ДИАЛЕКТИКО-ЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ КОНЦЕПЦИИ НАУЧНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ Б.М. КЕДРОВА (Дегтярев С.И.)

Год:

Выпуск:

Рубрика:

УДК 1(091).14

ДИАЛЕКТИКО-ЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ КОНЦЕПЦИИ НАУЧНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ Б.М. КЕДРОВА

Дегтярев С.И.

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Адрес: 656038, Российская Федерация, Алтайский край, г. Барнаул, проспект Ленина, д.40. 

кандидат философских наук, доцент кафедры гуманитарных наук

Аннотация. В советской философии науки и истории науки в 70 – 80-е годы XX века талантливым отечественным философом Б.М.Кедровым была разработана концепция динамики науки, включившая в себя учение о научных революциях и вполне сопоставимая с соответствующими концепциями К.Поппера, Т.Куна и И.Лакатоса. Наряду с социально-философскими, историко-философскими, историко-научными, когнитивно-психологическими и идеологическими основаниями концепция научных революций Б.М.Кедрова имела диалектико-логические основания, которые были ведущими и включали в себя все законы диалектики и большой набор разнообразных диалектических категорий. Согласно марксистской традиции понятие революции как понятие качественного скачка выводилось из закона взаимного перехода количественных и качественных изменений. Философским открытием Б.М.Кедрова были постановка и решение проблемы логического выведения идеи научной революции из законов единства и борьбы противоположностей и отрицания отрицания посредством совершенно нового для философии науки гетерогенного понятия познавательно-психологического барьера. Познавательно-психологический барьер («вера») рассматривался философом-марксистом как то, что противоположно новому научному открытию и что должно быть подвергнуто диалектическому отрицанию в ходе научной революции. Диалектико-логическое содержание концепции научных революций Б.М.Кедрова принципиально отличает ее от теории научной революции Т.Куна.

Ключевые слова: диалектическая логика, качественный скачок, противоречие, диалектическое отрицание.

THE DIALECTIC AND LOGIC FOUNDATIONS OF KEDROV’S CONCEPTION OF SCIENTIFIC REVOLUTION

Degtjarev S.I.

Altai State Medical University, the Ministry of Health. 656049 Barnaul, Lenin Avenue, 40.

Abstract. The talented soviet philosopher B.M. Kedrov produced original conception of revolutions in science. This conception appeared in 1970 – 1980s and wasn’t less than the same conceptions, proposed by Lakatos or Kuhn. The Kedrov’s conception had dialectical and logic foundations along with historical, philosophic, ideological and scientific foundations. So dialectical foundations included a lot of dialectic principles and different categories. According to Marxist tradition the concept of revolution as a outburst of quality was connected with pattern of transformation from quantity to quality. Kedrov connected by logics patterns of union and struggle of opposites and pattern of denial by denial with the conception of revolution in science. It was his main discovery. Kedrov created new concept of cognitive and psychological barrier to connect own conceptions. Such barrier named doctrine. It’s opposite of new discovery. A doctrine must be destroyed to make scientific revolution. These ideas differ the Kedrov’s conception to the conception of revolutions in science by Kuhn.

Key words: dialectical logic, outburst of quality, contradictionб dialectical denial.

 

Концепция научных революций Б.М.Кедрова являет собой несомненное достижение отечественной философско-научной мысли, она вполне может быть поставлена в ряд теоретических конструктов, характеризующих мировую философию науки XX века. Поэтому в данном случае мы имеем дело с тем национальным интеллектуальным ресурсом, который достаточно эффективно может быть использован при формировании и развитии методологической культуры новых поколений молодых ученых, например, посредством изучения курса истории и философии науки. Следовательно, историко-философское исследование данной концепции вполне оправдано. Наличием оснований характеризуется любой компонент рациональных знаний, значит, историко-философский анализ с необходимостью включает в себя их выявление и анализ. В основаниях как предпосылках или допущениях в неразвернутом виде формулируются многие положения философской или научной концепций, определяющие ее содержание. Основания философской концепции репрезентируют социокультурный, социально-политический, мировоззренческий, идеологический, социально-психологический и т.п. контексты, относящиеся к разным уровням организации и сферам социума, демонстрируют факторы социокультурной детерминации, свидетельствуют о характере ее соотнесенности с мировым историко-философским процессом. Вместе с тем, основания существенным образом влияют на конкретность истины, ее относительный характер и субъективность формы выражения – на все то, что можно назвать состоянием системы знаний. Полагаем, что к числу наиболее значимых оснований концепции научных революций Б.М.Кедрова могут быть отнесены диалектико-логические, социально-философские, историко-философские, историко-научные, когнитивно-психологические и идеологические основания. Среди них ведущую роль играли диалектико-логические и историко-научные, что вполне объясняется стремлением советского философа-марксиста последовательно реализовать требования методологического принципа единства логического и исторического. Понимание этого принципа в семидесятые годы XX века было темой творческой дискуссии в советской философии и Б.М.Кедров в ней активно участвовал, имея оппонентов в лице других философов-марксистов, например, Э.В.Ильенкова. В абстракциях, логических построениях, по мысли Б.М.Кедрова, «обобщен, резюмирован и подытожен реальный путь истории человеческой мысли» [2, с.17], но этот путь не совпадает с «чистой» логической связью, поскольку он включает в себя «зигзаги мысли», «забегания вперед», «отставания», «временные отклонения в сторону от магистральной линии движения всего человеческого познания» [2, с.16-17]. Историко-научные исследования Б.М. Кедрова сопровождались его разработками в области материалистической диалектики, причем последние серьезно влияли на результаты первых. По-видимому, концептуальный синтез данных двух направлений исследований в виде модели научных революций впервые был представлен советскому читателю в его 64-страничной брошюре, изданной в серии «Знание» в 1980 г., под названием «Научные революции: (Сущность. Типология. Структура. Механизм. Критерии)». Содержание этой работы позволяет заключить, что ведущими основаниями модели научных революций Б.М.Кедрова были все-таки диалектико-логические, а историко-научные и все другие основания, выполняя важнейшие познавательно-конструктивные и регулятивные функции, использовались уже после эксплицирования диалектико-логических, в процессе их реализации через дедуктивное развертывание модели в теорию. Само собой разумеется, что Б.М. Кедров опирался на материалистический вариант диалектической логики, и, будучи последовательным марксистом, исходил из ленинской формулы: «От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике – таков диалектический путь познания истины, познания объективной реальности» [8]. Марксизм Б.М. Кедрова был творческим, тем самым, который свободен от догматизма и дискретности [10]. Дальнейший ход его рассуждений в самом общем виде демонстрирует последовательное применение метода восхождения об абстрактного к конкретному. Абстрактная логическая модель научного познания посредством типологии научных революций наполняется конкретным историко-научным содержанием. Но описаниями особенностей революций каждого типа не исчерпывается выстраивание концепции. По завершении каждого последующего познавательного действия философ возвращается к исходной абстрактной модели и вносит в нее коррективы и уточнения. Поэтому сводить концепцию научных революций Б.М.Кедрова к исходной абстрактно-логической модели научного познания недопустимо, поскольку она, хотя и раскрывает глубинную сущность революций в науке, но все же является этапом построения концепции и развертывания теории. Б.М.Кедров предложил следующую формализованную схему динамики научного познания в XVII – XX веках:                   

                                                 ___str_____

                                           ____T____

                                                    U------ [(A-----S) ----- (α)] ----- P …

                                        I        II      III      IV

                                            _____          ___

                                               ώ                ό,

где U – живое созерцание, T – абстрактно-теоретическое мышление, P – практика, A – аналитический этап научного теоретизирования, S – этап теоретического и экспериментального синтеза, ώ – макрообъекты, ό – микрообъекты, α – картина микроявлений, str – научно-техническая революция, I – переход от живого созерцания к абстрактно-теоретическому мышлению, II – переход от абстрактно-аналитического к синтетическому способу познания, III – переход от изучения макрообъектов к изучению микрообъектов, IV – слияние научной революции с технической [7,с.10 – 14]. По мысли Б.М.Кедрова, переходы от непосредственного созерцания к абстрактно-теоретическому познанию, от абстрактно-аналитического к синтетическому способу познания, от изучения макрообъектов к изучению микрообъектов и слияние научной революции с технической и являются научными революциями, точнее, образуют типы внутридисциплинарных революций [7, с.14]. Кажущаяся линейная последовательность аналитической и синтетической стадий второго этапа развития науки стала объектом его полемики с Э.В.Ильенковым, который, будучи соавтором коллективного труда «История марксистской диалектики. От возникновения марксизма до ленинского этапа», писал, что «анализ и синтез не протекают изолированно друг от друга, как это всегда получается при односторонне формальном понимании процесса теоретического мышления («сначала анализ – а потом синтез», «сначала индукция, а потом уже дедуктивное построение») [1, c.261]. Э.В.Ильенков отмечал, что это «историко-эмпирическая видимость», которая возникает «на поверхности познавательного процесса. Это лишь психологически оправдываемая схема» [1, c.256]. По сути дела, речь шла о способах диалектического понимания принципа единства исторического и логического. Является фактом, что обсуждение этой проблемы еще в начале 70-х годов XX века выводило советскую философскую мысль на вопрос о разработке с позиций диалектико-материалистической логики такой идеальной модели прогрессивной динамики науки, которая была бы хорошо согласуемой с историей науки. Б.М. Кедров своим пониманием вопроса существенно углублял диалектическую концепцию принципа единства исторического и логического. Он не сводил историческое к логическому, как и логическое к историческому. Каждая из этих противоположностей имеет собственное содержание. Эту мысль демонстрирует и характер аргументации Б.М.Кедрова – он ссылается как на идеи Ф.Энгельса, так и на факты истории науки. А эти факты, по его мысли, прямо указывают на наличие в истории науки «односторонне развитого анализа» [2, c.30]. Свое понимание он выразил схемой: a  A(s) A S S(A), где «А» – анализ, «S» – синтез, «a» и «s» – зародышевые формы анализа и синтеза, скобки (,) – то, что находится в подчиненном положении к стоящему вне скобок, стрелка « » - переход от более низкой ступени познания к более высокой [2, с.37-38]. «Стадия a отвечает преднаучной фазе познания; стадия A(s) – развитому анализу, результаты которого контролируются зародышевым синтезом, что соответствует возникновению собственного научного познания; стадия         A+S – развитым анализу и синтезу, которые пока еще сосуществуют друг с другом, поскольку синтез уже вышел из прежнего подчинения анализу, но не успел еще подчинить себе этот анализ; наконец, стадия S(A) - высшему синтезу, подчинившему себе анализ и выступающему в диалектическом единстве с ним. … Это только схема, но она довольно хорошо показывает, как совершается в развитии науки переход от зачаточной формы анализа a до высшего синтеза S(A), причем эта позволяет понять внутренний «механизм» действия отрицания и отрицания отрицания в ходе исторического движения человеческого познания» [2, с.38] – писал философ-марксист. Б.М. Кедров принципиально не ограничивал разрабатывавшуюся им модель научных революций, как и концепцию научного познания в целом, определенным набором категорий диалектики. Категории диалектики он рассматривал как характеристики «сторон», «фаз», «разрезов» «общего хода человеческого познания».  Целое и часть, сложное и простое, система, элемент системы, компоненты системы и структура, явление и сущность, низшее и высшее, старое и новое, абстрактное и конкретное, анализ и синтез, единичное, особенное, всеобщее, необходимое и случайное, великое и малое – это минимальный перечень категорий и научных понятий, необходимых для описания общего хода человеческого познания [2, с.14; 6, с.8,10,11].  Любой последующий этап анализа исследуемого объекта включает в себя выявление диалектических противоречий и моментов диалектического отрицания. Эта познавательная задача согласуется с основным вектором процесса познания – «от явного к тайному, от известного к неизвестному, от явления к сущности, от сущности менее глубокой к сущности все более и более глубокой» [3, с.61]. Хотя Б.М. Кедров и утверждал, что «последовательность изложения основных законов диалектики особого значения не имеет»[4, с.10], но закон единства и борьбы противоположностей он определял как «дифференциальный», закон перехода количества в качество как «дифференциально-интегральный», а закон отрицания отрицания как «интегральный»[4, с.12], и в понимании диалектики процесса познания, ссылаясь на Ф. Энгельса и В.И. Ленина, ведущее место отводил законам отрицания отрицания и единства и борьбы противоположностей [4,c.14]. В связи с этим встает вопрос о том, как же философ-марксист вводил понятие научной революции. Ведь более общее понятие – понятие революции - является тождественным понятию качественного скачка. Б.М. Кедров формулирует неординарную для официальной идеологии советского общества мысль: «развитие путем противоречия совпадает с отрицанием отрицания: можно рассматривать то и другое как синонимы» [4, с.15]. Поэтому диалектическое отрицание есть тождество противоположностей. В отличие от природы и истории, в процессе познания «в результате заключительного синтеза объект, или предмет изучения, подвергнутый перед этим аналитическому расчленению, должен быть восстановлен предельно полно в его исходной целостности и конкретности. Без этого нет и не может быть синтеза как полного возвращения к тому пункту (т.е. к самому объекту познания, каким он существует вне и независимо от субъекта), с которого начался процесс познания» [4, с.23]. Вместе с тем, в формальном определении понятия революции «вообще» Б.М. Кедров исходил из традиционного для марксистской диалектики учения о законе взаимного перехода количественных и качественных изменений, согласно которому революция есть качественный скачок.  «Революция … означает такое преобразование, которое ломает старое в самом основном и коренном», «революция – это коренная или крутая ломка старого, осуществляемая с той целью, чтобы проложить путь для утверждения нового» [3, с.122] – писал он в «Беседах о диалектике». Но при этом, «понятие скачка гораздо шире, чем понятие революции. Революция – это особый тип скачка в развитии человеческого общества» [3, с.123]. Революций нет в природе, это понятие «относится к процессам человеческой истории – к развитию общества и его духовной жизни, в том числе к истории науки» [3, с.122 - 123]. Самоочевидно, что интерпретация научной революции только как качественного скачка явно не устраивала философа-марксиста, поскольку она не учитывала диалектику всеобщего, особенного и единичного. Категории единичного, особенного и всеобщего как категории диалектической логики характеризуют, подчеркивал Б.М. Кедров, ссылаясь на Ф. Энгельса, основные ступени познания. Единичное – это начальный этап познания, на котором опытным путем устанавливаются отдельные и не связанные друг с другом факты. Особенное – «первичная сортировка» фактов, их «группировка по определенным признакам, общим внутри отдельных групп» [6, с.8]. Всеобщее – это нахождение общего «между всеми подобными особенными группами», выявление закона, связывающего «особенные группы» воедино [6, с.8]. Именно такой путь движения к объективной истине, специфический для научного творчества процесс развития отличает научную революцию от революции социальной. Данному выводу способствовали и историко-научные аргументы. Например, «революция, вызванная учением Коперника, носила двоякий характер: более частный, касающийся воззрения ученых на Солнечную систему и другие небесные тела, и более широкий, касающийся общего способа мышления ученых» [5, с.15]. Все это, с одной стороны, препятствовало редукции концепции научных революций к марксистско-ленинской теории социальной революции, занимавшей важнейшее место в учебниках по историческому материализму, истории КПСС и научному коммунизму, и, с другой стороны, подводило Б.М.Кедрова к постановке новой философской проблемы, направленной на творческое развитие марксистской философии науки. Суть этой проблемы состояла в вопросе о том, как логически вывести понятие научной революции из законов единства и борьбы противоположностей и отрицания отрицания. Постановка проблемы изложена в работе «О творчестве в науке и технике (Научно-популярные очерки для молодежи)», изданной в 1987 г. в серии «Эврика». Выдвижение проблемы начинается традиционно с изложения основ учения о диалектике количественных и качественных изменений. С первых же строк Б.М.Кедров подчеркивает, что закон перехода количества в качество связан с другими двумя основными законами диалектики, он «свидетельствует, что процесс развития совершается ступенеобразно в порядке последовательного восхождения с более низкой ступени на более высокую» [6, с.5]. В процессе характеристики закона взаимного перехода количественных и качественных изменений философ ставит вопрос: а каковы границы того или иного качества? Ответ явно нестандартный для сформировавшейся традиции: «они зависят от характера самого процесса развития и от конкретной природы развивающегося предмета» [6, с.5]. Этот ответ позволяет взглянуть на закон перехода количества в качество «с другой стороны». А «другая сторона» – это идея о том, что есть естественный, «нормальный» процесс перехода на последующую ступень развития и существуют «отклонения от этого нормального хода вещей» [6, с.6], связанные с человеческой психикой, с деятельностью «нашего сознания и мышления» [6, с.6]. Фактически философ заявляет об ограничениях логического выведения идеи научной революции из учения о взаимосвязи количественных и качественных изменений. Сами по себе данные ограничения не отменяют действия законов диалектики в сфере человеческой психики и познавательной деятельности, они указывают на то, что здесь эти законы действуют «особым образом» [6, с.6]. Концепция закона перехода количественных и качественных изменений позволяет не только рассматривать процесс развития науки «ступенеобразно», но выявлять посредством категории меры такие важнейшие моменты каждого этапа данного процесса как «исчерпание достигнутой ступени» и «превращение форм развития в его оковы». Эти диалектико-логические понятия, в свою очередь, становятся важнейшим основанием для постановки вопроса о причинах и механизмах научных революций, при решении которого используются концепты законов единства и борьбы противоположностей и отрицания отрицания. Что такое «исчерпание достигнутой ступени»? С позиций закона перехода количественных и качественных изменений при «естественном» («нормальном») ходе развития это такая ситуация, когда переход к новому качеству «становится возможным и необходимым только после того, как происходившие количественные изменения исчерпают себя» [6, с.6]. Но так происходит за пределами человеческой познавательной активности. В сфере же человеческого познания в связи с целеполагающим, волевым, свободным и творческим характером деятельности нашего сознания такой качественный скачок может оказаться неподготовленным и преждевременным или, наоборот, произвольно («искусственно») задержанным. Об этом свидетельствует история науки и техники. Следовательно, существует специфический механизм качественных скачков в сфере познания. К такому же выводу подводит и характеристика содержания понятия «превращение форм развития в его оковы». Здесь, кстати, Б.М. Кедров также реализует свое творческое диалектико-материалистическое кредо. Ссылаясь на хрестоматийное высказывание К.Маркса о том, что «ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она дает достаточно простора, и новые более высокие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созреют материальные условия их существования в недрах самого старого общества» [9] (к данной цитате даже приложена ремарка: «в этом положении содержится ключ к пониманию всей разбираемой нами проблемы» [6,с.7], что является поводом для постановки вопроса об идеологических и социально-философских основаниях рассматриваемой концепции научных революций), Б.М. Кедров развивает данный тезис в идею двух стадий в развитии ограничивающих развитие «рамок». Первая стадия характеризуется тем, что эти «рамки» «не дают развитию преждевременно выйти за них, пока еще не исчерпана данная ступень, выполняя тем самым прогрессивную роль» [6, с.8], а вторая – тем, что в состоянии, когда назрела необходимость выхода за рамки ступени, эти «рамки» «как бы по инерции продолжают играть ту же роль, а в действительности начинают тормозить весь процесс развития, задерживать его на уже исчерпавшей себя ступени» [6, с.8]. Но самое главное, - в своих рассуждениях о механизме научных революций Б.М. Кедров на основе диалектического понятия «превращение форм развития в его оковы» вводит одно из ключевых понятий своей концепции – «познавательно-психологический барьер» (ППБ). Полагаем, что именно данное понятие и позволило советскому философу-марксисту реализовать в концепции научных революций эвристические возможности законов единства и борьбы противоположностей и отрицания отрицания, а также ряда категорий диалектики. Познавательно-психологический барьер, по Б.М. Кедрову, это необходимая форма развития научной мысли, она удерживает научную мысль «достаточно долгое время на достигнутой ступени … с тем, чтобы она (научная мысль) могла полностью исчерпать эту ступень и тем самым подготовить переход на следующую, более высокую ступень…» [6, с.17]. Познавательно-психологические барьеры возникают в науке «автоматически», т.е. формируются естественным путем. Но столь же «автоматически» они не устраняются. ППБ «после выполнения им своей познавательной функции … продолжает действовать, … закрепляется, окостеневает и из формы развития превращается в ее оковы» [6, с.17]. Условием всякого последующего научного открытия становится преодоление стоящего на пути познания такого познавательно-психологического барьера. Понятие познавательно-психологического барьера было сформировано Б.М. Кедровым как гетерогенное, включающее в свое содержание логический и психологический компоненты. Логический компонент содержит в себе категории «форма развития», «превращение форм развития в его оковы» и т.п. Этот компонент сформирован посредством дедуктивного развертывания концептов закона взаимного перехода количественных и качественных изменений. Психологический же компонент понятия есть результат теоретического анализа истории науки – сначала познавательного опыта Д.И. Менделеева, а затем опыта коперниканской революции, открытий в физике, химии и других областях науки в XVII – XX в.в. Само по себе формирование подобных понятий свидетельствовало о вхождении науки в постнеклассическую стадию, а значит – о преодолении соответствующего ППБ. Включение в категориальный аппарат диалектико-материалистической теории научного познания (марксистской философии науки) подобных понятий было тоже своего рода открытием. Полагаем, что существенное значение для введения этого понятия имели исследования Б.М. Кедрова в области теории взаимодействия наук и интегративных процессов в научном познании. Он являлся автором ряда фундаментальных работ, посвященных данным проблемам, и научным руководителем целого направления исследований интегративных процессов в науке. Обращает на себя внимание ход его рассуждений при введении понятия ППБ. Находясь на позициях материалистической диалектики, Б.М. Кедров развивал мысль о закономерном характере любого процесса развития. При этом, протекание данного процесса по форме может быть случайным, поскольку зависит от конкретных условий. Случайность, таким образом, есть «форма проявления необходимости и дополнение к ней» [6, с.10]. В познавательном процессе сочетаются необходимое и случайное. Диалектическая логика раскрывает общие, необходимые пути достижения истинного знания и не изучает отдельные случаи получения истины. Но эти «случайные, часто весьма извилистые пути и перепутья, которыми развивалась мысль в сознании отдельного человека» [6, с.10], интересуют психологию, поэтому более полное и более точное понимание процесса познания предполагает взаимное сочетание логического и психологического. Познавательно-психологические барьеры есть феномены такого типа, который образует собственную область человеческого познания. Введение понятия ППБ позволяло ставить вопрос о механизмах преодоления противоречий, возникающих между необходимостью перехода на более высокую ступень познания, и факторами, препятствующими этому переходу. Другими словами, данное понятие было существенно необходимым для решения важнейшей задачи диалектического анализа процесса развития науки – раздвоения единого на противоположности. ППБ – это сторона, которая противостоит новому научному открытию. Научная революция, связанная с новым научным открытием, ломает коренным образом именно барьер, который по своему содержанию есть «вера», устарелая привычка мышления ученых – «способ их мышления, который сначала способствовал развитию науки, а затем окаменел и превратился в тормоз для дальнейшего ее развития» [5, с.107]. Так, революции XVI – XVIII веков разрушали веру в видимость, революции XIX века – веру в неизменность, а революции XX века веру в качественную тождественность макро- и микромиров [5, с.107]. Ту «веру», которая является господствующим способом мышления ученых, Б.М.Кедров называет общим барьером. Наряду с ним внутри конкретных областей научных знаний существует множество частных барьеров. В них общая «вера» конкретизируется применительно к данной области знаний («в системе Птолемея и в учении о флогистоне конкретизировалась вера в видимость» [5, с.108]). При этом, «когда преодолевается барьер … частного характера, одновременно наносится удар по всей системе взглядов, которая опирается на … барьер общего характера» [там же]; частные удары, суммируясь, разрушают устаревшую привычку мышления ученых. Таким образом, научные революции совершаются не в сфере опытно-эмпирического познания, а «в области теоретических обобщений и объяснений», «во взглядах на природу, на мир»  [5, с.104]. Итогом революции является создание «нового, более прогрессивного способа мышления ученых»[5, с.109]. Но было бы упрощением считать, что Б.М. Кедров сводил научную революцию как качественный скачок к преодолению устаревшего способа мышления (ППБ) новым, более прогрессивным взглядом на природу и мир. В этом случае такая концепция отличалась бы от теории научных революций Т. Куна лишь терминологией. На самом же деле концепция Б.М. Кедрова принципиально отличается от учения Т. Куна прежде всего глубокой наполненностью диалектическим содержанием. Советскому философу-марксисту удалось в «Беседах о диалектике» несколькими фразами выразить основы диалектико-логического содержания своей концепции. «Так как всякое развитие происходит путем противоречия, то рано или поздно противоположности в ходе их взаимной борьбы как бы превращаются одна в другую; сначала берет верх одна из них, отвергая (отрицая) собой другую противоположность, а потом эта другая вдруг возрождается и отрицает ту, которая поначалу взяла было верх. Однако теперь это второе отрицание совершается не как полное отбрасывание первой противоположности, а как проникновение в нее другой противоположности, следовательно, как их единство. Поэтому ход развития, в том числе и развитие науки, походит на движение вперед и вверх по спирали …» [3, с.132] – писал он. Мы видим, что в концепции научных революций Б.М. Кедрова центральное место занимает идея диалектического отрицания. В этой связи он выделяет четыре момента данной «сложной, внутренне противоречивой задачи»: 1) посредством революционной ломки прежних представлений очистить их от всего ложного; 2) сохранить из прежних представлений то, что в них отвечает раскрытой ранее стороне изучаемого объекта; 3) раскрыть новые стороны объекта, недоступные исследователям на предыдущем этапе познания; 4) «найти способ связывания того, что было правильным в прежних воззрениях, с новым знанием об объекте, достигнутым на более высокой ступени познания этого объекта»[2,с.15]. Связывание же он интерпретирует посредством триады: 1) нахождение связи представлений, которые сформировались на ступени непосредственного восприятия предмета, с представлениями новой ступени его анализа; 2) раскрытие связи представлений, выработанных на ступени синтеза, с новыми представлениями, сформированными в результате анализа; 3) установление непосредственной связи представлений, соответствующих ступени непосредственного восприятия предмета, с представлениями, выработанными на ступени синтеза [2, с.16]. Понимание научных революций на основе концепции диалектического отрицания позволяло Б.М. Кедрову однозначно определять критерий научных революций и выделять две задачи и две стадии каждой из них. И хотя в отношении последних явно используется терминология ленинской теории социалистической революции, это, на наш взгляд, нисколько не ослабляет их диалектико-логического содержания. Ленин ведь тоже был диалектиком-материалистом и идейным учителем Б.М. Кедрова. К тому же социально-философские и идеологические основания его концепции научных революций явно зависят от диалектико-логических. Все это давало возможность Б.М. Кедрову при сопоставлении его концепции с теорией Т. Куна выделить их принципиальное различие. «Легко видеть, – писал советский философ, – что в этой концепции на передний план выступает именно понятие «парадигма», а научным революциям приписывается второстепенная функция – ограничивать собой эти парадигмы, определять их начальный и конечный пункты. Научная революция, согласно этой концепции, это то, посредством чего одна парадигма переходит в другую» [7, с.52]. Поэтому, по оценке советского философа-марксиста, модель динамики науки Т.Куна является по преимуществу эволюционной, в то время как в концепции Б.М.Кедрова акцент делается «на научных революциях и их содержательной стороне» [7, с.53]. 

Литература

1. История марксистской диалектики. От возникновения марксизма до ленинского этапа. Отв. ред. М.М.Розенталь. – М.: «Мысль», 1971. - 535 с.

2. Кедров Б.М. Противоречивость познания и познание противоречия. Диалектическое противоречие. – М.: Политиздат, 1979. С.9 - 38.

3. Кедров Б.М. Беседы о диалектике. Шестидневные философские диалоги во время путешествия. – М.: Молодая гвардия, 1983. – 239 с.

4. Кедров Б.М. Отрицание отрицания как один из основных законов материалистической диалектики. Диалектика отрицания отрицания. – М.: Политиздат, 1983. С.9 – 27.

5. Кедров Б.М. О великих переворотах в науке. – М.: Педагогика, 1986. – 112 с.

6. Кедров Б.М. О творчестве в науке и технике. –  М.: Мол. Гвардия, 1987. – 192 с.

7. Кедров Б.М. Проблемы логики и методологии науки. Избранные труды. – М.: Наука, 1990. – 352 с.

8. Ленин В.И.Философские тетради. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Т.29. – М.: Изд-во политической литературы, 1969. – С.152 – 153.

9. Маркс К. К критике политической экономии. Предисловие.  Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, ТТ 1- 39. Издание второе. – Т.13. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1959. – С.7.

10. Метелев А.В., Серединская Л.А., Сердюк Т.Г., Черданцева И.В. Стойкое обаяние марксизма [Электронный ресурс]. Философские дескрипты: электрон. научн. журн. 2016. Вып.16.  URL:https://philosophicaldescript.ru (дата обращения: 15.05.2017).

   11. Cherdanceva I., Serdjuk T., Seredinskaja L., Medvedeva T., Butina A. The search of foundations of philosophical anthropology: problems and perspectives. 3rd International Multidisciplinary Scientific Conference on Social Sciences and Arts SGEM 2016, Apr 06-09. Vienna, 2016, Book 3, Vol.1, pp. 819-824. DOI: 10.5593/SGEMSOCIAL2016/HB31/S03.108  

12. Cherdanceva I.V. The problem of foundations of philosophical anthropological discourse. Perm University Herald. Series «Philosophy. Psychology. Sociology». 2017. Iss.1, pp. 29-34. DOI: 10.17072/2078-7898/2017-1-29-34. (In Russ.)

References

1. Istorija marksistskoj dialektiki. Ot vozniknovenija marksizma do leninskogo jetapa. [A history of Marxist dialectic. From appearance to Lenin stage]. – Moscow, Mysl' Publ., 1971. – 535 p. (In Russ.)

2. Kedrov B.M. Protivorechivost' poznanija i poznanie protivorechija [The inconsistency of knowledge and the research of contradiction]. Dialekticheskoe protivorechie. – Moscow, Politizdat Publ., 1979. - pp. 9-38. (In Russ.).

3. Kedrov B.M. Besedy o dialektike. Shestidnevnye filosofskie dialogi vo vremja puteshestvija. [Conversations about dialectics or Six-day philosophic dialogues during the trip] – Moscow, Molodaja gvardija Publ., 1983. – 239 p. (In Russ).

4. Kedrov B.M. Otricanie otricanija kak odin iz osnovnyh zakonov materialisticheskoj dialektiki [Denial of denial as one of the main patterns in materialistic dialectics]. Dialektika otricanija otricanija [Dialectics of denial of negation]. – Moscow, Politizdat Publ., 1983. – pp. 9-27. (In Russ).

5. Kedrov B.M. O velikih perevorotah v nauke [About the great revolutions in the Science]. – Moscow, Pedagogika Publ., 1986. – 112 p. (In Russ).

6. Kedrov B.M. O tvorchestve v nauke i tehnike. [About the creativity at science and technique] – Moscow, Mol. Gvardija Publ., 1987. – 192 p. (In Russ).

7. Kedrov B.M. Problemy logiki i metodologii nauki. [The Problems of the Ethics and Methodology in the Researches]. – Moscow, Nauka Publ., 1990. – 352 p. (In Russ).

8. Lenin V.I. Filosofskie tetradi [The Philosophical Notebooks]. T. 29. – Moscow, Izd-vo politicheskoj literatury Publ., 1969. – pp. 152-153. (In Russ).

9. Marks K. K kritike politicheskoj jekonomii. Predislovie [To the Critic of the political Economy. The Preface]. – T.13. – Moscow, Gosudarstvennoe izdatel'stvo politicheskoj literatury Publ., 1959. P. 7. [In Rus.].

10. Metelev A.V., Seredinskaja L.A., Serdjuk T.G., Cherdanceva I.V. Stojkoe obajanie marksizma [The resistant charm of Marxism]. Filosofskie deskripty. 2016. Vol. 16. (In Russ). Available at: URL: https://philosophicaldescript.ru/?q=node/81. (accessed 15.04. 2017).

11. Cherdanceva I., Serdjuk T., Seredinskaja L., Medvedeva T., Butina A. The search of foundations of philosophical anthropology: problems and perspectives. 3rd International Multidisciplinary Scientific Conference on Social Sciences and Arts SGEM 2016, Apr 06-09. Vienna, 2016, Book 3, Vol.1, pp. 819-824. DOI: 10.5593/SGEMSOCIAL2016/HB31/S03.108  

12. Cherdanceva I.V. The problem of foundations of philosophical anthropological discourse. Perm University Herald. Series «Philosophy. Psychology. Sociology». 2017. Iss.1, pp. 29-34. DOI: 10.17072/2078-7898/2017-1-29-34. (In Russ.)