишеля Фуко, Жиля Делёза и других. Поставив перед собой задачу показать «изнанку структуры», постструктурализм пытается обозначить пути, позволяющие это сделать. За рамками структуры как причинно-следственной закономерности оказываются случай и свобода; за границы структуры как поля действия «бинарных оппозиций» выносятся тексты, преодолевающие дихотомический принцип; «изнанкой структуры» как объективного познавательного конструкта являются властные отношения господства и подчинения; за пределами структуры как логического образования находятся жест, тело, аффект. В связи с этим становится понятным, почему сторонники этого философского направления будут настороженно относиться к традициям западноевропейской метафизики, а самым первым объектом их критики выступит метафизическая идея, которую они назовут идеей логоцентризма (в расширенном варианте – «онто-тео-телео-фалло-фоно-логоцентризма» (Ж. Деррида)). Идея бытия как присутствия, смысла, единства, полноты и подобного будет объявлена несостоятельной, и ей постмодернизм противопоставит идеи различия и множественности.

Следующий вопрос, который будет интересовать постмодернистов, это вопрос о том, как человеку жить в истории, оставаться человеком и быть в общении с другими. Мир постмодерна - это мир, в котором нет прошлого и будущего, мир в котором исчезли идеалы. Это мир, в котором исчез субъект. Классическое сознание представляло: есть объект, а есть субъект. Человек – это субъект, который может охватить объект в его целостности, с помощью «ratio».  Постмодернизм предлагает пересмотреть как онтологические, так и гносеологические традиционные ценности. Чем руководствуется постмодернизм в этом процессе? Один из авторов, пытаясь придать гендерный окрас вопросу, назвал постмодернизм явлением с женским характером. Отказ от «ratio», обращение к тайне, многоголосие, нетерпимость к молчанию. Действительно, можно представить себе женщину, которая одержима идеей: начать жизнь с нуля. Часто в таких случаях одно из первых занятий – выбросить старые вещи. Вот она открывает шкаф и выкидывает вещи. Каждая – часть ее прошлого, в этой юбке пошла в школу, этот пиджак подарила бабушка. Все на помойку! Да здравствует новая – я. Но выбросив старое, оставшись по сути голой и не имея четкого образа новой себя, эта женщина обречена на истерику, на очередную истерику. И успокаивая себя, она покупает новые вещи.

Жан Бодрийяр в работе «Симулякры и симуляция» (1981), используя особые термины, (а надо сказать, что богатства терминологии постмодернизму вообще не занимать), наполняет понятия реальности и бытия новым смыслом, или, скорее, содержанием [8, 20]. Оно пусто в своей наполненности, и здесь нет противоречия. Нет субъекта, нет объекта в их классическом, если угодно понимании, есть симулякры. Симулякр – это как тень без ее источника, имитация несуществующего. В ситуации постмодерна оппозиция между действительностью и знаками стирается, и все превращается в симулякр. Эта реальность (а внутри она неоднородна), заполненная бесконечными копиями и симулякрами, сама себя рассказывает. Правильно, онтологического основания больше нет. Остается текст, остается язык. Текст творит новую реальность, а точнее, – реальности. И процесс говорения или выговаривания реальности – это не плач о потере разума, поскольку основ – нет. Это, по сути, анекдот, череда коротких афоризмов из народа, авторство которых никогда не установить.

Цитата и комментарий – два способа существования в текстовой реальности постмодерна. Автор умер, да здравствует читатель! Ролан Барт констатировал Смерть автора. Живы лишь само письмо и читатель. Текст соткан из цитат, отсылающих к тысячам культурных источников. Скриптор, пришедший на смену Автору, лишен эмоций, он несет в себе не страсти, настроения, чувства или впечатления, а только такой необъятный масштабный словарь. Читатель – это лишь то пространство, где запечатлеваются цитаты, отмечает Ролан Барт, читатель – это человек без истории, без биографии, он всего лишь сводит воедино все те наброски, что образуют письменный текст. Получается, что на смену познающему субъекту, способного с помощью «ratio» охватить многообразие мира в его целостности и поставить вопрос об истине, приходит читатель, способный охватить лишь часть контекста этого мира, ибо глубина корней так велика, что вопрос – докопаться до сути – не актуален. Ризома.

Итак, пропадает субъект познания, а вместе с этим и снимается вопрос об истине, пропадает субъект языка, пропадает человек. Бесконечное многообразие текстов, симулякров, копий – вот актуальное содержание бытия. Связь между знаком, значением и реальностью распадается. На смену логосу приходит говорящее тело, вместо свободы – вседозволенность и безответственность. Мераб Мамардашвили в докладе «Сознание и цивилизация» отметил: «Невозможно принимать всерьез ситуацию, когда человек ищет истину, так, как ищут уборную, и, наоборот, ищет на деле всего-навсего уборную, а ему кажется, что это истина или даже справедливость (таков, например, господин К. в «Процессе» Кафки). Смешно, нелепо, ходульно, абсурдно, какая-то сонная тягомотина, нечто потустороннее» [8, 20]. В рецензии на книгу Ивана Гобозова «Кому нужна такая философия?! От поиска истины к постмодернистскому трёпу» Таир Махаматов констатирует тот факт, что философия переживает трудные времена. И об этом в первую очередь свидетельствует господство постмодернизма в сфере гуманитарных наук, включая философию. Философы постмодернизма ставят под вопрос, выносят за скобки, и традиционный стиль философствования, и классические категории, а на смену им предлагают новые, пустые по содержанию слова, такие как: тело, деконструкция, желание и т.д. и т.п.  По мнению автора, следствия постмодернистского господства в философии проявляются в следующем: 1) в отсутствии ясности относительно понимания предмета философии; 2) в сомнениях в её рациональном характере, высказываемых не только представителями позитивизма и постмодернизма, но самими профессиональными философами; 3) в формировании «в общественном мнении довольно негативного отношения к философии». Действительно, обществу не нужна философия, сомневающаяся в своей рациональности, страдающая несистемностью, не имеющая своих собственных философских категорий, не умеющая дать четкого определения истины.

В журнале «Вопросы философии» №1, изданном в 2015 году, опубликована статья «Метафизика бездомности: русская консервативная мысль в ситуации постмодерна», авторами которой являются С.И. Дудник и В.М.Камнев. В современной философии ситуация современного человека довольно часто характеризуется как «бездомность». Авторы отмечают: «Бездомность русского бытия весьма остро переживал еще Чаадаев: «Взгляните вокруг себя. Не кажется ли, что всем нам не сидится не месте. Мы все имеем вид путешественников. Ни у кого нет определенной сферы существования, ни для чего не выработано хороших привычек, ни для чего нет правил; нет даже домашнего очага; нет ничего, что привязывало бы, что побуждало бы в вас симпатию или любовь, ничего прочного, ничего постоянного; все протекает, все уходит, не оставляя следа ни вне, ни внутри вас. В своих домах мы как будто на постое, в семье имеем вид чужестранцев, в городах кажемся кочевниками, которые пасут свои стада в наших степях, ибо они сильнее привязаны к своим пустыням, чем мы к нашим городам» [5]. Лишаясь дома во всех смыслах этого слова, постмодернизм начинает плакать и смеяться в пику словам Спинозы, говорящего о том, что задача философии: не плакать, не смеяться, не ненавидеть (не проклинать), а понимать. Ибо ничего не предлагая взамен, диагностируя болезни эпохи, постмодернисты оставляют себе только истерику.

 

Список литературы

  1. Бодрийяр Ж. Симулякры и симуляция. - Тула, 2013. – 204 с.
  2. Барт Р. Смерть автора. / Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. - М., 1994 - С. 384 - 391
  3. Гобозов И.А. Кому нужна такая философия?! От поиска истины к постмодернистскому трёпу. - М.: Либроком, 2015.
  4. Делёз Ж., Гваттари Ф. Анти-Эдип: Капитализм и шизофрения. — Екатеринбург: У-Фактория, 2007. — 672 с.
  5.  Дудник С., Камнев В. Метафизика бездомности: русская консервативная мысль в ситуации постмодерна. // Вопросы философии. №1, 2015. Режим доступа: https://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1086&Itemid=52
  6. Ильин И.П Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм. Режим доступа: https://lib.ru/CULTURE/ILIN/poststrukt.txt
  7. Лиотар Ж.Ф. Состояние постмодерна. - СПб, 1998.
  8. Мамардашвили М.К. Сознание и цивилизация. - СПб.: Лениздат, 2014.
  9. Махаматов Т. М. Критика постмодернизма: вперед к классической философии. [Электронный ресурс] / Т.М. Махаматов - Режим доступа : https://intelros.ru/pdf/gumnauka/2011_03/14.pdf
  10. Спиноза, Б. Политический трактат. [Электронный ресурс] / Б. Спиноза - Режим доступа: https://civisbook.ru/files/File/Spinoza_P_tr.pdf
  11. Тульчинский Г. Л. Слово и тело постмодернизма: от феноменологии невменяемости к метафизике свободы. // Вопросы философии. – 1999. - № 10 - С.35-53.
  12. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. - СПб.: Наука, 2001.
  13. Черданцева И.В. Иронический метод философствования: антропологический аспект // Труд и социальные отношения. – М., 2007. - № 4 (40). – С. 157-160.
  14. Черданцева И.В. Иронический метод философствования как способ реализации эстетической функции философского образования // Философия образования. – Новосибирск, 2009 - № 1 (26) – С. 220-226.
  15. Черданцева И.В. Ирония как способ мышления: проблема ценностного преобразования жизнедеятельности человека. // Труд и социальные отношения. – М., 2007. - № 3 (39). – С. 148-153.
  16. Черданцева И.В. Ирония как способ формирования толерантности. // Известия Алтайского государственного университета. – Барнаул, 2014. - № 2/2 (82). – С. 279-282.
  17. Черданцева И.В. Ирония: от метода философствования к концепту «Я-философ-ироник». - Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2006. – 312 с.
  18. Черданцева И.В. От концепта к концептуальному конструкту. Основания и условия построения конструкта «Я-философ-ироник» // Известия Алтайского государственного университета. – Барнаул, 2010 - № 2/1 (66) – С. 166-169.
  19. Черданцева И.В. Специфика иронии как способа конструирования возможных миров и смыслов // Известия Алтайского государственного университета. – Барнаул, 2012. - № 2/2 (74) – С. 236-238.

 

References

  1. Barthes R. Smert avtora. Izbrannie raboty: Semiotika. Poetika. [Death of the author. Selected Works: Semiotics. Poetics]. – Moscow, 1994 - pp. 384 - 391. (In Russ)
  2. Baudrillard J.  Simulakri i simuljacija [Simulacra and Simulation]. – Tula, 2013. – 204 p. (In Russ)
  3. Cherdanceva I.V. Ironicheskij metod filosofstvovanija: antropologicheskij aspect [Ironic method of philosophizing: anthropological aspect]. Trud i social'nye otnoshenija [Labour and Social Affairs]. – Moscow, 2007. Vol. 40, no. 4, pp. 157-160. (In Russ)
  4. Cherdanceva I.V. Ironija kak sposob myshlenija: problema cennostnogo preobrazovanija zhiznedejatel'nosti cheloveka [Irony as a way of thinking: the problem of transformation of valuable human life]. Trud i social'nye otnoshenija [Labour and Social Affairs]. - Moscow, 2007. № 3, pp. 148-153. (In Russ)
  5. Cherdanceva I.V. Ironicheskij metod filosofstvovanija kak sposob realizacii jesteticheskoj funkcii filosofskogo obrazovanija [Ironic method of philosophizing as a way to implement the aesthetic function of philosophical education]. Filosofija obrazovanija [Philosophy of Education]. - Novosibirsk, 2009, no. 1, pp. 220-226. (In Russ)
  6. Cherdanceva I.V. Ot koncepta k konceptual'nomu konstruktu. Osnovanija i uslovija postroenija konstrukta «Ja-filosof-ironik» [From concept to conceptual constructs. Grounds and conditions of construction construct "I-philosopher-ironist"]. Izvestija Altajskogo gosudarstvennogo universiteta [The News of Altai State University]. – Barnaul, 2010, no. 2/1, pp. 166-169. (In Russ)
  7. Cherdanceva I.V. Specifika ironii kak sposoba konstruirovanija vozmozhnyh mirov i smyslov [Specificity of irony as a way of constructing possible worlds and meanings]. Izvestija Altajskogo gosudarstvennogo universiteta [The News of Altai State University]. – Barnaul, 2012, vol. 74, no. 2/2, pp. 236-238. (In Russ)
  8. Cherdanceva I.V. Ironija kak sposob formirovanija tolerantnosti [Irony as a method of forming tolerance]. Izvestija Altajskogo gosudarstvennogo universiteta [The News of Altai State University]. – Barnaul, 2014, vol. 82, no. 2/2., pp. 279-282. (In Russ)
  9. Cherdanceva I.V. Ironija: ot metoda filosofstvovanija k konceptu «Ja-filosof-ironik» [Irony: the method of philosophizing to the concept of "I-philosopher-ironist"]. Barnaul, Izdatel'stvo altajskogo gosudarstvennogo universiteta, Altai State University Publ., 2006, 312 p. (In Russ)
  10. Deleuze Gilles and  Guattari Félix. Anti-Edip: Kapitalizm i Shizofrenija. [Anti-Oedipus: Capitalism and Schizophrenia]. Yekaterinburg: U-Faktorija Publ., 2007. — 672 p. (In Russ)
  11. Dudnik S., Kamnev V., Metafizika bezdomnosti: russkaja koservativnaja misl v situazii postmoderna. [Metaphysics of homelessness: Russian conservative thought in the postmodern situation]. Questions of philosophy № 1. Moscow: Science, 2015. Available at: https://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1086&Itemid=52 (accessed 20.04.2015) (In Russ)
  12. Gobozov I. A., Komu nugna takaja filosofija?! Ot poiska istiny k postmodernistskomu trepu. [Who needs such philosophy? From the search for truth to postmodernism chatter] – М.: «Librokom» Publ., 2011. (In Russ)
  13. Habermas J. Moralnoe soznanie i kommunikativnoe dejstvie [Moral Consciousness and Communicative Action]. St. Petersburg, Science Publ., 2001. (In Russ)
  14. Ilyin I., Poststrukturalizm. Dekonstruktivizm. Postmodernizm. [Poststructuralism. Deconstruction. Postmodernism] Available at: https://lib.ru/CULTURE/ILIN/poststrukt.txt (accessed 20.04.2015) (In Russ)
  15. Lyotard Jean-François. Sostojanie postmoderna. [The Postmodern Condition]. St. Petersburg, 1998. (In Russ)
  16. Makhamatov T. M., Kritika postmodernizma: vpered k klassicheskoj filosofii. [Postmodernism Criticism: Forward to Classical Philosophy] Review of the book by I. A. Gobozov «Who needs such philosophy? From the search for truth to postmodernism chatter» – М.: «Librokom» Publ., 2011. (In Russ)
  17. Mamardashvili M., Soznanie i civilisaciya [Consciousness and civilization]. St. Petersburg,: Lenizdat Publ., 2014. (In Russ)
  18. Spinoza B., Politicheskij traktat. [Tractatus Politicus]. Available at: https://civisbook.ru/files/File/Spinoza_P_tr.pdf (accessed 20.04.2015) (In Russ)
  19. Tulchinsky G. L. Slovo i telo postmodernizma: ot fenomenologii nevmenjaemosti k metafizike svobody. [The word and the body of postmodernism: from phenomenology to metaphysics freedom insanity]. Available at: https://hpsy.ru/public/x3131.htm (accessed 20.04.2015) (In Russ)