СВОБОДА ВОЛИ КАК БЛАГО И ПРОИЗВОЛ В РАННЕЙ ФИЛОСОФИИ АВГУСТИНА АВРЕЛИЯ Осипов С.С., Серединская Л.А.

Год:

Выпуск:

Рубрика:

УДК 123

СВОБОДА ВОЛИ КАК БЛАГО И ПРОИЗВОЛ В РАННЕЙ ФИЛОСОФИИ АВГУСТИНА АВРЕЛИЯ
Осипов С.С., Серединская Л.А.

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет».

Адрес: 656049, Россия, г. Барнаул, пр-т Ленина, 61а.

Студент II курса по направлению «Философия» Алтайского государственного университета.

Доцент кафедры социальной философии, онтологии и теории познания Алтайского государственного университета, кандидат философских наук.

 

Аннотация. Проблема свободы воли является одной из фундаментальных проблем философии. Она обнаруживается в онтологических парадигмах, начиная от эпохи Средневековья, где решается в аспекте соотнесения Божественного Предопределения и свободы воли человека, вплоть до современности, где рассматривается в границах отдельного направления в философии - философии свободы. Однако историко-философский анализ данной проблемы выявляет существенный пробел в исследовании проблемы свободы воли именно в период Средневековья. Причиной этому является ставшее стереотипным заблуждение, согласно которому средневековая христианская онтология не предполагает никакой свободы воли человека в мире, где над всем господствует Божественное Предопределение. В данной работе анализируется концепт свободы воли в раннем творчестве одного из авторитетнейших представителей средневековой философии – Августина Аврелия. Показано, что в трудах Августина, написанных до вступления в антипелагианскую полемику, свобода воли концептуализируется не только как одно из благ, дарованных Богом, но и как главное условие возможности вести праведную жизнь. Под свободной волей подразумевается возможность принятия решения без внешнего воздействия, некое свободное решение; некий произвол, заключающийся в возможности выбрать нечто иное по отношению к данному, где и иное, и данное находятся в равной свободе. Августин полагает, что, поскольку лишь благодаря свободе воли человек может уподобиться Богу, то в нём следует любить произвол его воли.

 

Ключевые слова: свобода воли, благо, Высшая справедливость, Бог, необходимость, произвол.

FREEDOM OF WILL AS BENEFICIAL AND ARBITRARINESS IN AUGUSTINE AURELIUS EARLY PHILOSOPHY

Osipov S.S., Seredinskaya L.A.

A second-year student of speciality «Philosophy», Altai State University.

PhD of Philosophy, professor of department of social philosophy, ontology and theory of knowledge, Altay State University.

The Altay State University. 656049, Russia, Barnaul, 61A Lenin Avenue.

 

Abstract. The problem of free will is one of the fundamental problems of philosophy. It is found in ontological paradigms, starting from the Middle Ages, where it is solved in the aspect of correlating Divine Predestination and free will of man, right up to modernity, where it is considered within the boundaries of a separate direction in philosophy - the philosophy of freedom. However, the historical and philosophical analysis of this problem reveals a significant gap in the study of the problem of free will precisely in the Middle Ages. The reason for this is the fallacy that has become stereotypical, according to which the medieval Christian ontology does not imply any free will of man in the world where Divine Predestination dominates everything. This paper analyzes the concept of free will in the early work of one of the most authoritative representatives of medieval philosophy - Augustine Aurelius. It is shown that in the writings of Augustine, written before joining the anti-Pelagian polemics, free will is conceptualized not only as one of the blessings bestowed by God, but also as the main condition for being able to lead a righteous life. By free will is meant the possibility of deciding without external influence, free decision; a kind of arbitrariness, consisting in the ability to choose something different with respect to this, where both the other and the given are in equal freedom. Augustine believes that since only through free will a person can become like God, then in him one should love the will of his will.

Keywords: free will, Supreme justice, God, necessity, arbitrariness

Аврелий Августин считается одной из ключевых фигур в средневековой христианской философии. Он впервые формулирует идею свободы как фундаментального основания человеческого бытия. Философские взгляды Августина, а соответственно и содержание его трудов, менялись с течением времени и их условно можно разделить на периоды «до» и «после» включения Августина в антипелагианскую полемику, произошедшего в 413 году. Хронологически разработка концепции свободы воли принадлежит к более раннему, «доантипелагианскому» периоду творчества философа.

В трактате «О свободе воли» Августин излагает основные положения своей концепции свободы воли: Эводий высказывает утверждение, согласно которому «Мы обладаем свободой воли и грехи совершаем только благодаря ей» [1, с. 25]. В этом высказывании Эводия прослеживается мысль о том, что всем людям дарована свобода воли, настолько абсолютная, что только она является причиной грехопадения души. Августин отвечает на данную сентенцию, что человек «есть некое благо, так как он может жить праведно, когда захочет» [1, с. 26]. Здесь Аврелий определяет человека как благо не только по причине его сотворенности богом, так как всё, кто или что создано богом, является благом ввиду того, что сам бог является абсолютным благом, но и как того, кто может жить праведно, по образу и подобию бога, и делать это тогда, когда только он этого захочет.  Далее он пишет: «Если, в самом деле, человек есть некое благо и не может поступать правильно, если не захочет, он должен обладать свободной волей, без которой не может поступать правильно. Но от того, что благодаря ей также совершаются и прегрешения, конечно, не следует полагать, что Бог дал ее для этого. Следовательно, поскольку без нее человек не может жить праведно, это является достаточной причиной, почему она должна быть дарована. А что она дана для этого, можно понять также и из того, что, если кто-либо воспользовался ею для совершения прегрешений, он наказывается свыше. Что было бы несправедливо, если бы свободная воля была дана не только для того, чтобы жить праведно, но и для того, чтобы грешить. Ибо, каким же образом было бы справедливо наказание того, кто воспользовался волей с той целью, для какой она и была дана? Теперь же, когда Бог карает грешника, что же, по-твоему, иное Он тем самым говорит, как не: «Почему ты не воспользовался свободой воли для той цели, для какой она была дана, то есть для праведного поведения?» — Далее, как то, что сама справедливость предназначается для осуждения прегрешений и почитания праведных поступков, было бы благом, если бы человек был лишен свободы волеизъявления. Ведь то, что не сделано добровольно, не было бы ни грехом, ни праведным поступком. А потому и наказание, и награда были бы несправедливы, если бы человек не обладал свободой воли. Однако и в каре, и в награде должна быть справедливость, поскольку это одно из благ, которые происходят от Бога. Таким образом, Бог должен был дать человеку свободную волю» [1, с. 26]. В этом рассуждении Августин говорит о том, что свободная воля была дана самим богом, и дана была она для праведной жизни и праведных поступков, однако он также пишет, что свободную волю можно использовать и для прегрешения, но за это последует неминуемое наказание. Он подчёркивает, что без свободной воли человек не может жить праведно, что является основной причиной её дарования. Однако, следует добавить, что без свободной воли человек не мог бы жить грешно, так как если бы её не было, то всё совершённое человеком не являлось бы ни грехом, ни праведным поступком, а было бы всего лишь необходимым поступком, так как не было бы возможности альтернативного решения, и, следовательно, любое наказание и награда были бы несправедливы  ввиду отсутствия чётких критериев, согласно которым тот или иной человек должен быть подвержен наказанию или вознаграждён, о чём далее и пишет Августин. Заканчивая же свою фразу, он утверждает, что ни наказание, ни награда не могут быть несправедливы, так как они проистекают от благого бога, и, следовательно, по определению обязаны быть справедливы.

Для объяснения возможности прегрешения с помощью свободной воли Августин иерархизирует блага, получаемые от бога: он разделяет их на великие блага или добродетели, средние и наименьшие блага. К великим благам или добродетелям Аврелий относит благоразумие, твёрдость, воздержанность и т. д. Добродетелями, по его мнению, никто не пользуется дурно, так как «дело (задача, занятие) добродетели есть хорошее использование даже того, чем мы можем пользоваться даже нехорошо. Но никто не пользуется хорошим использованием дурно (плохо); но прочими благами, то есть средними и наименьшими, не только хорошо, но так же плохо любой пользоваться может» [1, с. 63]. В качестве уточнения можно сказать, что, согласно позиции Августина, добродетели в принципе невозможно использовать дурно, ведь, действительно, такие добродетели как твёрдость и воздержанность можно использовать как для праведных поступков, так и для греховных, при этом, отвечая на появляющийся вопрос «почему же добродетели отличаются от остальных благ?» можно сказать, что, к  примеру, свободная воля была дана для праведных поступков, и использование её для совершения греховных поступков является дурным использованием этого блага, дурным же использованием благоразумия как добродетели является неблагоразумие, но неблагоразумие не является не только добродетелью, но и благом вообще, и, следовательно, ни одну добродетель нельзя использовать дурно, так как тогда это уже не будет являться  ни добродетелью, ни благом. Свобода воли, по Августину, является средним благом [1, с. 63].

В конце своего трактата Аврелий пишет: «Следовательно, воля, приверженная (примыкающая) общему и неизменному благу, добивается первых и великих человеческих благ, хотя сама является благом средним. Но воля, отвратившись от неизменного и общего блага и повернувшись к собственному благу, внешнему или низшему, грешит» [1, с. 64]. Основная мысль данного высказывания заключается в том, что свобода воли, являясь средним благом, может быть использована как для праведной жизни, достигая высших благ, так как и свобода воли, и высшие блага проистекают из абсолютного  «общего»  блага, коим является бог, так и для обращения на самого себя, и, следовательно, прегрешения, ведь хотя человек и является неким благом, он всё же является меньшим благом по сравнению с богом, и, следовательно, обращение воли на саму себя является прегрешением.

Далее Августин занимается объяснением соотношения между свободной волей и богом. Он считает, что бог не несёт ответственности за прегрешения человека и справедливо наказывает его, если прегрешение было совершено свободно. Аврелий полагает, что всякое «справедливое воздаяние за грех», в масштабах мироздания, является не наказанием, а благом, так как нет греха без наказания и наказания без греха. Однако «справедливо наказуется лишь такое действие, за которое человек несёт ответственность.  В свою очередь, человек отвечает лишь за такое действие, которое он совершает сознательно и свободно и которое поэтому можно вменить ему в вину. Если человек не отвечает за свои поступки, он не может иметь ни вины, ни заслуги» [1, с. 26]. Справедливое наказание за грех является благом, так как имеет своей целью восстановление справедливости, которая является благом ввиду того, что она проистекает от бога. Наказывать же стоит только тех, кто осознано совершил грех, поскольку нельзя наказывать человека за то действие, которое он совершил под неким внешним воздействием. Следовательно, для обладания свободной волей, человек «должен быть свободен от всякого внешнего основания, и, следовательно, нужно показать, что произвол воли в принципе не должен быть подвластен никакой необходимости, которую могла бы ему предписать природная или божественная причинность» [2, с. 127].

Современный отечественный философ А. Столяров в своем исследовании трудов Аврелия Августина приходит к выводу, что свобода воли в философии раннего Августина является неким произволом, который позволяет человеку самому решать, что ему делать, а что не делать, и именно этот произвол предстоит доказать. Доказывая произвол воли, Столяров пишет: «действующая в природе железная необходимость не затрагивает автономию волевого акта, поскольку сфера последнего находится (вернее, должна находиться) «по ту сторону» природной необходимости. Поэтому «совершенно правильно сказать, что мы стареем не по своей воле или умираем не по своей воле и еще что-нибудь подобное, но кто, кроме безумца, осмелится утверждать, что мы желаем не по нашей воле?». Все, что не входит в структуру волевого акта, все, что от человека не зависит, не находится «в его власти», для автономии воли попросту не имеет значения. Свободно человек совершает лишь то, чего сам желает, и в его воле все, что от него зависит, а прежде всего – сама воля «Ведь воля наша не была бы волей, не будь она в нашей власти, ну а если она в нашей власти, то она у нас свободна».» [2, с. 128]. В данном рассуждении под железной необходимостью понимается нечто ни от кого и ни от чего не зависящее, следующее неминуемо, как, к примеру, старость или смерть. Но есть нечто, что зависит от человека, и этим нечто является воля, так как свободно человек совершает только то, чего он сам желает.

Далее Столяров, изучая соотношение произвола воли и Высшей справедливости в трудах Аврелия Августина, пишет: «Если произвол воли свободен, а Высшая справедливость гарантирует сохранение морального миропорядка, то должен существовать моральный закон, предписывающий разумному субъекту нормы его поведения. Такой закон установлен Богом как вечный закон высшей справедливости и запечатлен в сердце каждого человека. Закон выражается в заповедях Божьих, которые суть моральные императивы, предписанные Высшей справедливостью. Отрицание свободы воли лишает всякого смысла моральный закон и его предписания: «Если мы творим зло не по своей воле, то решительно никого нельзя ни сдерживать, ни увещевать; а с устранением этого неизбежно упраздняется христианский закон и все вообще религиозное учение» [2, с. 131]. Существует некий «моральный закон», который помогает человеку определить, правильно или неправильно он поступает, преступив который следует неминуемое наказание, отрицая же свободу воли, моральный закон лишается смысла, ведь, как уже было упомянуто, как можно наказывать человека за то, что он делает, не желая этого, под воздействием из вне?

   Далее Столяров, определяя произвол морального решения у Августина, пишет, что «нельзя понимать свободу морального решения как неконтролируемый произвол, для которого все возможно. Автономия произвола заключается в принципиальной способности поступить иначе, чем-то было реально. Такая автономия базируется на причинности из свободы и характеризуется полным отсутствием внешнего принуждения. На данном уровне моральное качество действия не имеет значения: добрый и злой поступки должны быть равно свободны. Если человек способен к добру, он не принужден совершать одно лишь зло. Но и зло он совершает свободно и как раз потому, что наделен лишь способностью к добру и, следовательно, не принуждён совершать только добро. Самая свобода злого (ненравственного) поступка указывает на принципиальную возможность творить добро, и наоборот» [2, с. 132]. Следовательно, свобода воли у Августина не является неконтролируемым произволом (возможностью всегда поступать так, как хочется), но является возможностью «поступить иначе», наличием альтернативного выбора при принятии решения.

Согласно мысли Августина, при принятии решения добрый и злой поступок должны находиться в равной степени свободы, ведь, действительно, если какой-то из них имеет преимущество перед другим, то такой выбор уже не будет свободным, так как что-то извне дало преимущество одному из вариантов, ведь сам выбирающий может только совершить поступок, но не может лишить себя возможности поступить иначе. В конце высказывания объясняется возможность злого (альтернативного) поступка, так, человек наделён способностью к добру с помощью морально закона, однако эта способность является лишь одной из возможностей при принятии решения, но не единственной необходимостью.

  В завершении Столяров говорит: «В человеке должно любить то, чем он является сам для себя (а сам для себя он может быть только человеком, но не отцом, сыном и т. д.), - следовательно, не частное, но общечеловеческое, или собственно человеческое, то есть образ Божий. А поскольку единственное и высшее благо, которого человек должен и может желать себе и ближнему, состоит в уподоблении величайшему в мире благу (в котором нравственное благо синтетически соединено с максимально возможным для индивида личным счастьем), то в ближнем следует любить морально свободный (то есть единственно от его нравственных усилий зависящий) произвол его воли» [2, с. 133]. Следовательно, поскольку лишь благодаря свободной воле человек может встать на праведный путь и уподобиться богу, то в нём необходимо любить «произвол его воли», то есть любить его выбор.

Таким образом, в трудах, написанных до вступления в антипелагианскую полемику, Аврелий Августин полагает свободу воли не только одним из благ, дарованных богом, но и главным условием возможности вести праведную жизнь. Он подразумевает под свободной волей возможность принятия решения без внешнего воздействия, некое свободное решение; некий произвол, заключающийся в возможности выбрать нечто иное по отношению к данному, где и иное, и данное находятся в равной свободе. Помимо этого, он утверждает, что, поскольку лишь благодаря свободе воли человек может уподобиться богу, то в нём следует любить произвол его воли.

Список литературы

1. Аврелий Августин. О свободе воли. // Антология средневековой мысли (Теология и философия европейского Средневековья): В 2 т. / Под ред. С. С. Неретиной. – СПб.: РХГИ, 2001. – Т. 1 – С. 25-65.

2. Булгаков С. Невеста Агнца. Париж, 1945. – С. 587-601. URL: https://odinblago.ru/nevesta_agnca/

3. Соколов В. В.  Средневековая философия. Издательство: Москва: Высшая школа, 1979. – С. 51-76.

4. Столяров А. А. Свобода воли как проблема европейского морального сознания / Институт философии Российской Академии наук. Греко-латинский кабинет Ю.А. Шичалина. Москва, 1999. С. 155-166.

5. Майоров Г. Г.  Формирование средневековой философии. Латинская патристика. Издательство: Москва, 1979. – С. 181-210.

6. Реале Дж., Антисери Д.  Западная философия от истоков до наших дней в 4 т. / Т.2 – Средневековье. Издательство: Санкт-Петербург: ТОО ТК “Петрополис”, 1997. – С. 49-76, 149-159.

7. Трубецкой Е. Н. Религиозно-общественный идеал западного христианства в 5 в. Ч. 1. Миросозерцание бл. Августина. Москва, 1892. С. 22-23. URL:https://dugward.ru/library/trubetskoy/trubetskoy_1_mirosozercanie_blajennogo_avgustina.html

8. Бандуровский К. В. Свобода воли: взгляд из Средневековья. // Философия свободы./ Под редакцией Д. Э. Гаспаряна. Издательство: Санкт-Петербург, Алетейя, 2011. – С. 9-22.

9. Дьяченко О. Н. Проблема свободы воли в западноевропейской средневековой философии. Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Издательство: Тамбов: Грамота, 2017. № 3(77): в 2-х ч. Ч. 1. C. 66-68.

References

1. Avreliy Avgustin. O svobode voli. [About free Will] Antologiya srednevekovoy mysli (Teologiya i filosofiya yevropeyskogo Srednevekov'ya): V 2 t. Pod red. S. S. Neretinoy. [Anthology of Medieval Thought (Theology and Philosophy of the European Middle Ages): In 2 t. Ed. S.S. Neretina]. St Petersburg, RKHGI Publ., 2001. – T. 1 – pp. 25-65. (In Russ.)

2. Bulgakov S. Nevesta Agntsa. [Bride of the Lamb]. Paris, 1945. pp. 587-601. URL: https://odinblago.ru/nevesta_agnca/ (accessed 15. 05. 2018). (In Russ.)

3. Sokolov V. V.  Srednevekovaya filosofiya. [Medieval Philosophy]. Mosсow, Vysshaya shkola Publ., 1979. – pp. 51-76. (In Russ.)

4. Stolyarov A. A. Svoboda voli kak problema yevropeyskogo moral'nogo soznaniya. [Free Will as a problem of European moral consciousness]. Institut filosofii Rossiyskoy Akademii nauk. [Greko-latinskiy kabinet YU.A. Shichalina. Institute of Philosophy of the Russian Academy of Sciences. Greek-Latin cabinet Yu.A. Sichalina]. Moscow, 1999. pp. 155-166. (In Russ.)

5. Mayorov G. G.  Formirovaniye srednevekovoy filosofii. Latinskaya patristika. [Formation of medieval philosophy. Latin patristics]. Moscow, 1979. pp. 181-210. (In Russ.)

6. Reale Dzh., Antiseri D.  Zapadnaya filosofiya ot istokov do nashikh dney v 4 t. T.2 – Srednevekov'ye. [Western Philosophy from its origins to the present day in 4 t. T.2 - The Middle Ages]. St-Petersburg, Petropolis Publ., 1997. – pp. 49-76, 149-159. (In Russ.)

7. Trubetskoy Ye. N. Religiozno-obshchestvennyy ideal zapadnogo khristianstva v 5 v. CH. 1. Mirosozertsaniye bl. Avgustina. [Religious and social ideal of Western Christianity in the 5th century Part 1. The worldview of Blessed Augustine]. Moscow, 1892. pp. 22-23. URL: https://dugward.ru/library/trubetskoy/trubetskoy_1_mirosozercanie_blajennogo_avgustina.html  (accessed 15. 05. 2018).

8. Bandurovskiy K. V. Svoboda voli: vzglyad iz Srednevekov'ya. Filosofiya svobody. Pod redaktsiyey D. E. Gasparyana. [Free will: a look from the Middle Ages. Philosophy of Freedom. Edited by E. E. Gasparyan]. St.Petersburg, Aleteyya Publ., 2011. – pp. 9-22.(In Russ.)

9. D'yachenko O. N. Problema svobody voli v zapadnoyevropeyskoy srednevekovoy filosofii. [The problem of free will in Western European medieval philosophy]. Istoricheskiye, filosofskiye, politicheskiye i yuridicheskiye nauki, kul'turologiya i iskusstvovedeniye. Voprosy teorii i praktiki. [Historical, philosophical, political and legal sciences, cultural studies and art history. Questions of theory and practice]. Tambov, Gramota Publ., 2017. № 3(77). pp. 66-68. (In Russ.)