О ПРОБЛЕМЕ СВОБОДЫ ВЫБОРА В ИДЕЙНЫХ РАМКАХ ФЕМИНИЗМА ТРЕТЬЕЙ ВОЛНЫ Макаров Е.Е.

Год:

Выпуск:

Рубрика:

УДК 316.346.2

О ПРОБЛЕМЕ СВОБОДЫ ВЫБОРА В ИДЕЙНЫХ РАМКАХ ФЕМИНИЗМА ТРЕТЬЕЙ ВОЛНЫ         

Макаров Е.Е.

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Алтайский государственный университет».

Адрес: 656049, Россия. г. Барнаул. пр-т Ленина, 61а

Магистрант I курса по направлению «Математика и компьютерные науки. Математическое и компьютерное моделирование» Алтайского государственного университета

Аннотация. Автор данной статьи, рассматривая проблематику свободы выбора в рамках феминизма третьей волны, выступает с критикой подобного подхода, формулирует основные идейные положения несоответствия доводов идеологов современного феминизма реальному положению дел в обществе. В качестве примера рассмотрено современное русское общество, показано, почему невозможно провести аналогии между западной феминистской традицией и русской ментальностью. Также в статье рассмотрены варианты построения современных обществ на основе феминизма третьей волны, и как такое построение повлияет на положение свободы выбора, как народа, так и отдельно взятой личности. Автор обращается к различным исследованиям тоталитарных обществ, психологии личности, политической философии и к постулатам идеологов «нового феминизма» и исследует динамику мнимого расширения свободы, и к каким последствиям это всё приведёт.

Ключевые слова: свобода личности, феминизм третьей волны, тоталитаризм, гендерные исследования.

ABOUT THE PROBLEM OF LIBERTY OF CHOICE IN THE IDEOLOGICAL FRAMEWORK OF THIRD-WAVE FEMINISM

Makarov E.E.

The Altay State University. 656049, Russia, Barnaul, 61A Lenin Avenue

Abstract. The author of this article, considering a perspective of liberty of choice within third-wave feminism, criticizes this approach, formulates the basic ideological provisions of discrepancy of arguments of ideologists of modern feminism to the real situation in society. As an example, modern Russian society is considered, shown why it is impossible to draw analogies between the western feministic tradition and the Russian mentality. Also, in article options of creation of modern societies based on third-wave feminism and as such construction will affect condition of liberty of choice, both the people, and an individual personality are considered. The author addresses various researches of totalitarian societies, psychology of the personality, political philosophy and postulates of ideologists of "new feminism" and investigates dynamics of imaginary expansion of freedom and to what consequences all this will lead.

Keywords: personal freedom, third-wave feminism, totalitarianism, gender studies.

Феминизм третьей волны – феноменальное явление, которое является не таким уж и новым на Западе и получившее активное распространение в нашей стране. Чем же он так привлекателен для женщин, и почему в нём необходимо разобраться мужчинам и представителям других гендеров? Если обратиться к главному манифесту этого движения, созданному идеологом «новой волны» Ребекке Уолкер [1], то, на первый взгляд, можно обнаружить масштабные идеи, которые, несомненно, должны изменить образ мысли всех людей в разных странах в лучшую сторону, независимо от того, какая ментальность и какие традиции господствуют в той или иной народности. Концепция феминизма третьей волны постулирует юридическое равенство абсолютно для всех людей, независимо от цвета кожи, социального положения и гендерной идентичности; предполагает изменение общественного сознания таким образом, чтобы искоренить всевозможные предрассудки и архаичные представления о человеке, его положении в социуме, личностной свободе и свободе выбора. Однако, всё ли так, как нам преподносится? Есть ли какие-нибудь подводные камни в этой концепции?  Каким образом внедрение этих идей повлияет на социальную реальность. Рассмотрим в рамках данной статьи вопрос о свободе выбора в условиях данного движения.

«Новая волна» постулирует свободу выбора везде и всегда. Концепция «третьей волны» заявляет о недопустимости любой детерминации свободного выбора личности – является ли детерминирующая инстанция государством, семьёй или любым другим социальным субъектом. Хорошо иллюстрирует это в своей книге Астрид Генри [2], описывая процесс разрушения старых устоев, разрыв со старшим поколением феминисток. На место разобщённых и угнетённых женщин приходят женщины, готовые защищать свои права вместе, помогать друг другу не только в правовых вопросах, но и в исключении любого другого посягательства со стороны на её личную свободу. Рассматривается концепция «сестринства» [3]. Женщины больше не разобщены, их сплочённые действия должны привести мир к «светлому будущему» без угнетения, без сексуальных ограничений, без правовых препятствий, без давления на кого-либо.

Рассматривая другие работы активисток и идеологов движения [4-6], можно увидеть их своеобразный «самоповтор». Меняются ситуации, действующие лица, степень радикальности, но основная идея о свободе не изменяется. Однако, можно заметить, что идея свободы выбора, в действительности разворачивается на сто восемьдесят градусов. Свободная женщина – это женщина, которая вправе поступать так, как ей хочется, при условии, что её желание не наносит физического или морального ущерба другому индивидууму. Желание свободной женщины формируется на основе пережитого ей личного опыта и накопленных знаний. [7] Свобода, которая диктуется кем-либо – не является свободой, неважно, какие намерения преследовал «диктатор». И данный факт должен относиться к любому гендеру, не стоит забывать о том, что интерсекциональность – один из основных принципов неофеминизма. Человек вправе выбирать, как жить, как учиться, как работать, как гендерно самоидентифицироваться, какие сексуальные предпочтения выбирать. Новые феминистки, как они сами утверждают, только этого и добиваются, но в действительности получается, что добиваются они этого только для определённого круга людей, поддерживающих радикальные идеи. Любая другая позиция автоматически считается неверной, даже если она, в целом, поддерживает идеи третьей волны.

Возможно ли выбрать для женщины традиционный путь самореализации в условиях традиций и менталитета той страны, где она родилась? Рассмотрим это на примере русской культуры, хотя аналогии можно проводить и с любой другой культурой, где права женщин равны по отношению к мужчинам и урегулированы законодательно. В качестве примера, рассмотрим только цис-гендерных женщин, аналогичные примеры довольно легко построить и для других гендеров. Если в рамках данной культурной модели женщина сама осознанно выбирает для себя эту ветку самореализации, то она автоматически становится главным врагом для идеологов третьей волны. Тот факт, что она не станет поддерживать радикализм по отношению к мужчинам, а вместо этого предпочтёт конструктивный диалог, предпочтёт остаться хранительницей домашнего очага, полностью противоречит всем идеологическим шаблонам «новой волны», а значит с их точки зрения, она предпочла якобы рабский и ущемлённый стиль жизни. В рамках третьей волны забывается весь накопленный веками опыт русской культуры, пусть и далеко не всегда исторически поддерживающий равноправие, но в наши дни уже большинство россиян отказались от пережитков патриархального прошлого и рассматривают только положительные аспекты русского культурного наследия.

Рассмотрим другой вариант. Наша гипотетическая женщина не захотела жить согласно традиционной схеме нашей страны, она выбрала путь саморазвития, карьерного роста. Подчеркну ещё раз, что всякий её выбор осознанный, сделанный без давления извне. Она смогла получить образование, построить хорошую карьеру, не по тому, что она женщина, или европеоидной расы, или проживает в России, а лишь благодаря её старательности, и настойчивости, и существования должной мотивации. При всём этом, она не рассматривает всех мужчин, как доминантную группу, не считает, что каждый первый мужчина покушается на ей личную, сексуальную и прочие свободы. Она, конечно, признаёт существования маргиналов разных мастей в обществе, но тем не менее ясно понимает, что каждый по-своему индивидуален, и не стоит по нескольким неудачным опытам судить о каждом конкретном, незнакомом, отдельно взятом человеке радикально. В таком случае, она снова становится главным врагом неофеминизма. С их точки зрения, она не поддерживает идею о различных группах, в которых всегда есть те, кому легче и проще, то есть тех группах, которые опять, в их понимании, являются доминантными.

В такой ситуации не может быть речи ни о равноправии, ни о заявляемом идеологами «Третьей волны» сестринстве, ни о какой-либо свободе выбора. Чтобы ни выбрал любой человек, не только цис-женщина, если этот выбор не совпадёт с позицией идеологов «новой волны», он автоматически становится вне закона. При этом стоит отметить, что речь идёт об абсолютно любой идее, так или иначе отличающейся от идей «Третьей волны». Такой ли свободы хотим мы все? Чем эта свобода отличается от свободы, диктуемой политическими диктаторами или маргинальными религиозными сектами? С позиции данной идеологии невозможно рассматривать человека как индивидуальность, как личность, не идёт никакой речи о разности культур, о желаниях самого человека. Есть только предрассудки о положениях различных рас, наций и гендерах. В некоторых отношениях положения данной концепции действительно не лишены оснований: насилие над личностью, построение тоталитарных обществ разных толков в ХХ веке, понимание человека, как единицу рабочей силы, без какой либо отсылки к духовному, внутреннему концепту личности [8-9] – всё это вызывает протестные возмущения, например, в виде того же феминизма, но, следует отчётливо понимать, что это уже вопросы законодательного регулирования, либо вопросы ликвидации безграмотности населения в вопросах юриспруденции и гендерных исследований, но ни в коем случае не ограничение в правах тех или иных лиц методами, используемыми неофеминистками. Иначе, чем они отличаются от самих «угнетателей» разного вида. И, конечно, не стоит забывать о том, что многие случаи сексизма, расизма и прочих дискриминаций в США и странах Западной Европы, а именно оттуда, следует заметить, «рупор феминизма» диктует свои правила во все остальные страны и культуры; были или имеют место быть в России или других странах с относительно прогрессивным законодательством, но совершенно другим пластом культуры.

Что же будет в случае, если феминизм третьей волны победит как идеология? В такой гипотетической ситуации получается государство с господствующей идеологией ограничения человека в его свободе, становление методик и технологий пропаганды и манипуляции психикой [10]. Непоколебимые догмы будут главенствовать в законодательстве и умах людей. Пиком всего этого станет полнейший тоталитаризм, где за любые отклонения от главенствующей нормы человек будет подвергнут уголовному или другому наказанию, основанному на основных положениях идеологии третьей волны.  Достаточно просто можно провести аналогии на исследования других тоталитарных обществ, например, нацистской Германии или сталинского Советского Союза, как двух ярчайших примеров тоталитаризма ХХ века [9].

Сексизм, направленный по отношению к женщинам, и против которого и выступают все феминистки мира, превратится в то же самое, но уже только по отношению, как и к мужскому населению, так и к женскому и представителям другим гендеров. Любые другие идеологические стереотипы в общественном сознании будут пресекаться. Нужна ли такая свобода и такое государство нынеживущим и последующим поколениям? Рациональное ограничение свободы – не есть абсолютное зло. Свобода – это не только то, что мы принимаем своим разумом, как возможность отказаться от того или иного желания, принуждения или некое хаотичное несвязное действие, свобода – есть большая ответственность, перед другими, и за других[11]. Чем больше свободы получит конкретная социальная группа людей, тем сильнее и агрессивнее будет подавление инакомыслия. Главной политической и социальной движущей силой является народ, как последняя форма, которая не изжила себя, пережив либерализм, фашизм и коммунизм [12]. Народ без пола, но народ с набором своих собственных социокультурных аспектов. Именно народ должен определять общественное сознание. Разобщённость современных феминисток делит народ на разные непримиримые друг с другом коалиции, которые никогда не достигнут консенсуса. Современный народ России стал достаточно самостоятельным, чтобы отречься от грехов прошлого и встать на новый этап развития, с учётом всех предыдущих консервативных взглядов. И он сможет сам, самостоятельно, определить своеобразное окно Овертона для каждого конкретного представителя.

При условии сплочённости народа одного государства внутри себя можно легко победить сексизм, урегулировать права и степени свободы граждан, достичь полного взаимопонимания. Именно либерализм в отношении себя и привёл к феминизму третьей волны, чего ни коим образом нельзя допустить в нашей стране. А вот привить культуру самостоятельности, уважения ко всем полам, которое никак не противоречит русской народности просто необходимо. Сознание россиян должны определять не громкие и бессмысленные лозунги, а ценности русской философской традиции, вкупе с пересмотром некоторых из них, с учётом достижения равноправия и внедрения новейших технологий.

Список литературы

  1. Walker, Rebecca. Becoming the Third Wave.  «Ms» Magasine, 1992. URL: https://msmagazine.com/spring2002/BecomingThirdWaveRebeccaWalker.pdf (accessed 12.05.2018)
  2. Henry, Astrid. Not My Mother's Sister: Generational Conflict and Third-Wave Feminism. Bloomington, Indiana University Press Publ., 2004. 204 p.
  3. Baumgardner, Jennifer; Richards, Amy. Grassroots: A Field Guide for Feminist Activism. Farrar, Straus and Giroux Publ, 2004. 306 p.

  4. Baumgardner, Jennifer; Richards, Amy. Manifesta: Young Women, Feminism, and the Future. Farrar, Straus and Giroux Publ, 2000. 416 p.

  5. Faludi, Susan. Backlash: The Undeclared War Against Women. Vintage Digital Publ., 1991. 608 p.

  6.  Evans, Elizabeth. The Politics of Third Wave Feminisms: Neoliberalism, Intersectionality, and the State in Britain and the US. Palgrave Macmillan UK, Macmillan Publishers Limited, 2015. 237 p. DOI 10,1057 / 978113729527

  7. Лакан Ж. Семинары. Книга 2. «Я» в теории Фрейда и технике психоанализа. — М.: Логос, 1999. – 545 c.
  8. Арендт Х. О насилии / Перевод с англ. Г.М. Дашевского. М.: Новое издательство, 2014. — 147 с.
  9. Friedrich C. J., Curtis M., Barber B. R. Totalitarianism in Perspective: Three Views. Praeger Publ., 1969. — 735 p.
  10. Хайдеггер М. О сущности истины. М.: Ad Marginem, 1997. — 452 с.
  11. Дугин А.Г. Четвертая политическая теория. Россия и политические идеи ХХI века. – СПб.: Амфора, 2009. – 343 с.

References

  1. Walker, Rebecca. Becoming the Third Wave.  «Ms» Magasine, 1992. URL: https://msmagazine.com/spring2002/BecomingThirdWaveRebeccaWalker.pdf (accessed 12.05.2018)

  2. Henry, Astrid. Not My Mother's Sister: Generational Conflict and Third-Wave Feminism. Bloomington, Indiana University Press Publ., 2004. 204 p.

  3. Baumgardner, Jennifer; Richards, Amy. Grassroots: A Field Guide for Feminist Activism. Farrar, Straus and Giroux Publ, 2004. 306 p.

  4. Baumgardner, Jennifer; Richards, Amy. Manifesta: Young Women, Feminism, and the Future. Farrar, Straus and Giroux Publ, 2000. 416 p.

  5. Faludi, Susan. Backlash: The Undeclared War Against Women. Vintage Digital Publ., 1991. 608 p.

  6. Evans, Elizabeth. The Politics of Third Wave Feminisms: Neoliberalism, Intersectionality, and the State in Britain and the US. Palgrave Macmillan UK, Macmillan Publishers Limited, 2015. 237 p. DOI 10,1057 / 978113729527

  7. Lakan Zh. Seminary. Kniga 2. «Ya» v teorii Frejda i tekhnike psihoanaliza. [Seminars. Book 2. "I" in the theory of Freud and in the technique of psychoanalysis.]. – Moscow, Logos Publ., 1999. 545 p. (In Russ.)

  8. Arendt H. O nasilii. [About the Violence]. Moscow, Novoe izdatel'stvo Publ., 2014. — 147 p. (In Russ.)

  9. Friedrich C. J., Curtis M., Barber B. R. Totalitarianism in Perspective: Three Views. Praeger Publ., 1969. — 735 p.
  10. Hajdegger M. O sushchnosti istiny. [About the Essence of Truth]. Мoscow, Ad Marginem Publ., 1997. — 452 p. (In Russ.)

  11. Dugin A.G. Chetvyortaya politicheskaya teoriya. Rossiya i politicheskiye idei XXI veka. [The fourth political theory. Russia and political ideas of the XXI century]. St.Petersburg, Amfora Publ., 2009. – 343 p.