ТРАНСГУМАНИСТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ВИРТУАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА: ПАРАДОКСЫ ЦИФРОВЫХ УТОПИЙ. (Диюн М.С., Серединская Л.А.)

Год:

Выпуск:

Рубрика:

УДК 140.8

 

ТРАНСГУМАНИСТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ВИРТУАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА: ПАРАДОКСЫ ЦИФРОВЫХ УТОПИЙ.

Диюн М.С., Серединская Л.А.

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет». Адрес: 656049, Россия. г. Барнаул. пр-т Ленина, 61а.

Магистрант по направлению подготовки «Философия» Алтайского государственного университета.

Доцент кафедры социальной философии, онтологии и теории познания Алтайского государственного университета, кандидат философских наук.

 

Аннотация. В поле зрения мыслителей трансгуманизма в начале 21-го века попала не только проблема будущего постчеловека, но и всего общества в целом. В дигитализации трансгуманисты видят путь к построению открытого информационного общества и трансформации средств коммуникаций. Концепция глобальной деревни Маршалла Маклюэна, в дальнейшем развитая в трудах Кастельса, подхвачена в трудах представителей трансгуманизма и доведена ими до цифровой утопии.

Релевантным условием создания постчеловеческого общества выступает революционное развитие интернета и основанных на нём коммуникаций. Но каким станет цифровое общество? Будет ли оно целиком состоять из постлюдей или в нём останется место и для традиционного «homo sapiens»? Трансгуманисты делают предположения о том, как постчеловек может взаимодействовать с людьми, если постчеловек вообще захочет взаимодействовать с ними, но сложно представить себе, как постлюди будут взаимодействовать между собой и как будет функционировать постчеловеческое общество. Потребность людей в социальном взаимодействии уже частично удовлетворяется за счёт технологий альтернативной реальности — например, миров онлайн-игр вроде «Second Life» и «World of Warcraft» — равно как и во множестве соцсетей. Такие виртуальные миры, хотя ныне и являются примитивными, всё чаще пересекаются с «реальной жизнью». Ухаживание, похороны, свадьбы и сложные экономические отношения уже имеют место в виртуальных мирах. Некоторые из философов-трансгуманистов, например, Курцвейл предполагает, что люди могут предпочесть жизнь в виртуальных мирах, когда они достигнут высокого уровня сложности (12, 29). Превращение человека большинством трансгуманистов видится как процесс, затрагивающий атомизированных индивидуумов, которые существуют сравнительно независимо от связей между ними. Трансформация затрагивает себя и проводится только для себя, все социальные проблемы откладываются на задний план — на первом месте «технологическая самотрансформация» (12,32). В то время как материальные предпосылки в виде технологических достижений считаются важным аспектом трансгуманизации, материальные аспекты социальных структур обычно не принимаются во внимание. Несмотря на это, очевидно, что в то время как технология изменяет структуру общества, эти же структуры — общественные отношения между людьми — сами оказывают влияние на развитие технологий.

 

TRANSHUMANIST CONCEPTIONS OF VIRTUAL SOCIETY: ANTINOMIES OF DIGITAL UTOPIA.

Dijun М.S., Seredinskaja L.A.

Master in Philosophy, Altay State University.

PhD of Philosophy, professor of department of social philosophy, ontology and theory of knowledge, Altay State University.

The Altay State University. 656049, Russia, Barnaul, 61A Lenin Avenue.

 

Abstract. In the view of transhumanist philosophers in XXI century got variety of problems: not only problem of the future post-human, but also the problem of whole society. In digitalization transhumanists see the way to construct open information society and to transform communication. Marshall McLuhan’s concept of global village and it’s development in Castells works was used in works of transhumanists and became the idea of digital utopia. 

Revolutionary development of internet and communications, based on it, are relevant conditions to create a post-human society. But how will look the digital society in the future? Will it consists of post-humans, will be there a place for traditional «homo sapiens»? Transhumanists presume that post-human will be able to communicate with human, if the post-human will want it at all. But it’s difficult to imagine how post-humans will communicate, or how post-human society will function. Human needs in social interaction are already satisfying by alternate reality technologies. For example, videogames worlds like «Second Life» and «World of Warcraft» or variety of social networks. Such virtual worlds now are rather primitive and yet have intersection points with «real life». Dating, funerals, weddings and complicated economic relationships now actually take place in virtual worlds. 
Some of transhumanist philosophers, for example, Kurzweil, assume that human can prefer life in virtual worlds, when they would become complex enough (12, 29). Most transhumanists see the human transformation like a process for individuals, independent for each of them. Transformation touches only the person and provides only for the self. The main here is the «technological self-transformation» (12,32), not the social problems and communications. Technological achievements and material background are important aspect of transhumanization, not the social structures. Now is obvious, that technology transforms structure of society just like communication transforms technology. 

Key words: transhumanism, virtual reality, information society, post-human, network communications.

 

Современные социальные интеракции пользователей глобальной паутины сводятся к нескольким ключевым моментам, и их нетрудно обозначить. Прежде всего это непосредственные коммуникации участников внутри самой сети: поиск и установление контактов, обмен информацией, кооперация для достижения совместных целей. По мнению многих исследователей, всё общество в целом становится «сетевым», что происходит благодаря качественно новым средствам коммуникации. Он подчеркивает, что «интерактивные компьютерные сети растут по экспоненте, создавая новые формы и каналы коммуникации, формируя жизнь и формируясь жизнью в одно и то же время». Эти бесчисленные каналы коммуникации, по словам Ника Бострома, «объединяют население мира, добавляя новый слой к человеческому обществу, в котором главенствует информация» [2].

Таким образом, под воздействием сетевых технологий меняется структура и формы коммуникаций сетевого общества, однако, при этом его участники остаются людьми. Пусть, благодаря интернету и прочим цифровым технологиям, возможности для взаимодействий у этих людей выше, чем у их предшественников в ХХ веке, но биологическая их природа остаётся неизменной, и они всё ещё относятся к человеческому роду. В какой-то степени современное общество уже можно назвать виртуальным хотя бы потому, что большую часть взаимодействий индивиды перенесли в онлайн с использованием мобильных устройств (ноутбук, смартфон, планшетный компьютер). И число этих устройств из года в год растёт, превращая людей в беспрерывно поглощающих контент потребителей. Бездумный сёрфинг пришёл на смену бездумному же консьюмеризму. Здесь следует вспомнить картину «умной толпы» нарисованную Говардом Рейгольдом в самом начале своей книги «Умная толпа: новая социальная революция» [7]. Находясь на перекрёстке Сибуя в центре Токио, автор наблюдал, как сотни проходящих мимо него людей, никого не замечая вокруг себя, вглядываются в экраны своих мобильных телефонов, выстукивают по их клавиатуре пальцами, обмениваясь с другими людьми мгновенными посланиями, содержащими текст или изображения. Именно в этот момент автор книги понял, «что нарождается технология, грозящая изменить мою жизнь совершенно непредсказуемым образом». Но увиденная автором картина лишь прообраз «умных толп». Сам Рейнгольд даёт точное определение понятию «умная толпа», характеризуя его как сообщество людей и нательных электронных устройств «способных действовать согласованно, даже не зная друг друга» [7,87]. То есть, помимо людей, в коммуникации вступают между собой и сами устройства. Таким образом ширится число участников коммуникации, и эти участники уже не люди. «Наши изделия, возможно, и пребывают в информационном веке, – пишет Говард Рейнгольд, а вот наша биология так и остаётся доисторической» [7,72].

А вот это уже очень похоже на взгляды мыслителей трансгуманизма. Не только развитие коммуникационных технологий, но и преодоление человеческой природы сделает возможным существование виртуального общества. По мнению трансгуманистов, одним из вариантов постчеловека станет существо, в котором конвергенция биологического и технологического достигнет высшей точки. Этот кибернетический организм будет постоянно подключен к нейронной сети, которая будет представлять собой последнюю стадию развития интернета. Информационные и коммуникационные ресурсы этой всемирной сети будут принадлежать одновременно всем и никому. Логично предположить, что все участники этой нейронной сети будут обладать не только равными права и возможностями, но и коллективным разумом. Но настораживает в этой идее только одно, в этой сети не будет места для человека, в его сегодняшнем понимании, не напичканного электронными устройствами, самого заурядного биологического субъекта. Можно пойти на поводу у представителей трансгуманизма и принять на веру выдвигаемую ими гипотезу о том, что все станут постлюдьми. Но велик риск того, что мыслимое ими виртуальное общество приведёт к неравенству, сегрегации, стигматизации и очередному общественному конфликту. Угроза человеческому достоинству, о которой писал Фукуяма, станет основной в этой системе.

Легко представить себе и другой формат виртуального общества, который предлагают трансгуманисты. Предположим, что постчеловек будет представлять собой не биологическое существо и даже не кибернетический организм, а чистое сознание, загруженное в память машины. Отсутствие телесности, наличие сверхразума и мгновенное перемещение внутри нейронной сети откроют перед этим постчеловеком доселе невиданные возможности. Общество таких загруженных сознаний будет представлять собой сложную информационно-коммуникативную систему, использующую сверхвербальный уровень общения. Да и будет ли общение, в его обычном понимании, в этом обществе вообще? Возможно, что такое общество прекрасно будет обходиться и без общения, обходясь лишь созданием бесконечного числа копий собственных индивидов или же объединяя сознания в абсолютный коллективный сверхразум. «Нет никакой внутренней ценности, - пишет Ник Бостром, - чтобы быть человеком, как нет внутренней ценности в том, чтобы камнем, лягушкой или постчеловеком» [1,58]. Если следовать логике его рассуждений, то нет и внутренней ценности в составе будущего виртуального общества, не так уж и важно будет ли оно человеческим или станет сообществом людей, киборгов и машин. Главным признаются лишь демократичность, свобода и благополучие его членов.

Также открытым остаётся вопрос и о взаимодействии виртуального общества и окружающей среды. По опыту развития общества двадцатого века, можно сделать вывод о том, что во многом (если не во всём) природа и технология всегда являются антагонистами. Мыслители трансгуманизма утверждают обратное, приведя в качестве аргументов «зелёные технологии» начала двадцать первого века. Ветряные генераторы, солнечные аккумуляторы и электромобили являются, по мнению трансгуманистов, ярким примером заботы об окружающей среде. Предполагается, что общество будущего не только сохранит, но и приумножит количество таких технологий. Как полагает Ник Бостром, «трансгуманистические технологии не просто экологически чистые - они могут оказаться единственным экологически возможным в долгосрочной перспективе вариантом» [2].

Следует отметить, что в качестве одной из основных своих задач, трансгуманисты выдвигают победу над старостью или даже над смертью. Если предположить, что при помощи технологий эту задачу удастся решить, то облик общества будущего будет разительно отличаться от того, которое мы наблюдаем сегодня.

Фрэнсис Фукуяма, критикуя многие идеи трансгуманистов, особенное место отводит именно проблеме продления жизни или полной победы над смертью. Вслед за экзистенциалистами, Фукуяма утверждает, что смерть наделяет человеческую жизнь смыслом [8,199]. Отсутствие смерти или радикальное продление жизни приведут к значительным социальным и демографическим изменениям в обществе. Философ обозначил лишь некоторые из них.

Во-первых, это резкое снижение коэффициента рождаемости. Продление жизни или преодоление смерти ведь не станут гарантированными средствами репродуктивных функций, поэтому число пожилых людей будет расти, а количество новорождённых уменьшаться.

Второе значительное изменение — это отсутствие смены поколений в обществе. Молодое поколение станет меньшинством, которое вынуждено бороться за место под солнцем со старшими.

В-третьих, по мнению Фукуямы, «социальные, политические и интеллектуальные изменения куда медленнее будут происходить в обществе, где продолжительность жизни существенно выше» [8,204]. Консервативность такого общества может либо замедлить, либо свести на нет развитие цифровых коммуникативных технологий. Не секрет, что большинство пожилых людей весьма неохотно пользуются гаджетами или интернетом.

Если исходить из третьего предположения Фрэнсиса Фукуямы об общественных изменениях, то виртуальное общество, лелеемое мыслителями трансгуманизма, окажется под угрозой благодаря тем, кто банально мечтает продлить свою жизнь или же совсем не умирать. 

Угрозы, с которыми столкнётся будущее виртуальное общество постлюдей, будут отличаться от тех, которые человечество решало в прошлом. И объясняется это прежде всего тем, что само понятие «человечество» обретёт иной смысл.

Возможные последствия развития сегодняшних цифровых технологий воспринимаются трансгуманистами исключительно в положительном ключе. Действительно, безграничная коммуникация и доступ к любой информации расширяют возможности человека, дарят ему инструменты для творчества, труда и даже контроля за действиями властей. Виртуальное общество, которое описывают в своих трудах мыслители трансгуманизма, не может существовать без идеалов свободы, равенства и демократии.

 

Литература:

  1. Бостром, Н. Искусственный интеллект. Этапы. Угрозы. Стратегии. – М.: Манн, Иванов и Фербер, 2016. – 496 с.
  2. Бостром, Н. FAQ по трансгуманизму [Электронный ресурс]. URL: https://transhumanism. org/languages/russian/faq.html. (Дата обращения  —  05.05.2017).  
  3. Емелин В.А., Тхостов А.Ш. Технологические соблазны информационного общества: предел внешних расширений человека. Вопросы философии. – 2010. – No5. – С. 84-90.
  4. Ицков, Д. Заповеди жизни неочеловека [Электронный ресурс]. URL: https://vz.ru/opinions/2013/4/3/627133.html (Дата  обращения  —  05.05.2017).
  5. Метелев А.В., Серединская Л.А., Сердюк Т.Г., Черданцева И.В. Стойкое обаяние марксизма [Электронный ресурс]. Философские дескрипты: электрон. научн. журн. 2016. Вып.16.  URL: https://philosophicaldescript.ru (дата обращения: 15.05.2017).  
  6. Официальный сайт Российского трансгуманистического общества. [Электронный ресурс]. URL: https://transhumanism-russia.ru/Ofitsial'nyi sait Rossiiskogo transgumanisticheskogo obshchestva. URL: https://transhumanism-russia.ru/ (Дата  обращения  —  05.05.2017).
  7. Рейнгольд Г. Умная толпа: новая социальная революция. – М., 2006.
  8. Фукуяма Ф. Наше постчеловеческое будущее: Последствия биотехнологической революции. Пер. с англ. М.Б. Левина. М.: Издательство ACT, 2004. – 350 c.
  9. Хоружий С.С. Проблема постчеловека, или трансформативная антропология глазами синергийной антропологии. Философские науки. 2008. No 2. С. 10–33. [Электронный ресурс]. URL: synergia- isa.ru/lib/download/lib/fn2_2008/01_Horuzhy.doc (Дата обращения —  05.05.2017).
  10. Эттингер Р. Перспективы бессмертия / пер. Д.А. Медведева. [Электронный ресурс]. URL: https://ettinger-poi.narod.ru/Prospect.htm (дата обращения: 20.04.2017).
  11. Cherdanceva I., Serdjuk T., Seredinskaja L., Medvedeva T., Butina A. The search of foundations of philosophical anthropology: problems and perspectives. 3rd International Multidisciplinary Scientific Conference on Social Sciences and Arts SGEM 2016, Apr 06-09. Vienna, 2016, Book 3, Vol.1, pp. 819-824. DOI: 10.5593/SGEMSOCIAL2016/HB31/S03.108  
  12. Kurzweil R. How to Create a Mind: The Secret of Human Thought Re- vealed. New York: Viking Books, 2012.

 

References

1.      Bostrom, N. Iskusstvennyj intellekt. Jetapy. Ugrozy. Strategii. [Superintelligence. Paths, Dangers, Strategies] Мoscow, Mann, Ivanov i Ferber Publ., 2016. – 496 p. (In Russ).

2.      Bostrom, N. FAQ po transgumanizmu [FAQ on transhumanism] (In Russ). Available at: URL: https://transhumanism. org/languages/russian/faq.html. (accessed 15.04.2017). 

3.      Emelin V.A., Thostov A.Sh. Tehnologicheskie soblazny informacionnogo obshhestva: predel vneshnih rasshireniĭ cheloveka [The technological temptations of the information society: the limit of external extensions of a person] Voprosy filosofii [Questions of Philosophy]. – Moscow, 2010. – No5. – pp. 84-90.

4.      Horuzhiĭ S.S. Problema postcheloveka, ili transformativnaja antropologija glazami sinergiĭnoĭ antropologii [The Problem of Posthuman, or transformational Anthropology, through the Eyes of the synergistic Anthropology]. Filosofskie nauki [Philosophical sciences]. – Moscow, No 2. С. 10–33. Available at: URL: synergia- isa.ru/lib/download/lib/fn2_2008/01_Horuzhy.doc (accessed 06.04.2017).

  1. Ickov, D. Zapovedi zhizni neocheloveka. [The Commandments of the Life of a New-Human]. (In Russ). Available at: URL: https://vz.ru/opinions/2013/4/3/627133.html (accessed   09.04.2017).
  2. Kurzweil R. How to Create a Mind: The Secret of Human Thought Re- vealed. New York: Viking Books, 2012.
  3. Reĭngol'd G. Umnaja tolpa: novaja social'naja revoljucija. [Clever Сrowd: A new social Revolution] – Moscow, 2006. – 315 p. (In Russ).
  4. Metelev A.V., Seredinskaja L.A., Serdjuk T.G., Cherdanceva I.V. Stojkoe obajanie marksizma [The resistant Charm of Marxism]. Filosofskie deskripty. 2016. Vol. 16. (In Russ). Available at: URL: https://philosophicaldescript.ru/?q=node/81. (accessed 15.04. 2017).
  5. Oficial'nyĭ saĭt Rossiĭskogo transgumanisticheskogo obshhestva. [The official website of the Russian Transhumanist Society]. Available at: URL: https://transhumanism-russia.ru/Ofitsial'nyi sait Rossiiskogo transgumanisticheskogo obshchestva. Available at: URL: https://transhumanism-russia.ru/ (accessed 03.04.2017).
  6. Fukujama F. Nashe postchelovecheskoe budushhee: Posledstvija biotehnologicheskoĭ revoljucii [Our posthuman Future: The Consequences of the biotechnological Revolution]. – Moscow, ACT Publ., 2004. – 350 p. (In Russ).
  7. Jettinger R. Perspektivy bessmertija. [Perspectives of immortality]. (In Russ). Available at: URL: https://ettinger-poi.narod.ru/Prospect.htm (accessed 10.04.2017).

Cherdanceva I., Serdjuk T., Seredinskaja L., Medvedeva T., Butina A. The search of foundations of philosophical anthropology: problems and perspectives. 3rd International Multidisciplinary Scientific Conference on Social Sciences and Arts SGEM 2016, Apr 06-09. Vienna, 2016, Book 3, Vol.1, pp. 819-824. DOI: 10.5593/SGEMSOCIAL2016/HB31/S03.108