К ПРОБЛЕМЕ ДЕФИНИРОВАНИЯ ПОНЯТИЯ «МАНИПУЛЯЦИЯ МАССОВЫМ СОЗНАНИЕМ» (Тузова В.А.)

Год:

Выпуск:

Рубрика:

УДК 1:316

К ПРОБЛЕМЕ ДЕФИНИРОВАНИЯ ПОНЯТИЯ

«МАНИПУЛЯЦИЯ МАССОВЫМ СОЗНАНИЕМ»

Тузова В.А.

 

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет».

Адрес: 656049, Россия, г. Барнаул, пр. Ленина, 61

Аспирант III курса по направлению «Этика, философия и религиоведение» Алтайского государственного университета

 

Аннотация. В статье рассматривается массовое сознание как особый модус общественного сознания, определяемый свойствами его носителя - массы. Определены специфические  характеристики массового сознания, такие, как фрагментарность, разорванность, подвижность, противоречивость, изменчивость, эмоциональность, благодаря  которым массовое сознание является объектом манипуляционного воздействия.

Проведен анализ сущностных признаков манипуляции массовым сознанием как социально-философского феномена, присутствующего во всех сферах общественной жизни. Выявлены стратегические цели манипуляции массовым сознанием: формирование пассивности поведения его носителей, а также внедрение в массовое сознание ценностей, идей и убеждений, осуществляющих его программирование по запросу субъектов манипуляции. Автором дано определение понятия «манипуляция массовым сознанием с точки зрения аксиологического подхода.

Ключевые слова: масса, массовое сознание, манипуляция массовым сознанием, программирование массового сознания, стратегии манипуляции.

 

PROBLEM ОF DEFINITION OF THE CONCEPT «MASS CONSCIOUSNESS’ MANIPULATION»

Tuzova V.A.

 

The Altay State University. 656049, Russia, Barnaul, 61 Lenin Avenue

Аbstract. In the article, mass consciousness is seen as a unique modus of public consciousness defined by the properties of its carrier – the mass. Specific characteristics of mass consciousness such as fragmentariness, dissociation, mobility, inconsistency, variability and emotionality were defined, due to which mass consciousness is being an object of manipulative impact.

   Analysis of essential features of mass consciousness’ manipulation as a social philosophical phenomenon that is present in all spheres of public life was held. Strategic aims of mass consciousness’ manipulation were revealed: formation of its carrier’s passive behavior, implementation of values, ideas and beliefs in mass consciousness that would be programmed by the request of a manipulator.  Тhe author gives the definition of the concept «mass consciousness’ manipulation» from the point of view of the axiological approach.

Кеywords: mass, mass consciousness, mass consciousness’ manipulation, mass consciousness’ programming, manipulative strategies.

 

Тема манипуляции массовым сознанием достаточно часто является предметом общественно-публицистических дискуссий,  исследуется в рамках социально-гуманитарных научных дискурсов. Вследствие этого, несмотря на непреходящую актуальность проблематики, связанной с манипуляцией массовым сознанием, можно констатировать, что концепт «манипуляция массовым сознанием» на настоящий момент трансформировался в идеологическое клише, своего рода трюизм, самоочевидность которого, казалось бы, не требует верификации.

Однако анализ  социальных процессов свидетельствует не только о синкретической включенности манипуляционных стратегий в социально-нормативные механизмы современного общества, перманентности, но и о формировании тенденции к превалированию манипуляции массовым сознанием на всех уровнях регулирования социальных отношений, ведущей к разрушению аксиологических и этических основ жизни общества, что актуализирует необходимость комплексного и всестороннего научного изучения указанного социально-философского феномена.

При этом необходимо отметить, что на настоящий момент в современном научном дискурсе, с одной стороны, отсутствует концептуальное единство в понимании манипуляции массовым сознанием как социально-философского феномена, с другой стороны, отдельные конвенциональные позиции, на наш взгляд, требуют уточнения. Прежде всего, проблематичным является более или менее согласованное определение самого понятия «манипуляция» в его метафорическом словоупотреблении, которое  в рамках различных подходов и в различных контекстах не только наделяется различными существенными признаками, но и соотносится с различными явлениями.

Этимологически термин «манипуляция» восходит к латинским «manus» (рука), «manipulus» (пригоршня), буквально обозначая определенные действия с предметами, выполняемые при помощи рук, и достаточно широко используется как в обыденном, так и в научном дискурсе как денотат производимых на предметно-материальном уровне  операций.

Для понимания специфических особенностей и сущности манипуляционного воздействия необходимо определить сигнификат понятия «манипуляция», которое в результате перенесения в социально-коммуникативный контекст приобрело выраженные негативные коннотации, обусловленные экстраполяцией инструментально-объектного подхода на сферу экзистенциального и социального бытия субъекта.

Исторически манипуляция является неотъемлемым атрибутом существования человеческой цивилизации – достаточно обратиться к древнекитайским «Тридцати шести стратагемам», «Государству» Платона, «Государю» Н. Макиавелли etc.

 В современном научном дискурсе манипуляция рассматривается в индивидуальном и социальном аспектах.

Манипулирование на индивидуальном уровне в своих предельных проявлениях предполагает симуляцию субъективности и свободы индивида, конституирование ситуации, в которой манипулируемый человек ощущает себя центром и источником собственной активности, субъектом свободного действия «своей волей и в своем интересе», в действительности являясь при этом объектом воздействия скрытой власти. При этом субституция индивидуального в человеке привнесенным извне содержанием, переорганизация его духовно-психических процессов, и, как следствие, поведения, цинически преподносятся как образцы подлинного бытия в современном мире. В процессе внедрения манипулятивных установок происходит постепенный процесс самоотчуждения личности, вытеснение индивидуального «Я» «Другим» вплоть до полного замещения. В качестве «Другого» в тоталитарных обществах может выступать личность тоталитарного вождя или власть государства; так, в «Доктрине фашизма» Дж. Джентиле предлагает понимать stato totalitario как «всецело духовное образование, существующее в сознании граждан» – налицо полное отождествление личности и государства, индивидуального сознания и общественного [12,с.121]. «Другой» общества развитого консьюмеризма – превалирующее потребление всех предметов мира. Однако в любом случае рассмотрение манипуляции на уровне индивидуального сознания предполагает преимущественно психологическую оценку явления.

Манипуляция как направленный процесс воздействия на личность человека определяется большинством исследователей как неявно осуществляемое на идеальном уровне воздействие, целью которого является определение модели поведения объекта манипуляции. Так, С.Г. Кара-Мурза рассматривает манипуляцию как  «способ господства путем духовного воздействия на людей через программирование их поведения» [4,с.50]. По мнению С.А. Зелинского,  «манипуляции следует рассматривать как некое сознательное (скрытое, манипулятивное) воздействие на подсознание других индивидов с целью вызывания у них определенных невротических зависимостей» [3, с.17].

         Г.В. Колесникова в рамках структурно-функционального подхода определяет теоретический конструкт «манипуляция» как «исторически обусловленный феномен, имеющий структуру, состоящую из цели, заключающейся в инициировании определенного типа поведения у личности без учета ее интересов; тайных методов воздействия на сознание личности; собственно процесса осуществления воздействия на сознание личности, выполняющего корригирующую, мотивирующую, направляющую функции в системе управления» [5, с.28]. Указанный автор относит к сущностным признакам манипуляционного воздействия отсутствие учета интересов личности, поскольку, если интересы личности учтены, то даже при тайном характере воздействия его тип можно определить как управленческий, педагогический и пр.

При этом ряд исследователей не считает обоснованным определять манипуляцию как сугубо негативный феномен, что обусловливается спецификой избранного ими теоретического подхода, и, соответственно, выделяют иные признаки в качестве существенных.

Достаточно нейтральные по отношению к манипуляции взгляды высказывал еще  Г. Франке в рамках идеи о человеке как биологически несовершенном существе, концепция которого была предложена А. Геленом в работе  «Человек, его природа и положение в мире», развивая данную антропологическую линию в направлении необходимости манипулирования человеком для лучшей его адаптации к условиям индустриального общества [13, с.142].

 В продолжение идей Франке В.В. Ценев рассматривает манипуляцию с точки зрения бихевиористского подхода как «адаптивный (приспособительный) механизм межличностной (и социальной) коммуникации, который учитывает специфику реакций на стимулы, и подбирает наиболее эффективные коммуникативные стратегии, позволяющие гибко и точно «настраиваться» на индивидуальность собеседника либо же на социальную индивидуальность общества (менталитет, традиции)» [14, с.1]. В рамках такого подхода из определения элиминируется не только скрытый характер манипуляции и акцентуация на ментальных структурах личности, но и понимание последней как «воздействия»; по мнению указанного автора, манипуляция – это стимул, основанный на обладании точным знанием о реакции, которая за ним последует, и имеющий целью вызвать такую  реакцию. 

З.Н. Сергеева отмечает тенденцию к рационализации понятия «манипулирование» в условиях всеобщей рационализации социальных отношений, в рамках которой языковая практика свидетельствует о приобретении указанным термином положительных коннотаций: «Уметь манипулировать – все чаще означает добиваться своей цели, рационально решать свои проблемы, быть успешным» [10, с.107].

В рамках системного подхода М.Ф. Сиразетдинова определяет манипуляцию как «целенаправленное скрытое духовное воздействие, предполагающее редукцию целостности человека (группы, общности) к объекту и одновременную симуляцию проявлений субъектности, и направленное на изменение ценностных установок и действий в заданном направлении». Автор констатирует наличие деструктивной и конструктивной манипуляции сознанием в зависимости от целей, методов, степени соответствия интересам манипулируемого, указывая, что в современном обществе манипуляция носит системный характер и является наиболее органичным способом организации социальных отношений, пришедшим на смену недавнему опыту тоталитаризма, а при направленности ее на позитивные цели (созидание, рост, прогрессивное развитие) она должна рассматриваться как нейтральная социальная технология [11, с.156].

Очевидно, что соответствие манипуляционного воздействия интересам реципиента при таком подходе понимается как вариативный признак, однако необходимо отметить, что экстраполяция понятия манипуляции на столь широкий круг социальных практик, на наш взгляд, не является обоснованной; кроме того, рассматривать манипуляцию как способ организации социальных отношений, сменивший тоталитарную социальную организацию, было бы неверно прежде всего в силу того, что в системе конституирующих признаков тоталитарной модели манипуляция массовым сознанием является системообразующим фактором. В современном социально-философском дискурсе используются термины «неототалитаризм», «soft-тоталитаризм», «light-тоталитаризм», которыми обозначается современный тип информационного тоталитаризма, органично слитый с системами социального контроля информационного общества.

В целом, на наш взгляд, в качестве существенных признаков манипуляции на уровне индивидуального сознания могут быть выделены:

1) неявный характер манипуляции;

2) телеологичность манипуляции;

3) ментальные структуры личности как объект воздействия;

4) инициирование определенного поведения как цель воздействия;

5) несоответствие воздействия интересам реципиента манипуляции.

Наличие всех вышеперечисленных признаков, безусловно, определяет негативные коннотации данного понятия, в противном случае, как представляется, речь идет либо о необоснованном расширении границ понятия, либо об инверсии указанного феномена.

Определение сущностных признаков манипуляции в социальном контексте предполагает рассмотрение проблемы на уровне массового сознания в рамках социальных отношений.

Массовое сознание представляет собой сложное и достаточно специфическое явление, принципиально отличное по своим структурно-функциональным характеристикам от классических видов и форм общественного сознания, что затрудняет формулирование формальной, логически выверенной дефиниции данного феномена.

Массовое сознание может быть определено как модус общественного сознания, в котором  синкретическим образом представлены все формы общественного сознания, но только в той части, которая является общезначимой для данной социальной общности, не включающей специализированные или частные элементы форм общественного сознания (научного, философского, религиозного и др.). В силу синкретизма  массового сознания, его достаточно конкретного  характера, позволяющего наблюдать его формы на чувственно-эмпирическом уровне, оно может рассматриваться как реальное, фактически существующее сознание, в отличие от абстрактно-теоретических форм общественного сознания.

Специфическими признаками массового сознания являются многослойность, неустойчивость, открытость границ, пространственная нестабильность (по кругу лиц), фрагментарность (наличие не связанных между собой элементов), пористость и прерывность (наличие разрывов, незаполненных мест в содержании). Синкретичное, неструктурированное, разорванное массовое сознание, нуждающееся ввиду своих специфических характеристик в упорядочивании извне,  представляет собой идеальный субстрат для манипулятивного воздействия.

Некоторые авторы указывают, что «термин «манипуляция массовым сознанием» не покрывает проблемного поля феноменов, которые рассматривают использующие его авторы» [7, с.28]. По мнению                       Д.Г. Михайличенко, манипуляция собственно сознанием имеет место в двух случаях: в случае дешифровки манипулятивного акта объектом манипуляции при продолжении осуществления манипуляции информированным об этом субъектом либо в случае открытой манипуляции. При этом указанный автор отмечает, что технологии массовой манипуляции невозможно объяснить лишь с помощью интеллектуальных процессов, так как они тесно связаны с эмоциональными побуждениями. Соответственно, манипуляционному воздействию подвергается не только сознание человека, но и его скрытые от сознания пласты психики. Поскольку современный человек подвергается перманентному информационно-психологическому воздействию, не всегда можно определить, в каких случаях речь идет о воздействии только на сознание, а в каких – на другие пласты психического (подсознание, бессознательное), в связи с чем Д.Г. Михайличенко  использует понятие «технологии массовой манипуляции», под которым понимает «социальные технологии информационно-психологического, явного и скрытого управления психикой, действиями, поведением человека и группы людей различной численности, посредством формирования у них представлений, вкусов, потребностей и ценностей, оказывающих репрессивное воздействие на объект» [7, с.29].

 Представляется  необходимым уточнить, что предложенный                  Д.Г. Михайличенко подход является обоснованным при буквальном понимании массового сознания; однако в структуре последнего, как правило, выделяются первичный, эмоциональ­но-действенный, и вторичный, рациональный уровень, неразрывно связанные с коллективным бессознательным, представленным архетипами  – устойчивыми паттернами поведения, обусловленными инкорпорацией в психику опыта предшествующих поколений в виде информационных схем [8, с. 20]. В совокупности такая структура массового сознания обеспечивает его непосредственное функционирование, особенности которого определяются тем, какой из уровней массового сознания (или бессознательного)  превалирует в рассматриваемой ситуации.

Говоря о социальном уровне манипуляции массовым сознанием, необходимо определить в качестве сущностных признаков субъекта и объект манипуляции, а также цель последней. Под субъектом манипуляции понимается занимающая господствующее положение социальная группа (элита), заинтересованная  в навязывании восприятия социального status quo как естественного и обеспечении социального консенсуса, обладающая социально значимой информацией, а также способностью воспринимать и легитимным образом интерпретировать указанную информацию, транслировать массам релевантное видение социального мира и конструировать социальную реальность по своему запросу. Поскольку субъект манипуляции массовым сознанием осуществляет манипуляцию не самостоятельно, а посредством привлечения профессиональных исполнителей  манипулятивных стратегий, на наш взгляд, субъект манипуляции массовым сознанием может рассматриваться как бенефициар манипуляции, в отличие от подчиненных ему акторов манипуляции.

Кроме того, манипуляция массовым сознанием невозможна без наличия комплексной системы  знаний, включает в себя данные практически всех частных наук: философии, социологии, медицины, психологии, кибернетики etc. В рамках указанной системы используются как результаты, полученные в ходе естественного развития наук, так и результаты исследований, проведенных специально по заказу субъекта манипуляции, который является держателем всего портфеля информации (в отличие от ограниченно информированных акторов манипуляции).

Объект манипуляции в лице большинства общества не должен осознавать своих подлинных интересов и самого факта манипуляции, чему в немалой степени способствует изощренность современных технологий массовой манипуляции, их направленность на формирование пассивности и инертности поведения, отчуждение личности и производство отчужденного массового сознания. Чем более личность отчуждена от себя и других, от социальной действительности, тем больше у манипуляции шансов на успех.

Социальное манипулирование осуществляется как на тактическом, так и на стратегическом уровне. На тактическом уровне субъект манипуляции определяет поведение реципиентов манипуляции, используя уже имеющиеся  в массовом сознании социальные установки, ценностные ориентации, карты стереотипов.  На стратегическом уровне манипуляции субъект манипуляции по своему усмотрению определяет содержание массового сознания.  Если это происходит в ситуации социального и духовного кризиса, разрушения ценностных ориентиров, потери индивидами ориентации в социальной реальности, то формируется новое общесоциальное массовое сознание с «правильно заданными» ценностными ориентирами и идеалами, одобренными социальной элитой, и релевантное целям манипуляции мировоззрение [6, с. 21]

В стабильной социальной ситуации субъект манипуляции структурирует актуальное массовое сознание в соответствии с единым шаблоном, программируя его в соответствии с запросом.

Манипуляцию массовым сознанием в большинстве случае принято отождествлять с социальным управлением (социальным контролем). Некоторые авторы, в частности, З.Н. Сергеева, разводят понятия манипулирования и управления социальными системами, указывая на скрытые цели и латентный характер механизма манипулирования как критерий, призванный дифференцировать его от социального управления [10, с.115].

На наш взгляд, может быть предпринята попытка дифференциации манипуляции с собственно социальным управлением в его классическом смысле с позиций аксиологического подхода в зависимости от того, кто является предполагаемым бенефициаром манипуляции: в том случае, если определенные неявные социальные стратегии реализуются все-таки в интересах rei publicae, можно, как представляется, рассматривать их как социальное управление, в противном случае необходимо говорить о редукции социального управления к манипулятивным практикам, в своих предельных основаниях являющихся отрицанием ценности права, морали и других социальных регуляторов, причем отрицания нигилистического. Соответственно, можно говорить о таких аксиологических признаках манипуляции, как правовой нигилизм, имморализм и пр.

Таким образом, манипуляция массовым сознанием может быть определена как скрытое целенаправленное воздействие одних субъектов (акторов манипуляции) на формирование мировоззрения других субъектов (реципиентов манипуляции) по запросу третьих лиц (бенефициаров манипуляции), характеризующееся в гносеологическом аспекте наличием системы знаний о реципиенте манипуляции, позволяющей программировать его поведение, в аксиологическом – негативной оценкой социальной ценности человеческой свободы и субъективности, в праксиологическом – синкретической включенностью в социально-нормативные механизмы современного общества.

Список литературы

  1.  Грушин Б.А. Массовое сознание: опыт определения и проблемы исследования. – М.: Политиздат, 1987. – 368 с.
  2. Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. – М.: ЧеРо, Издательство МГУ, 1997. – 344 с.
  3. Зелинский С.А. Манипуляция массами и  психоанализ. Манипуляция массовыми психическими процессами посредством психоаналитических методик. – М.: СКИФИЯ, 2008. –248 с.
  4. Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. Век XXI.– М.: ООО ТД Алгоритм, 2015. – 464 с.
  5. Колесникова Г.И. Социальный механизм манипуляции сознанием личности: автореф. дисс. … докт. филос. наук. – Ростов-на-Дону, 2010. – 54 с.
  6. Кравченко И.И. Политика и сознание.  – Вопросы философии. –2006. – №11. – С. 14–27.
  7. Михайличенко Д.Г. Субъективация современного человека в контексте технологий массовой манипуляции: автореф. дисс.  … докт. филос. наук. – Челябинск, 2011. – 50 с.
  8.  Ольшанский Д.В. Психология масс. – СПб.: Питер, 2002. – 368 с.
  9. Петракова А.С. Социально-философский анализ трансформации сознания личности средствами манипуляционного воздействия: автореф. дисс.  … канд. филос. наук. – Краснодар, 2014. – 29 с.
  10.  Сергеева З.Н. К вопросу об экспликации содержания понятия «социальное манипулирование». – Идеи и Идеалы. – 2010. –№2(4).т.2  – С.107-115.
  11.  Сиразетдинова М.Ф. Сущностные признаки манипуляции сознанием. [Электронный ресурс]. URL:  https://scjournal.ru/articles/issn_1997-292X_2013_4-1_40.pdf  (дата обращения 04.11.2017)
  12.  Тузова В.А., Сердюк Т.Г. Трансцендентальный тоталитаризм в философии Джованни Джентиле. – Философские дескрипты: сб. научных статей. – Вып. 12. –Барнаул: ИП Колмогоров И.А., 2014.  – С. 119–125.
  13.  Франке Г. Манипулируемый человек: монография. – М.: Молодая гвардия, 1964. – 398 с.
  14.  Ценев В.В. Определение манипуляции. [Электронный ресурс]. URL: https://psyberia.ru/psyhodiary/manipulation.(дата обращения 04.11.2017)
  15. Черданцева И.В. К вопросу об основаниях философско-антропологического дискурса. – Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология. - 2017. – Вып. 1. – С. 29-34. DOI: 10.17072/2078-7898/2017-1-29-34
  16. Cherdanceva I., Serdjuk T., Seredinskaja L., Medvedeva T., Butina A. The search of foundations of philosophical anthropology: problems and perspectives. 3rd International Multidisciplinary Scientific Conference on Social Sciences and Arts SGEM 2016, Apr 06-09. Vienna, 2016, Book 3, Vol.1, pp. 819-824. DOI: 10.5593/SGEMSOCIAL2016/HB31/S03.108

  

References

<>1.https://psyberia.ru/psyhodiary/manipulation. (accesed 04.11.2017)
  1. Cherdanceva I.V. The problem of foundations of philosophical anthropological discourse. Perm University Herald. Series «Philosophy. Psychology. Sociology». 2017. Iss.1, pp. 29-34. DOI: 10.17072/2078-7898/2017-1-29-34. (In Russ.)
  2. Cherdanceva I., Serdjuk T., Seredinskaja L., Medvedeva T., Butina A. The search of foundations of philosophical anthropology: problems and perspectives. 3rd International Multidisciplinary Scientific Conference on Social Sciences and Arts SGEM 2016, Apr 06-09. Vienna, 2016, Book 3, Vol.1, pp. 819-824. DOI: 10.5593/SGEMSOCIAL2016/HB31/S03.108
  3. Dotsenko E.L. Psikhologiya manipulyatsii: fenomeny, mekhanizmy i zashchita [Psyhology of manipulation: phenomena, mehanisms and defense]. Мoscow, CheRo, Izdatel'stvo MGU Publ., 1997. 344 p. (In Russ.)
  4. Grushin B.А. Massovoe soznanie: opyt opredeleniya i problemy issledovaniya [Mass consciousness: experience of definition and research problems]. StPetersburg,  Politizdat Publ., 1987. 368 p. (In Russ.)
  5. Franke G. V. Manipuliruemyj chelovek [Manipulated man]. Мoscow, Molodaja gvardija Publ., 1964. 398 p. (In Russ.)
  6. Kara-Murza S.G. Manipulyatsiya soznaniem. Vek XXI [Consciousness manipulation. XXIth century].  Мoscow, OOO TD Algoritm Publ., 2015.  464 p. (In Russ.)
  7. Kolesnikova G.I. Social'nyj mehanizm manipuljacii soznaniem lichnosti. Аvtoref. diss. dokt. filos. nauk [Social manipulation mechanism of the individual consciousness. Dr. phyl. sci. diss.]. Rostov-on-Don, 2010. 54 p. (In Russ.)
<>9.Mihajlichenko D.G. Sub’ektivacija sovremennogo cheloveka v kontekste tehnologij massovoj manipuljacii. Аvtoref. diss. dokt. filos. nauk [Subjectivation of modern man in the context of mass manipulation technologies. Dr. phyl. sci. diss.]. Chelyabinsk, 2011. 50 p. (In Russ.)
  •  Ol'shanskiy, D.V. Psikhologiya mass [Psyhology of masses]. StPetersburg, Piter Publ., 2002. 368 p. (In Russ.)
  • Petrakova A.S. Social'no-filosofskij analiz transformacii soznanija lichnosti sredstvami manipuljacionnogo vozdejstvija. Avtoref. diss. kand. filos. nauk [Socio-phylosofical analysis of  the individual consciousness transformation by the manipulative influence. Kand. phyl. sci. diss.]. Krasnodar, 2014. 29 p. (In Russ.)
  • Sergeeva Z.N. K voprosu ob ehksplikacii soderzhaniya ponyatiya «social'noe manipulirovanie» [To the explication of the content of the concept «social manipulation»]. Idei i idealy [Ideas & Ideals]. Novosibirsk, 2010. No 2(4). t 2. рр.107-115. (In Russ.)
  • Sirazetdinova M.F. Sushchnostnye priznaki manipulyacii soznaniem. [Essential features of consciousness manipulation]. (In Russ.) Available at: https://scjournal.ru/articles/issn_1997-292X_2013_4-1_40.pdf (accesed 04.11.2017)
  • Tuzova V.A., Serdjuk T.G. Transcendental'nyjtotalitarizm v filosofii Dzhovanni Dzhentile [The transcendental totalitarianism in the Giovanni Gentile’s philosofy]. Filosofskie deskripty: sbornik nauchnyh statei [Philosophical descript: the collection of scientific articles]. Vyp. 12. Barnaul, I.P. Kolmogorov Publ., 2014. pp. 119-125. (In Russ.)
  • Zelinskiy S.A. Manipulyatsiya massami i psikhoanaliz. Manipulyatsiya massovymi psikhicheskimi protsessami posredstvom psikhoanaliticheskikh metodik [Manipulation of the masses and psychoanalysis. Manipulation of the mass psychological processes through psyhoanalytic techniques]. StPetersburg, SKIFIYA Publ., 2008. 248 p. (In Russ.)