ПРАКТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ФИЛОСОФСКОГО ОПЫТА В ТРАДИЦИЯХ ХИНАЯНЫ И МАХАЯНЫ Вольферц М. В.

Год:

Выпуск:

Рубрика:

УДК 1 (091)

ПРАКТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ФИЛОСОФСКОГО ОПЫТА В ТРАДИЦИЯХ ХИНАЯНЫ И МАХАЯНЫ

Вольферц М. В.

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет». Адрес: 656049, Россия. г. Барнаул. пр-т Ленина, 61а                                  

Аспирант II курса по направлению «Философия, этика и религиоведение» Алтайского государственного университета

Аннотация: В настоящей публикации рассмотрен практический аспект философского опыта. Автор данной статьи обращается к исследованиям в области буддийской философии, согласно которым архат в традиции Хинаяны и бодхисаттва в традиции Махаяны представляют собой идеальные личности, имеющие опыт подлинного существования. Так, для последователей Хинаяны целью буддийского пути является обретение архатства и вступление в нирвану. Благодаря собственным усилиям, пройдя все этапы Восьмеричного благородного пути: мудрости, поведения и сосредоточения, архат постигает подлинную реальность (нирвану), но он никого не ведет за собой, а лишь личным примером показывает, что достижение состояния просветления возможно. Данное состояние раскрывает, по мнению автора, практический аспект философского опыта. К постижению подлинной реальности и обретению философского опыта в Махаяне ведет путь развития сострадания и мудрости как путь достижения состояния бодхисаттвы.

Ключевые слова: философский опыт, Хинаяна, Махаяна, архат, бодхисаттва.

THE PRACTICAL ASPECT OF PHILOSOPHICAL EXPERIENCE IN THE TRADITIONS OF HINAYANA AND MAHAYANA

Vol'ferc M.V.

The Altay State University. 656049, Russia, Barnaul, 61A Lenin Avenue

Abstract: This publication describes the practical aspect of philosophical experience. The author of this article refers to research in the field of Buddhist philosophy, according to which the arhat in the Hinayana tradition and the bodhisattva in the Mahayana tradition are ideal individuals who have experience of authentic existence. So, for the followers of Hinayana, the goal of the Buddhist path is to acquire arhatship and enter into nirvana. Through his own efforts, having gone through all the stages of the Eightfold Noble Path: wisdom, behavior and concentration, the arhat comprehends the true reality (nirvana), but he does not lead anyone, but only by personal example shows that the attainment of a state of enlightenment is possible. This state reveals, in the opinion of the author, the practical aspect of philosophical experience. To the comprehension of authentic reality and the attainment of philosophical experience in Mahayana leads the development of compassion and wisdom as a way of attaining the state of bodhisattva.

Keywords: philosophical experience, Hinayana, Mahayana, Arhat, bodhisattva.

Важнейшей характеристикой буддийской философии является её практическая направленность, она является не столько теоретической областью знаний, сколько направлена на изменение жизни конкретного индивида. Как пишет известный российский буддолог Е. А. Торчинов, буддизм является «своеобразным проектом преобразования человека из существа, страдающего и онтологически несчастного, в существо свободное и совершенное» [9, с. 27]. Тем самым, при рассмотрении практического аспекта философского опыта, на наш взгляд, важным является обращение к буддийской философии, в частности к конкретным духовным, медитативным и телесным практикам, направленным на разрешение проблемы человека как живого существа – мыслящего и переживающего.

Ставя перед собой цель, выявить практический аспект философского опыта на примере буддийской философии, мы обратились к ее основным направлениям: Хинаяна (Тхеравада) и Махаяна. Как известно, после паринирваны Будды его учение разделилось на различные направления. Появилось около двух десятков школ, которые можно разделить на две большие группы: стхавиравадины (или от пали тхеравадины) и махасангхики. Именно эти группы дают начало направлениям буддизма, которые существуют и в настоящее время. Тхеравадины – последователи учения старейших утверждали, что именно они в сохраняют истинное учение Будды, а махасангхики исказили его и привнесли совершенное недопустимые новшества. Среди наиболее известных школ тхеравадинов: сарвастивадины и саутрантики как основатели онтологического учения о дхармах. После исчезновения буддизма в Индии Тхеравада распространилась на территории стран Юго-Восточной Азии и получила название – южный буддизм, и в это же время происходит слияние древних школ в одно направление, получившее название Хинаяна, что означает малая или низшая колесница. Данным названием последователи старейших обязаны Махаяне или Большой колеснице, последователи, которой считают себя идущими Великим Путем. Слово «хинаяна» имеет уничижительный смысл, но мы, следуя укрепившейся отечественной традиции, не будем изменять употребление данного слова.  

Согласно Хинаяне, идеальная личность – это архат, святой, который, пройдя Благородный Восьмеричный путь, достиг нирваны и навсегда ушел из мира сансары. Архат на пути к освобождению проходит три необходимые этапа: ступень вступившего в поток, то есть вставшего на путь Дхармы; ступень единожды возвращающегося человека, его сознание еще должно вернуться на уровень мира желаний; ступень более не возвращающегося, чье сознание отныне будет пребывать в состоянии медитативного сосредоточения. На третьей ступени практикующий обретает архатство и вступает в «нирвану без остатка». Данные три этапа связаны с иерархией трех слоев бытия, характерными для буддийской картины мира. Нижний уровень – мир желаний, в котором живут существа, имеющие чувственные желания, выше находится мир форм, населенный богами, лишенных чувственных желаний и выше всех находится мир не-форм, в котором пребывают существа, которым удалось избавиться от всех желаний. Эту иерархию слоев бытия можно соотнести с восьмью степенями медитативного погружения. Мир желаний находится ниже первой ступени медитации, мир форм – с первой по четвертую ступень медитации, мир не-форм ассоциируется с 5 по 8 ступенями медитации. Несмотря на то, что мир не-форм является недосягаемым для обычных существ, он все же является миром сансары. Согласно воззрениям последователей Хинаяны, сансара наделена такими характеристиками как непостоянство, не чистота, страдание. Ей противостоит нирвана, а методом для перехода из сансары в нирвану является медитация, развитие осознанности, мудрости, борьба с аффектами. Известный тибетский буддийский лама Калу Ринпоче в своей работе «Углубленный буддизм: от Хинаяне к Виджраяне» производит сравнение основных направлений буддизма в аспекте их работы с «мешающими эмоциями», под которыми он подразумевает желания и привязанности, неведение, жажду обладания. В традиции Хинаяны практикующий отбрасывает их. Как именно это происходит? Путем осознания их негативных характеристик. Например, у монаха возникает желание (Хинаяна – это, прежде всего, путь монаха) и его задача – вспомнить, что из желания произрастет существование в сансаре.        

Необходимо понять, что в нем нет истинной ценности. Например, если мужчину монаха привлекла женщина, он постарается воспринимать ее тело, как составленное из элементов: кожи, плоти, костей, артерий, органов пищеварения, органов выделения и так далее. В Древней Индии монах отправлялся в места сожжения трупов или на кладбище, где мертвые тела оставляли на открытом воздухе, чтобы их съедали стервятники и другие животные. Монах, наблюдая за кусками человеческой плоти, разорванными телами, нейтрализовал желание отвращением. Так к нему приходило понимание, что тело не заслуживает особого внимания, оно лишь источник страданий. Для избавления от забот о теле практикующий удаляется в уединенное место и посвящает себя медитации, опирающейся на четыре вида полной осознанности: полная осознанность в отношении тела, полная осознанность в отношении ощущений, полная осознанность в 48 отношении ума, полная осознанность в отношении явлений. Первый вид осознанности касается тела, ум сосредотачивается на осознании себя телом, воздерживаясь от оценок. Практикующий открывается чувству обладания телом. Далее посредствам тела мы переживаем самые различные ощущения, какое бы ощущение не появилось, ум по-прежнему остается сосредоточенным и не отвлекаться на оценочные суждения. Третий вид осознанности направлен на переживания ума, неважно радостные они или неприятные, задача - открываться мыслям, но не следовать за ними. Так же практикуется осознанность в отношении внешних явлений: звуки, запахи. Не оценивать, не комментировать, а удерживать сосредоточение, присутствовать. Как пишет Калу Ринпоче, ухватить ум можно только здесь и сейчас. «Того, что когда то в нем происходило, больше нет. А что случится, еще не появилось. Прошлое и будущее не реальны. Ум, пребывающий в настоящем моменте, не подвержен ходу времени… ум пуст, и мы стараемся покоиться в его пустотной природе» [2, с. 33].

Цель буддиста Хинаяны – достижение архатства, как некого состояния, в котором не возникает ни мыслей, ни мешающих эмоций, это пребывание в полном умиротворении, абсолютном покое. Практикующий – это монах, который отказался от внешнего мира, который готов к одиночеству и довольству малым. У последователей монашеской традиции Хинаяны очень суровая жизнь, проходящая с предписаниями Винайи. В тибетском каноне это около тринадцати томов правил, касающихся тела, одежды, пищи, совместной жизни с другими людьми. Из личных вещей у монаха есть лишь чаша для подаяний, одеяние и фильтр для воды, благодаря которому можно отсеивать из нее насекомых. Ему дозволено съесть лишь одну чашу еды до полудня. Большую часть времени монах хранит молчание, избегая бессмысленных разговоров. Правила поведения, описанные в Винайпитаке адресованы не только монахам, но и мирянам, а это значит, что любой человек может практиковать учение, не принимая обетов. В вайбхашике – философская школа Хинаяны, провозгласивший принцип «все есть» утверждается необусловленный характер нирваны в противоположность обусловленному характеру сансары – мира феноменов. Здесь подразумевается оппозиция санскрита-дхармы — обусловленных дхарм сансары и асанскрита-дхармы – необусловленных дхарм нирваны. Но, если Нирвана необусловлена, то, как буддийская практика, осуществляемая в обусловленном мире, может привести к ней? В «Милиндапаньхе» говорится, несмотря на то, нирвана – это итог прохождения этапов медитации. Существует восемь ступеней медитации, но известно, что Будда учил девятой ступени, которая носит название санджня-ведита-ниродха, что можно перевести как «подавление восприятия и ощущения», или ниродха-самапатти, «обретение подавления». Данная ступень предполагает полное подавление скандх, связанных с сознанием (ведана, санджня, санскара и виджняна), скандха тела (рупа), поддерживаемая жизнеспособностью (дживит-индрия), продолжает действовать. В этом состоянии, как утверждает Буддагхоша, телу нельзя повредить, например, оно не подвластно огню. Соотношение нирваны и ниродхи – предмет спора между исследователями: одни их отождествляют, другие различают, третьи считают ниродху прообразом нирваны или состоянием, на нее похожим. Различие между нирваной и ниродхой состоит в том, что ниродха как ступень медитации является обусловленной самскртиа-дхармой, тогда как нирвана есть асамскрита-дхарма. Нирвана – вне времени и форм сансары. В Хинаяне можно выделить «колесницу слушателей» (Шравакаяна) и «колесницу Будд» (Пратьекабуддаяна). Колесница слушателей- все те, кто слышал Учение от самого Будды или от других наставников дхармы, которые в результате наставлений достигли наивысшей цели – Шравакабодхи или Пробуждение. Пратьекабудда (буквально «Будда сам по себе») – последователь Хинаяны, который достиг состояния Будды благодаря собственным усилиям. В своем последнем существовании в сансаре они не нуждаются в наставнике, учителе, они способны достичь уровня Архата в силу собственных заслуг и благой кармы. Пратьекабудды делятся на отшельников, идущих свои путем в полном одиночестве и «общающихся», которых можно разделить на «общающихся в большом круге» и «общающихся в узком кругу». Первые обретают мудрость великим усилием, так как они работают на более раннем этапе, вторые обретают мудрость меньшими усилиями, так как работают на последующих этапах. Большие усилия необходимы на начальном этапе вступления на путь Дхармы, но чем дальше продвигается практикующий, тем легче ему становится. Для разъяснения этого часто приводят пример с садовником и заросшим садом. Для того, чтобы освободить сад от сорняков садовнику придется приложить огромные усилия, но когда эта цель будет достигнута, то для поддержания сада в порядке потребуется относительно небольшое усилие. Так ж происходит и с встающим на путь Дхармы. Несмотря на данное разделение Хинаяны на слушателей и «одиноких Будд» цель у них будет одна – достижение просветления, благодаря собственным усилиям, для этого необходимо соблюдение всех обетов индивидуального освобождения из круговорота сансары. Но Архат никого не ведет за собой, а лишь личным примером показывает, что достижение нирваны возможно.

С. Радхакришнан в негативном ключе высказывается относительно буддизма Хинаяны, называя архата эгоистом, который не приносит пользы никому, кроме себя, что не соответствует личности Будды, человека, полного сострадания ко всем живущим существам. «Холодность и бесстрастность идеала архата не вдохновляет. Вполне может быть, что в те дни, когда узы общественной жизни были слабы, подобные убеждения имели большую ценность. Но мир не может превратиться в монастырь. Мы не можем принудительно заточать в монастыри мужчин, женщин и детей. Отвращение к жизни не представляет собой всего, что есть существенного в жизни человека. Истинный аскетизм это не безразличие к страданию мира, а создание места уединения даже среди бурной деятельности жизни. Мы должны быть настолько сильны духовно, чтобы сохранить наши души и в суете мира, а не только в покое и тишине жилища отшельника» [5]. Хинаяна – религия помощи самому себе, это путь, не знающий милосердия или посторонний поддержки. Каждый сам может достигнуть главной цели – освобождения от страданий.

Термин Махаяна сформировался в начале новой эры для обозначения принципиально нового буддийского учения. Школа Махасангхика (буквально «большая община») является предтечей возникновения Махаяны. Представители Махасангхики выступали с критикой идеала архата тхеравадинцев, их не устраивала также трактовка буддийской общины лишь как монашеской. В целом они отстаивали интересы мирян, отсюда происходит и название – большая община, включающая как монахов, так и многочисленных мирян. На почве данных воззрений и была сформирована Махаяна (Большая колесница). В отличие от Хинаяны идеальной личностью для последователя Махаяны является не одинокий архат, тот, кто стремится достичь нирваны ради себя самого, а тот, кто желает достичь состояния Будды на благо всех чувствующих существ – бодхисаттва. Е. А. Торчинов указывает, что в рамках данного направления нирвана уже не является целью практикующего, целью является пробуждение. Уже в самых ранних махаянских сутрах (Праджня-парамита) можно найти этому подтверждение. Провозглашается точка зрения, что нирвана, к которой стремятся последователи Хинаяны, не является истинной нирваной. Они могут вырваться из сансары, но высшая истина остается для них непостижимой, так как только Большая колесница способна привести практикующего к пробуждению и достижению состояния Будды. И, согласно Махаяне, состояние пробуждения несравнимо выше нирваны архата. Идею пробуждения (бодхи) называют также Бодхисаттваяной – Колесница Бодхисаттв, тех, кто стремится к пробуждению. В Махаяне бодхисатва – это любой человек, обладающий намерением пробудиться (бодхичитта). Фраза: «Да стану я Буддой на благо всех живых существ» выражает суть бодхичитты, человека, умеющего видеть всех живых существ в качестве своих матерей. Калу Ринпоче указывает, что бодхичитта может быть относительной и абсолютной. Первая заключается в понимании, что в прошлом все существа были нашими матерями или отцами. Поскольку все живые существа находятся в сансаре, то каждый человек побывал со всеми существами во всевозможных отношениях, и каждое существо побывало в роли нашего родителя. Понимание этого приводит к развитию любви и сочувствия ко всем живым существам. Абсолютная бодхичитта – это осознание пустоты вещей, пустой природы всех явлений. Понимание этого приходит посредствам медитации, практикующий приходит к постижению пустотности. Люди не воспринимают мир пустым, для них он материален, люди находятся во власти желаний и пребывают в круговороте рождений и смертей. Практикующий, осознав пустоту всех явлений, проникается сочувствием ко всем существам. И в этом есть проявление относительной бодхичитты, ее роль очень важна на буддийском пути, она позволяет очистить негативную карму, накопить заслугу и мудрость. Отталкиваясь от сочувствия и, приступая к прктике Шести парамит: щедрость, осознанность, терпение, усердие, сосредоточение, мудрость, практикующий следует по пути Большой Колесницы, минуя десять уровней Бодхисаттвы, пока не достигнет состояния Будды [2, с. 53]. Уже в зрелой Махаяне основополагающими качествами бодхисатвы называют мудрость и сострадание. Нельзя стать Буддой, если не овладеть в совершенстве этими качествами. Сострадание в контексте данного направления можно определить как набор методов, посредством которых бодхисатва помогает живым существам освободиться из круговорота сансары. Но нельзя достичь состояния пробуждения руководствуясь только лишь состраданием, либо только лишь мудростью. Мудрость лишена практического аспекта, а сострадание без мудрости слепо. Часто для иллюстрации важности их единения в качестве приводят буддийское предание, об основателе йогачары Асанге. Стремясь стать учеником бодхисаттвы Майтреи, Асанга много лет был в самадхи, но, не достигнув желаемой цели, он покинул место своего уединения и отправился в город. Там он увидел умирающую собаку, в  которой уже кишели черви. Асанга, преисполненный сострадания, отрезал от своего бедра кусок плоти, пересадил на него червей, дабы они не погибли, когда он убрал их с собаки, желая спасти ее. В этот момент собака преобразилась, и перед Асангой предстал бодхисаттва Майтрея. Это случилось в силу того, что Асанга обрел мудрость и сострадание, и, соединившись, они привели к наилучшему результату. Е. А. Торчинов приводит три типа бодхисаттв: бодхисаттва-царь, тот, кто сначала достиг пробуждения, а уже после заботится об освобождении всех существ сразу; бодхисаттва-лодочник, перевозящий по одному существу на другой берег существования; бодхисаттва-пастух, который сначала спасает все существа и только потом сам вступает в нирвану. Идея бодхисаттв берет свое начала в анатмаваде. Снятие границ между Я и Другим, между Я и Не-Я является условием, благодаря которому становится возможно спасение всех существ. Понимание идеи ложности индивидуального Я приводит к единению со всеми живущими существами. Доктрина анатмавады снимает дихотомию Я и Другого, уничтожает ложное чувство Я и способствует развитию сострадания, сочувствия ко всем существам. Хинаяна, предлагающая индивидуальное освобождение, подразумевает наличие постоянного начала в человеке, некого постоянного Я, которое и освобождается в итоге, что противоречит одной из основополагающих идей буддизма: учении о «НеЯ». Важным понятием философии Махаяны, является понятие «праджня» – мудрость. В данном направлении буддизма праждня трактуется как способность непосредственно постигать реальность как она есть. Истинная реальность – это татхата или «таковость», она же природа Будды, она же есть пустота. Учение о праджне, содержащееся в сутрах Праджняпармиты (Сутра сердца, Алмазная сутра и другие), как говорит буддолог Бидия Дандрон, есть видение пустоты мира (сансары и нирваны) или видение шуньяты. Праджня, понимаемая как видение пустоты мира, отождествляется с мудростью. Именно мудрость приводит к постижению высшей истины, высшей реальности, достижению нирваны. В хинаяне, праджня означает умение распознавать дхармы, Буддхагоша, принадлежавший школе тхеравады определяет мудрость как «проникновение в истинную природу дхарм», ее функция – рассеивать тьму, что скрывает подлинное бытие дхарм. Мудрость есть отсутствие заблуждения [3, с. 141]. В Махаяне праджня как мудрость не имеет под собой рациональной основы, она иррациональна, интуитивна. Это непосредственное постижение подлинной, высшей реальности. Пробуждение – это способность видеть пустоту «таковость» всех явлений мира, то есть такими как они есть – пустыми. Праджня включена в шесть парамит (дословно выход за пределы, переправа). Парамита – переправа на другую сторону существования, переправа к освобождению, нирване. Таким образом, «Праджняпарамита, если свести в одно ее праджню и парамиту – это интуитивная мудрость, которая переправляет к нирване – высшей истине… Постижение истины – это есть просветление, понимаемое как постижение таковости – пустоты. Иными словами, это высшая мудрость, выводящая нас за пределы обыденного (омраченного) сознания и обеспечивающая непосредственное постижение истины, что адекватно достижению нирваны» [15]. Истинная реальность несемиотична, не может быть описана, а постигается лишь интуитивно. В «Сутре сердца праджня-парамита» описано как бодхисаттва Авалокитешвара увидел, что все пять скандх пусты. Более того, пустота – сущностный признак всех дхарм. То есть не только скандхи, которые образуют Я – бессущностны, но таковыми являются и все элементы бытия – дхармы. И, согласно данной сутре, именно наличие представления о самосущей единичности, элементе бытия является корнем заблуждений и привязывает нас к сансаре. Теория дхарм рождает ложные представления о Я и о мире. В действительности, утверждают последователи Махаяны, пребывание в сансаре иллюзорно, неведение – источник миража сансарического существования. Все живые существа изначально содержат в себе природу Будды и пребывают в нирване. Будда – это синоним истинной реальности. Так как Будда является Буддой в силу пробуждения или обретения бодхи, то природа Будды и природа бодхи совпадают. Таким образом, пробуждение – становится неким принципом, изначально заложенном в человеке. По мнению А. М. Пятигорского, пробуждение – это не только новое понятие, которое разрабатывается в Махаяне, оно – особая сущность, изменившая направление всей буддийской философии. «Как у Парменида (по Хайдеггеру, во всяком случае) мысль есть мысль о бытии, так у ранних махаянистов мысль есть мысль о Пробуждении» [4, с. 188]. Дхарма (учение Будды) формирует духовное тело Будды. Так появилась идея о Дхармовом теле Будды (Дхармакае). Все дхармы, как элементарные частицы – есть дхармы Будды, все существа есть Будды, но не пробудившиеся к пониманию этого. В потенциале они содержат в себе истинную реальность и для ее реализации необходимо пробуждение. Таким образом, Будда не должен пониматься исключительно как историческая личность. Существует три «тела» Будды. Дхармакая – это наивысшее из них, это истинная природа всех явлений, истинная реальность, трансцендентный принцип. Дхармакая присутствует в каждом существе. После пробуждения Будда благодаря присущему ему состраданию создает отражения своего Дхармового тела, обладающие формой и известные как рупакая. Самбхогакая – «тело блаженства», в нем Будду могут созерцать высокодуховные существа, такие как йогины, бодхисаттвы, способные разворачивать свое сознание в мире форм и не-форм. Нирманакая – «тело превращения», в котором Будды являют себя в мире желаний и в образе учителей проповедают Дхарму. Таким образом, Махаяна провозглашает идею множества Будд. Идеалу архата Хинаяны был противопоставлен идеал бодхисатвы, человека, сумевшего пробудиться, но не ушедшего в нирвану, для того, чтобы помогать всем живым существам на пути к освобождению. «Я буду стражем для беззащитных, проводником для путешественника, судном, родником, мостом для тех, кто стремится к тому берегу; я буду светильником тому, кто нуждается в свете, постелью для усталого, нуждающегося в постели, преданным рабом того, кто нуждается в помощи» [5]. Важную роль в философии Махаяны играет теория Татхагатагарбха. Современные буддологи не относят ее ни к одной из философских школ Махаяны, будь то мадхьямака или йогачара. Слово Татхагата означает Будда, является его синонимом. Гарбха – это зародыш или эмбрион, а также оно место нахождения зародыша – матка, лоно. Таким образом, понятие Татхагатагарбха можно перевести как зародыш Будды, лоно Будды. Согласно одной из интерпретаций данной тории, это означает, что каждое существо наделено состоянием Будды, потенциально им является. Но это лишь метафора, «зародыш» не стоит трактовать как субстанцию, изначально присущую каждому. Имеется ввиду, лишь то, что каждое существо может стать Буддой. Такое понимание Татхагатагарбхи свойственно для всех школ Махаяны, кроме йогачары, утверждающей, что всех людей можно разделить на категории в зависимости от того, какого успеха они смогут достичь на пути пробуждения. По их мнению, некоторые человеческие существа лишены возможности пробудиться в силу своей природы. Существует и другая трактовка Татхагатагарбхи. Согласно ей, все живые существа не просто могут стать Буддами, но уже являются ими, их задача лишь реализовать свои зачатки и пробудиться. Некоторые последователи Татхагатагарбхи утверждают, что природа Будды в каждом из нас уже актуальна и достаточно осознать себя в качестве Будды, понять, что уже здесь и сейчас ты являешься им. А. М. Пятигорский, опираясь на сутру «Собрание драгоценностей» в концепте Татхагатагарбхи усматривает возможность его истолкования как субстанции. «Все круговращение смертей и рождений, вся сансара имеет своей основой Зародыш Татхагаты, Татхагатагарбху. Поскольку Зародыш Татхагаты вечен, постоянен и неразрушим, начало феноменального мира сансары неустановленно… Зародыш Татхагаты не возникает, не исчезает, не прекращается…он за пределами мира обусловленных дхарм, но он-то и есть основа и основание для всех обусловленных дхарм. Он поддерживает все и держит в себе все дхармы» [4, с. 181]. Зародыш Будды – это тело Дхармы, которое находится в сансаре, в мире обусловленных дхарм. Тело Дхармы, как и сансара, безначально и вечно, у него нет истока. При этом мудрость Будды – высшее знание, благодаря которому можно освободиться от сансары, знание абсолютной пустотности, приводящее к пробуждению и уже изначально присутствующее в живых существах. По мнению современного мастера тибетского буддизма Йонге Мингьюра Ринпоче, для того, чтобы понять идею Татхагатагарбхи, необходимо пережить ее на собственном опыте. К этому ведет буддийская практика – практика осознанности. Медитация на чистое осознавание мыслей, чувств, восприятий. Первый шаг – это наблюдение за тем, что происходит в нашем уме. «Где бы мы ни были и что бы мы ни делали, нам нужно лишь осознавать свои мысли, чувства, ощущения как что-то естественное» [1, с. 73]. На начальном этапе практики Татхагатагарбаха проявляется в качестве спонтанных проблесков осознанности и постепенно приводит к «естественному уму» или природе Будды. Татхагатагарбха или истинная сущность человека омрачена бесконечным потоком мыслей, как золотой самородок, покрытый пылью и грязью. Естественный ум, его природа – пустотны. Но пустотность нельзя понять концептуально. Йонге Мингьюр Ринпоче пишет, что когда мы перестаем вести поиски Абсолюта, анализировать себя, свой ум или материальные объекты, «мы впервые ощущаем вкус пустотности, безграничной, неописуемой сути реальности, как она есть» [1, с. 137]. Согласно тибетской буддийской традиции, каждый человек, практикуя медитацию и развивая сочувствие и сострадание, может достичь состояния Татхагаты, непосредственного переживания свой истинной природы – природы Будды и помочь другим живым существам на пути освобождения от страданий. Исследователь Алан Уотс озвучивает точку зрения, что именно неспособность довольствоваться «благородным молчанием» Будды по повод метафизических вопросов, в частности по поводу вопроса о природе нирваны привела к появлению нового направления – Махаяны. Философия Большой колесницы выражает непреодолимое стремление ума к абстрактным метафизическим спекуляциям относительно природы реальности. Но, разумеется, не создание новой философской системы было конечной целью последователей Махаяны, а решение практических задач: пробуждение и освобождение от страданий. Таким образом, представления о нирване и цели буддийского пути с момента возникновения – раннего буддизма и до современности заметно трансформируются. Будда не ставил вопроса о природе нирваны, это состояние, которое выходит за пределы нашего опыта. Это то, что можно противопоставить сансаре и охарактеризовать лишь как прекращение становления, угасание привязанностей, желаний. Нирвана – это отсутствие рождения, старения, болезни, смерти – всего то, что характеризует сансару. Последователи Хинаяны разделяют позиции раннего буддизма относительно нирваны. Для них она – выход из круга рождений и смертей, конечная цель монаха. Понятие «нирвана» как истинная реальность и буддийский путь в целом были кардинально переосмыслены в Махаяне. От противопоставления сансары и нирваны, характерного для раннего буддизма и Хинаяны, махаянисты утверждают их тождество. Нирвана более не трактуется как небытие, а объявляется совершенным, подлинным бытием, истинной реальностью. Будда всеобъемлющ и присутствует во всех живых существах, способных думать и чувствовать. Отсюда следует вывод, что каждый человек наделен природой Будды и, осознав это, может пробудиться – пребывать в нирване. Таким образом, в Махаяне истинная реальность тождественна пустоте как абсолютной и подлинной реальности. Она не является результатом процесса, а есть высшая вечная истина, которая содержится и в мире феноменов – в сансаре и в каждом человеке в качестве «зародыша Будды», Татхагаты. Если идеальной личностью для Хинаяны является архат, который собственными усилиями достигает истинной реальности и для кого нирвана – это путь индивидуального освобождения, то Махаяна провозглашает идеалом Бодхисаттву, цель которого это освобождение от страданий всех живых существ. Бодхисаттва – тот, кто имеет намерение пробудиться, постичь истинную реальность – стать Буддой на благо всех живущих.

На основании рассмотрения представлений об идеальных личностях в традициях Хинаяны и Махаяны, мы можем заключить, что философский опыт включает в себя как духовные упражнения, способствующие его очищению и актуализации, так и телесные практики, и установки. Так, архат достигает высшего состояния бытия (просветления), приняв Четыре благородных истины и, пройдя Восьмеричный благородный путь. Цель бодхисаттвы, практикуя медитацию и развивая сочувствие и сострадание, достижение состояния Татхагаты, непосредственного переживания свой истинной природы – природы Будды и помощь другим живым существам на пути освобождения от страданий.

Список литературы

  1. Йонге Мингьюр Ринпоче. Будда, мозг и нейрофизиология счастья. Как изменить жизнь к лучшему. Практическое руководство. – М.: ориенталия, 2015. – 368 с.
  2. Калу Ринпоче. Углубленный буддизм: от Хинаяны к Ваджраяне. – Москва: Ориенталия, 2015. – 344 с.
  3. Конзе, Э. Буддизм: сущность и развитие. Пер с англ. Беляева И. / Э. Конзе. – СПб.: Наука, 2003. – 287 с.
  4. Пятигорский А. М. Введение в изучение буддийской философии //Мышление и наблюдение. – СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2016. – 544 с.
  5. Радхакришнан С. Индийская философия. [Электронный ресурс]. URL: https://psylib.ukrweb.net/books/radha01/index.htm (дата обращения: 01.05.2018)
  6. Розенберг О. О. Проблемы буддийской философии. [Электронный ресурс]. URL: https://psylib.org.ua/books/rozeo02/index.htm (дата обращения: 01.05.2018)
  7. Рудой В.И Введение в буддизм. СПб.: Лань, 1999. – 384 с.
  8. Степанянц М.Т. Восточная философия: Вводный курс. Избранные тексты. – М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1997. – 503 с.
  9. Торчинов. Е. А. Введение в буддизм. – СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2013. – 430 с.
  10. Чаттерджи А. К. Идеализм йогачары. М.: Шечен, 2004. – 181 с.
  11. Чаттерджи С., Датта Д. Индийская философия. – М: Селена, 1994. – 416 с.
  12. Черданцева И.В. Пролегомены к пониманию человека в философии. – Барнаул: Изд-во «Концепт», 2014. –166 с.
  13. Шохин В.К. Школы индийской философии: Период формирования (IV в. до н.э. – II в. н.э.). – М.: Восточная литература, 2004. – 415 с.
  14.  Щербатской Ф. И. Избранные труды по буддизму. [Электронный ресурс]. URL: https://psylib.org.ua/books/shchb01/index.htm (дата обращения: 01.05.2018)
  15. Янгутов, Л. Е. Понятие пустоты в буддийской философии / Л. Е. Янгутов // Вестник Бурятского государственного университета. – 2016. [Электронный ресурс]. URL: https://cyberleninka.ru/article/v/ponyatie-pustoty-v-buddiyskoy-filosofii (дата обращения: 01.05.2018)

References

  1. Chatterdgi A. K. Idealizm jogachary [Yogacara idealism]. Moscow, Shechen Publ., 2004. 181 p. (In Russ.)
  2. Chatterdgi S, Datta D. Indijskaja filosofija [Indian philosophy]. Moscow, Selena Publ., 1994. 416 p. (In Russ.)
  3. Cherdanceva I.V. Prolegomeny k ponimaniju cheloveka v filosofii [Prolegomenon to the understanding of a man in philosophy]. Barnaul, Koncept Publ., 2014. 166 p. (In Russ.)
  4. Jonge Ming'yur Rinpoche. Budda, mozg i nejrofiziologiya schast'ya. Kak izmenit' zhizn' k luchshemu. Prakticheskoe rukovodstvo [Buddha, the brain and the neurophysiology of happiness. How to change life for the better. Practical guide]. – M.: orientaliya, 2015.  368 p. (In Russ.)
  5.  Kalu Rinpoche. Uglublennyj buddizm: ot Hinayany k Vadzhrayane  [In-depth Buddhism: From Hinayana to Vajrayana]. – Moskva: Orientaliya, 2015.  344 p. (In Russ.)
  6. Konze E H. Buddizm: sushchnost' i razvitie [Buddhism: the essence and development]. – SPb.: Nauka, 2003.  287 p. (In Russ.)
  7. Pjatigorskij A. M. Vvedenie v izuchenie buddijskoj filosofii. Myshlenie i nabljudenie [Introduction to the study of Buddhist philosophy. Thinking and observation]. SPb.: Azbuka, Azbuka-Attikus Publ., 2016.  544 p. (In Russ.)
  8. Radhakrishnan S. Indijskaja filosofija [Indian philosophy]. (In Russ.) Available at: https://psylib.ukrweb.net/books/radha01/index.htm (accessed: 01.05.2018)
  9. Rozenberg O. O. Problemy buddijskoj filosofii. Trudy po buddizmu [Problems of Buddhist philosophy. Works on the Buddhism]. (In Russ.) Available at: https://psylib.org.ua/books/rozeo02/index.htm (accessed: 01.05.2018)
  10. Rudoj V.I Vvedenie v buddizm [Introduction to the Buddhism]. SPb.: Lan' Publ.,  1999.  384 p. (In Russ.)
  11. Shherbatskoj F. I. Izbrannye trudy po buddizmu [The chosen works on the Buddhism]. (In Russ.) Available at: https://psylib.org.ua/books/shchb01/index.htm (accessed: 01.05.2018)
  12. Shohin V.K. Shkoly indijskoj filosofii: Period formirovanija (IV v. do n.je. – II v. n.je.) [Schools of Indian Philosophy: The period of formation (IV century BC - II century AD)]. Moscow, Vostochnaja literatura Publ., 2004. 415 p. (In Russ.)
  13. Stepanjanc M.T. Vostochnaja filosofija: Vvodnyj kurs. Izbrannye teksty [East philosophy: Introduction course. Chosen texts]. Moscow: Izdatel'skaja firma «Vostochnaja literatura» RAN Publ.,, 1997. 503 p. (In Russ.)
  14. Torchinov E. A. Vvedenie v buddizm [Introduction to the Buddhism]. SPb., Amfora. TID Amfora Publ., 2013.  430 p. (In Russ.)
  15. Yangutov L. E. Ponyatie pustoty v buddijskoj filosofii [The concept of emptiness in Buddhist philosophy ] // Vestnik Buryatskogo gosudarstvennogo universiteta, 2016. (In Russ.) Available at: https://cyberleninka.ru/article/v/ponyatie-pustoty-v-buddiyskoy-filosofii (accessed: 01.05.2018)