КОНЦЕПЦИЯ НИРВАНЫ В БУДДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ (Вольферц М. В.)

Год:

Выпуск:

Рубрика:

УДК 1 (091)

КОНЦЕПЦИЯ НИРВАНЫ В БУДДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ

Вольферц М. В.

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет». Адрес: 656049, Россия. г. Барнаул. пр-т Ленина, 61а

Аспирант I курса по направлению «Философия, этика и религиоведение» Алтайского государственного университета

 

Аннотация. В данной статье предпринимается попытка проанализировать общие характеристики понятия «нирвана» в буддийской философии. Проведенный анализ установил, что в буддизме для обозначения истинной реальности используется понятие «нирвана», призванное выразить трансцендентное состояние по отношению к опыту сансарического бытия человека. Вследствие трансцендентного характера нирваны, буддизм не предлагает ее «положительной» дефиниции и определяет нирвану «отрицательным» образом как затухание сансары и освобождение от страдания. Нирвану можно охарактеризовать лишь как прекращение становления, угасание привязанностей, желаний. Нирвана – это отсутствие рождения, старения, болезни, смерти – всего то, что принадлежит сансаре. К постижению нирваны ведет Восьмеричный благородный путь, способствующий разрушению авидьи и преобразованию жизни человека. Для достижения состояния нирваны необходимо  обратиться вовнутрь себя. Контроль над психоментальными процессами, осознанность, сосредоточение ведут в конечном итоге к освобождению от неведения и иллюзорности мира сансары.

Ключевые слова: буддийская философия, нирвана, сансара, неведение, Восьмеричный благородный путь.

THE CONCEPT OF NIRVANA IN BUDDHIST PHILOSOPHY

Vol'ferc M.V.

The Altay State University. 656049, Russia, Barnaul, 61A Lenin Avenue

Abstract. The article attempts to analyze the general characteristics of the concept of "nirvana" in Buddhist philosophy. The analysis has established that in Buddhism the concept of "nirvana" is used to denote the true reality, which is intended to express the transcendental state in relation to the experience of the samsaric being of man, there is nothing in the world to which it could be compared. Owing to the transcendental nature of nirvana, Buddhism does not offer its "positive" definition and defines nirvana in a "negative" way as the attenuation of samsara and liberation from suffering. Nirvana can be characterized only as the cessation of becoming, the fading of attachments, desires. Nirvana is the absence of birth, aging, sickness, death-all that belongs to samsara. The Noble Eightfold Path.that leads to the destruction of avidya and the transformation of human life leads to nirvana attainment. To achieve the state of nirvana, one must turn inward. Control over psychmental processes, awareness, concentration lead to liberation from the ignorance and illusory world of samsara.

Keywords: Buddhist philosophy, nirvana, samsara, ignorance, the Noble Eightfold Path.

 

Нирвана – одно из важнейших понятий буддийской философской мысли. Для прояснения данного понятия обратимся к «Милиндапаньхе» – беседам  между греческим царем Милиндой и буддийским монахом Нагасеной. Диалог о нирване начинается с вопроса Милинды, можно ли сопоставить нирвану с чем-либо? Со слов Нагасены, нирвана ни с чем не сопоставима и мы не можем ее описать. «Как невозможно измерить количество воды в океане или сосчитать населяющих его существ, хотя он и есть… невозможно описать ни очертаний, ни облика, ни возраста, ни размеров нирваны, исходя из какого бы то ни было сравнения, довода, причины или основания, хотя она и есть» [6, с. 164]. Далее в метафорической форме Нагасена приводит общие свойства нирваны с лотосом, водой, противоядием, океаном, пищей, пространством, драгоценным самоцветом, красным сандалом, с пенкой на растопленном масле, с горной вершиной. Итак, нирвана не запятнана ни одним аффектом, как лотос не запятнан водой; нирвана освежает, остужает лихорадку аффектов, как вода освежает и остужает лихорадку тела, как и вода, нирвана утоляет жажду, но жажду иметь и жажду быть; как противоядие спасает, так и  нирвана кладет конец всем страданиям; как в океане не заводится  падаль, так и в нирване не заводится падаль аффектов, как велик и безбрежен океан, так велика и безбрежна нирвана; как пища дает прилив сил, унимает муки голода, так и нирвана осуществляет прилив сверхсил и унимает муки аффектов; как и пространство нирвана не рождается, не стареет, не умирает, не возникает, не овладеть ею ворам, она недоступна, безопорна, она не имеет преград, она бесконечна; как драгоценный самоцвет исполняет желания, так и нирвана исполняет желания; как красный сандал – большая редкость, так и нирвана – большая редкость; как приятна пенка на растопленном масле, так и нирвана приятна; нирвана вознесена так же высоко, как и горная вершина, так же недвижима, до нее так же трудно добраться, на горной вершине не прорастут семена, так и на почве нирваны не прорасти аффектам, как горная вершина далека от гнева и  пристрастия, так же нирвана далека от них.

В ответ на вопрос Милинды – «осуществляют» ли нирвану как уже сущую или «порождают» как не-сущую – Нагасена склоняется к первому: нирвана существует объективно как покойная, счастливая и возвышенная, но истинно-делающий реализует ее своей мудростью и практикой, следуя наставлениям Будды. Его состояние подобно ощущениям того, кто избавился от огня, освободился от кучи трупов, очистился от болотной грязи и тины. Хотя нет места, в котором расположена нирвана, есть «места» ее осуществления. «Стоя на почве нравственности и пользуясь подлинным вниманием, истинно-делающий осуществляет нирвану, где бы он ни находился: у греков ли, у шаков, в Китае, в Вилате, в Александрии…. – все равно» [6, c. 173].

Часто исследователи буддийской философии, среди которых В. Г. Лысенко, Е. А. Торчинов, отмечают, что сам Будда для разных слушателей давал разные характеристики нирваны. Для массовых последователей он описывал нирвану как состояние, несущее блаженство, для более интеллектуально развитых слушателей как состояние прекращения сознания. Нирвана, являясь целью буддиста, должна была быть привлекательной, вряд ли бы большинство последователей Будды вдохновились бы «ничто».

Различают «нирвану с остатком» и «нирвану без остатка». На первой стадии у практикующего все еще сохранены плоды накопленных в прошлом кармических семян (к примеру, он может испытывать телесную боль), на второй они уже ликвидируются вместе с телом. Это различение нирваны при жизни и после смерти соответствуют различию нирваны и паринирваны.

Буквально слово «нирвана» переводится как остывание или затухание. С. Радхакришнан пишет, что мы не должны понимать нирвану как полное уничтожение, умирание, нирвана – есть умирание страсти, затухание ложного желания, а не всего существования. Можно провести различие между двумя видами нирваны: упадхишеша и анупадхишеша. В первом случае угасают человеческие страсти, во втором – бытие вообще. Упадхишеша – это состояние, когда у человека все еще сохранены пять скандх, но желания, что привязывают нас к жизни угасли. Анупадхишеша – не только прекращение «жажды», но существования, физическая смерть архата.

Такие исследователи буддийской философии как М. Мюллер и Б. Чайлдерс приходят к выводу, что «нет ни одного места, из которого следовало бы заключить, что значение нирваны – уничтожение» [3]. Таким образом, исчезает ложная индивидуальность, но истинное бытие остается. 

Нирвана – это обстоятельство, благодаря которому возможно бытие, она его вечное условие, так как она не есть санскара – то, что сделано, и потому непостоянно. Именно нирвана содержится за скандхами, подверженными рождению и распаду. Иллюзия становления основана на реальности нирваны. Будда не дает ей определение, так как нирвана – начало всего и поэтому неопределима. Нирвана подобна глубокому сну, в котором душа теряет свою индивидуальность и сливается с объективным целым. Нирвана – это не уничтожение и не существование, это единение с вечной реальностью. Но  в силу того, что  нирвана находится за пределами человеческой мысли, нам приходится употреблять для ее характеристики отрицательные термины. Нирвана есть не рожденное, не произведенное, не созданное, ни с чем не соединенное, как отсутствие стремления, отсутствие привязанности, отсутствие иллюзии. «Это – состояние, выходящее за рамки отношений субъект – объект. В нем нет никакого следа сознания я. Это – состояние деятельности, не подчиненное причинности, ибо это безусловная свобода. Это состояние реально и длительно, хотя оно и не существует в мире времени и пространства» [3].

Таким образом, С. Радхакришнан приходит к выводу, что Будда все же признавал существование постоянного начала. И этим постоянным является нирвана. «Есть, о ученики, нечто не рожденное, не созданное, не сделанное, не составленное. Если бы этого не было, о ученики, этого чего-то не рожденного ... не было бы возможного исхода для того, что рождено» [3].

Концепция нирваны тесно связано с учением о «Не-Я», ведь если Я как постоянного начала нет, если Я – это группа из 5 скандх, если Я лишь номинально, то кто достигает нирваны, кто освобождается? Существует нечто, что необусловлено, что не вызывает никаких следствий и является следствием чего-либо. «О нирване мы не можем сказать, что она возникла, или, что она не возникла, или, что она может возникнуть; что она есть прошедшая или будущая, или настоящая» [3].

Исследователь С. В.  Бережной в статье «Учение об анатмане и нирване в буддийской философии» приходит к похожим выводам. Он начинает свои рассуждения, что этимологически слово «нирвана»  обладает отрицательным значением. Оно происходит от санскритского va (дуть подобно ветру) с отрицательным префиксом nir и означает затишье, затухание. С. В. Бережной  отмечает, что существует целый ряд интерпретаций нирваны как угасания.  Согласно данному пониманию, нирване противоположна сансара – круговорот смертей и новых рождений. Человек, пребывающий в сансаре,  не может умереть окончательно, за одной жизнью следует другая, для того, чтобы выйти из круговорота перерождений необходимо пройти определенный йогический путь и окончательно умереть, уйти в нирвану. Для такого рода интерпретаторов буддийской философии, нирвана есть прекращение, не-дуновение. Но, как пишет С. В. Бережной они упускают еще одну составляющую слова «нирвана»: существительное nа – знание решение. Следовательно, нирвана – это прекращение ветра незнания. А при буквальном прочтении «нирвана» означает: без стрелы, что означает состояние, когда стрела удалена из тела раненого (существа, находящегося в сансаре) и он исцелен. Таким образом, нирвана это не смерть, а такое состояние человека, когда он перестает иметь какое либо отношение к тому, что Ф. И. Щербатской называет «жизненным процессом» [13].

Для того чтобы ответить на вопрос о том, кто же переходит в нирвану, С. В. Бережной предлагает обраться к одной из самых авторитетных систем раннего буддизма – школе сарвастивадинов. Согласно им, все существующее составляют 75 дхарм: 72 самскрита-дхармы и 3 асамскрита-дхармы. Самскрита означает очищенный, обработанный, культурный. Самскрита-дхармы формируют сансару, мир становления, главной характеристикой которого является страдание. Асамскрита имеет противоположное значение. Эти 3 дхармы составляют состояние нирваны. По мнению С. В. Бережного, несмотря на отрицание Атмана Упанишад, в философии буддизма есть место для некого высшего «Я». По крайней мере, в сарвастиваде место Атмана занимают асамскрита-дхармы, которые и создают собой нирвану. Таким образом, природа Будды изначально присутствует в живых существах в скрытом, свернутом состоянии. «И в этом смысле никто не уходит в нирвану, ибо стать тем, чем ты уже являешься, пусть в тайне от самого себя, не значит куда то уйти, а значит обрести то, что уже было твоим» [1]. Асамскрита-дхармы и есть подлинная, истинная реальность, в отличие от сансарических самскрита-дхарм.

Идея сокрытой в человеке истинной реальности находит свое развитие в Махаяне. В 25-ой  главе текста мадхьямики Мулямадхьямика-карики Нагарджуны изложено традиционное учение о неопределимости нирваны, которая не достижима, не уничтожима, не вечна, не исчезает и не создается. Нагарджуна утверждает, что, во-первых, нирвана  не есть сущее, так как  все сущее должно быть подвержено разложению и разрушению, произведено причинами и лишено собственной природы; во-вторых, нирвана не есть и не-сущее, так как «не-сущее» предполагает «сущее» и, кроме того, не может быть чем-то «независимым»; в-третьих, если нирвана и то и другое вместе, то она должна содержать взаимоисключающие характеристики (наподобие света и тьмы) и не может быть необусловленной; в-четвертых, если же нирвана ни то, ни другое, то никто не сможет принять всерьез учение о ней.

Таким образом, Нагарджуна делает вывод, что ввиду своей принципиальной неопределимости, нирвана не отличается от сансары, и их границы совпадают. Понятия нирваны и сансары взаимосоотносительны, как понятия правого и левого, и это доказывает их относительность; реальность принадлежит великой «пустотности» (шуньята), которая становится Абсолютом махаянистов, однако нирвана – уже не как понятие, но как реальность, тождественная истине (таттва), – является его синонимом, будучи безначальной, бесконечной, идентичной подлинной природе вещей.

Влияние индуистских представлений здесь очевидно, но еще более оно различимо в текстах другой школы махаянистов – виджнянавады-йогачары. Источником как сансары, так и нирваны является наше сознание, и задача в том, чтобы выявить в нем истинное «нирваническое ядро», сокрытое иллюзиями. Это ядро характеризуется как «эмбрион Татхагаты» (татхагатагарбха), как «сокровищница сознания» (алаявиджняна), и задача в том, чтобы его «освободить». Сансара и нирвана соотносятся как воображаемый мир и его субстрат – проецирующее его сознание, а потому между ними нет реального различия.

Практические следствия данного взгляда весьма значительны. Если нирвана не «вырабатывается» и даже не «осуществляется», но только «узнается» и составляет единство с сансарой, то ее может достичь не только монах, но и человек, живущий в мире. В Саддхармапундарике обожествленный Будда заверяет, что погрузился в паринирвану, оказывается, лишь видимым образом, не оставив на деле мир, но постоянно возвращаясь в него. Его примеру следуют те, кто избрал путь бодхисаттвы, уже достиг нирваны (которая есть дело сознания), но остается в мире сансары по альтруистическим мотивам – чтобы оказывать помощь другим живым существам. Их нирвана – динамичная, и они откладывают свое вхождение в «неподвижную» паринирвану. Но этим их услуги человечеству и всему миру не ограничиваются, так как они могут еще передавать свою накопленную за много рождений заслугу любым живым существам и, конечно, тем, кто стремится к достижению нирваны.

О том, как достичь нирваны говорит четвертая Благородная Истина – истина  о Восьмеричном Пути – пути, ведущем к прекращению страдания. Восьмеричный путь включает в себя три этапа: мудрости, нравственности и сосредоточения.

Этап мудрости – это правильное воззрение. Главная задача этого пути – понять и принять Четыре благородные истины и другие основные идеи буддизма, например, закон причины и следствия. Также этап мудрости включает правильную решимость – стремление встать на путь, ведущий к освобождению, стремление развивать благородные качества буддийского учения.

Этап нравственности – это правильная речь, правильное поведение, правильный образ жизни. Правильная речь – это следование правила избегать в своей речи лжи, клеветы, слухов, сплетен. Правильное поведение включает в себя принятие обетов, способствующих накоплению благой кармы: ненасилие, отказ от дурной речи, отказ от воровства, правильная сексуальная жизнь, отказ от употребления алкоголя. Правильный образ жизни подразумевает отказ от деятельности, связанной с неправильным поведением. Например, торговля живыми существами, оружием, алкоголем, наркотиками, занятие проституцией и другими делами, связанными с обманом.

Этап сосредоточения предназначен прежде всего для монахов и    включает в себя правильное усердие, правильное памятование и правильное сосредоточение. Правильное усердие – развитие установки на углубленные занятия йогическими психопрактиками. Правильное памятование – развитие непрерывной осознанности. Правильное сосредоточение – достижение самадхи, состояния, при котором исчезают различия между созерцающим субъектом, созерцаемым объектом и процессом созерцания.

Итак, Восьмеричный благородный путь ведет к нирване, но на вопрос, что есть нирвана, сам Будда всегда хранил молчание, в силу того, что нирвана – состояние, которое трансцендентно нашему опыту, в мире сансары нет ничего, с чем оно могло бы сравниться. Поэтому можно дать лишь общие характеристики нирваны как надличностной свободы, как состояния освобождения от страданий или состояния высшего блаженства. Для того, чтобы достичь этого состояния необходимо обратиться вовнутрь себя: контроль над психоментальными процессами, осознанность, сосредоточение ведут в конечном итоге к освобождению от неведения, иллюзорности мира к сансары – к Нирване.

 

Список литературы

  1. Бережной С. Б. Учение об анатмане и нирване в буддийской философии. [Электронный ресурс]. URL: https://cyberleninka.ru/article/v/uchenie-ob-anatmane-i-nirvane-v-buddiyskoy-filosofii (дата обращения: 07.11.2017)
  2. Пятигорский А. М. Введение в изучение буддийской философии. –  Мышление и наблюдение. – СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2016. – 544 с.
  3. Радхакришнан С. Индийская философия. [Электронный ресурс]. URL: https://psylib.ukrweb.net/books/radha01/index.htm (дата обращения: 07.11.2017)
  4. Розенберг О. О. Проблемы буддийской философии. [Электронный ресурс]. URL: https://psylib.org.ua/books/rozeo02/index.htm (дата обращения: 07.11.2017)
  5. Рудой В.И Введение в буддизм. СПб.: Лань, 1999. – 384 с.
  6. Степанянц М.Т. Восточная философия: Вводный курс. Избранные тексты. – М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1997. – 503 с.
  7. Торчинов. Е. А. Введение в буддизм. – СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2013. – 430 с.
  8. Чаттерджи А. К. Идеализм йогачары. М.: Шечен, 2004. – 181 с.
  9. Чаттерджи С., Датта Д. Индийская философия. – М: Селена, 1994. – 416 с.
  10. Черданцева И.В. К вопросу об основаниях философско-антропологического дискурса. – Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология. - 2017. – Вып. 1. – С. 29-34. DOI: 10.17072/2078-7898/2017-1-29-34
  11. Черданцева И.В., Апполонова Ю.С. Метафизическое вопрошание: специфика и перспективы. – Вестник Челябинского государственного университета. – 2017. - № 7 (403). – Философские науки. – Вып. 45. – С. 6-11.
  12. Шохин В.К. Школы индийской философии: Период формирования (IV в. до н.э. – II в. н.э.). – М.: Восточная литература, 2004. – 415 с.
  13. Щербатской Ф. И. Избранные труды по буддизму. [Электронный ресурс]. URL: https://psylib.org.ua/books/shchb01/index.htm (дата обращения: 07.11.2017)
  14. Cherdanceva I., Serdjuk T., Seredinskaja L., Medvedeva T., Butina A. The search of foundations of philosophical anthropology: problems and perspectives. 3rd International Multidisciplinary Scientific Conference on Social Sciences and Arts SGEM 2016, Apr 06-09. Vienna, 2016, Book 3, Vol.1, pp. 819-824. DOI: 10.5593/SGEMSOCIAL2016/HB31/S03.108  

 

 

References

  1. Berezhnoj S. B. Uchenie ob anatmane i nirvane v buddijskoj filosofii [The doctrine of anatman and nirvana in Buddhist philosophy]. (In Russ.) Available at:  https://cyberleninka.ru/article/v/uchenie-ob-anatmane-i-nirvane-v-buddiyskoy-filosofii  (accessed: 07.11.2017)
  2. Chatterdgi A. K. Idealizm jogachary [Yogacara idealism]. Moscow, Shechen Publ., 2004. 181 p. (In Russ.)
  3. Chatterdgi S, Datta D. Indijskaja filosofija [Indian philosophy]. Moscow, Selena Publ., 1994. 416 p. (In Russ.)
  4. Cherdanceva I., Serdjuk T., Seredinskaja L., Medvedeva T., Butina A. The search of foundations of philosophical anthropology: problems and perspectives. 3rd International Multidisciplinary Scientific Conference on Social Sciences and Arts SGEM 2016, Apr 06-09. Vienna, 2016, Book 3, Vol.1, pp. 819-824. DOI: 10.5593/SGEMSOCIAL2016/HB31/S03.108
  5. Cherdanceva I.V. The problem of foundations of philosophical anthropological discourse. Perm University Herald. Series «Philosophy. Psychology. Sociology». 2017. Iss.1, pp. 29-34. DOI: 10.17072/2078-7898/2017-1-29-34. (In Russ.)
  6. Cherdanceva I.V., Appolonova Ju.S. Metafizicheskoe voproshanie: specifika i perspektivy [Metaphysical inquiry: specifics and prospects]. Vestnik Cheljabinskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of Chelyabinsk State University]. 2017. No 7 (403). Filosofskie nauki. [Philosophy Sciences]. Iss. 45. pp. 6-11. (In Russ.)
  7. Pjatigorskij A. M. Vvedenie v izuchenie buddijskoj filosofii. Myshlenie i nabljudenie [Introduction to the study of Buddhist philosophy. Thinking and observation]. StPetersburg, Azbuka, Azbuka-Attikus Publ., 2016. 544 p. (In Russ.)
  8. Radhakrishnan S. Indijskaja filosofija [Indian philosophy]. (In Russ.) Available at: https://psylib.ukrweb.net/books/radha01/index.htm (accessed: 07.11.2017)
  9. Rozenberg O. O. Problemy buddijskoj filosofii. Trudy po buddizmu [Problems of Buddhist philosophy. Works on the Buddhism]. (In Russ.) Available at: https://psylib.org.ua/books/rozeo02/index.htm (accessed: 07.11.2017)
  10. Rudoj V.I Vvedenie v buddizm [Introduction to the Buddhism]. StPetersburg, Lan' Publ.,  1999. 384 p. (In Russ.)
  11. Shherbatskoj F. I. Izbrannye trudy po buddizmu. (In Russ.) Available at: https://psylib.org.ua/books/shchb01/index.htm (accessed: 07.11.2017)
  12. Shohin V.K. Shkoly indijskoj filosofii: Period formirovanija (IV v. do n.je. – II v. n.je.) [Schools of Indian Philosophy: The period of formation (IV century BC - II century AD)]. Moscow, Vostochnaja literatura Publ., 2004. 415 p. (In Russ.)
  13. Stepanjanc M.T. Vostochnaja filosofija: Vvodnyj kurs. Izbrannye teksty [East philosophy: Introduction course. Chosen texts]. Moscow: Izdatel'skaja firma «Vostochnaja literatura» RAN Publ., 1997. 503 p. (In Russ.)
  14. Torchinov E. A. Vvedenie v buddizm. [Introduction to the Buddhism]. StPetersburg, Amfora, TID Amfora Publ., 2013. 430 p. (In Russ.)

 

 

Сведения об авторе

Вольферц Марина Валерьевна, аспирант 1 курса по направлению подготовки ««Философия, этика и религиоведение»» Алтайского государственного университета.

 

Vol'ferc Marina Valer'evna, postgraduate student of the first course in "Philosophy, ethics and religious studies», Altai State University.