ТЕОРИЯ ВЗАИМОЗАВИСИМОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ КАК ОСНОВА СУЩЕСТВОВАНИЯ МИРА В БУДДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ (Вольферц М. В.)

Год:

Выпуск:

Рубрика:

УДК 1 (091)

ТЕОРИЯ ВЗАИМОЗАВИСИМОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ КАК ОСНОВА СУЩЕСТВОВАНИЯ МИРА В БУДДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ

Вольферц М. В.

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет».

Адрес: 656049, Россия. г. Барнаул. пр-т Ленина, 61а                                  

Аспирант I курса по направлению «Философия, этика и религиоведение» Алтайского государственного университета

 

Аннотация. Цель данной статьи заключается в осмыслении одного из основополагающих принципов философии буддизма: теории взаимозависимого происхождения (пратитья-самутпада). Данная теория определяет причины и исходную точку страдания, показывает способы их устранения, а также разъясняет одно из важнейших положений буддизма о том, что круговорот бытия – сансара – безначальна.  Пратитья-самутпада состоит из двенадцати причин или условий возникновения и невозникновения феноменального мира. Первой и ключевой причиной является авидья, как условие существования всех вещей. Авидья – не только первая, но и ничем не обусловленная причина взаимозависимого происхождения. Таким образом, у авидьи нет первоисточника. Неведение – это первоначальное всеобщее состояние. Именно в нем содержится корень страдания. Человек не ведает подлинную природу жизни, подлинную реальность. Неведение рождает жажду к жизни, вынуждает жить, создает иллюзию наслаждения и радости пребывания в сансаре. Авидья – причина эгоизма, чувства «я», она  рождает чувство обособленности. Это означает, что тот, кто знает причину страдания, выпадает из мира страданий, возникновения, обусловленности и причинности. Знание пратитья-самутпады приравнивается к нирване, это знание дает освобождение.

Ключевые слова: пратитья-самутпада, авидья, сансара, нирвана, взаимозависимое происхождение.

 

THE THEORY OF INTERDEPENDENT ORIGIN AS THE BASIS FOR THE EXISTENCE OF THE WORLD IN BUDDHIST PHILOSOPHY

Vol'ferc M.V.

The Altay State University. 656049, Russia, Barnaul, 61A Lenin Avenue

 

Abstract. The purpose of this article is to comprehend one of the fundamental principles of the philosophy of Buddhism: the theory of interdependent origin (pratitya-samutpada). This theory determines the causes and  a starting point of suffering, shows how to eliminate them, and also explains one of the most important points of Buddhism which means that the cycle of being, samsara, is without any beginning. Pratitya-Samutpa consists of twelve reasons or conditions for the emergence and non-emergence of the phenomenal world. The first the key ground is avidya, as a condition for the existence of all things. Avidya is not only the first, but also the unconditioned cause of interdependent origin. Thus, avidya has no original source. Ignorance is the initial general state. It contains the root of suffering. Man does not know the true nature of life, the true reality. Ignorance gives birth to a thirst for life, it forces you to live, creates the illusion of pleasure and joy of being in samsara. Avidya is the cause of selfishness, the sense of "I", it gives rise to a sense of isolation. This means that one who knows the cause of suffering, falls out of the world of suffering, origin, conditioning and causality. The knowledge of pratitya-samutpada is equated with nirvana and gives liberation to a human.

Keywords: pratitya-samutpada, avidya samsara, nirvana, interdependent origin.

 

Одной из  основополагающих идей философии буддизма является утверждение, что все есть страдание. «Рождение – страдание, болезнь – страдание, смерть – страдание. Соединение с неприятным – страдание, разлучение с приятным – страдание» [7, с. 27]. Таким образом, буддизм постулирует страдание как сущностную характеристику бытия, оно безначально и свойственно всем его проявлениям.  Целью данной статьи является рассмотрение одной из базовых идей философии буддизма: учение о взаимозависимом происхождении (пратитья-самутпада). Данная теория, во-первых, указывает на исходную точку страдания, а, во-вторых,  ее понимание необходимо для прекращения страдания. Анализ цепи взаимозависимых явлений и его разрушение прерывает цепь, ведущую к новому рождению.

Итак, исходной точкой страдания является авидья (неведение), сущностное заблуждение о природе вещей, о собственном я. Человек не обладает знанием сути явлений. Подобно мотыльку, летящему на свет лампы и погибающему от этого света, человек вращается в сансаре: вновь рождается  и вновь погибает. «Живое существо (не только человек), пребывая в неведении, влекомое своими бессознательными импульсами, оказывается, по существу, рабом неумолимой обусловленности, находясь не столько в деятельном, сколько в страдательном положении». [7, с. 35].

«Если есть то, значит, есть и это, если возникает это, то возникает и то, если это исчезает то, исчезает и это» – таковы формулировки концепции пратитья-самутпада  (санскр. pratītya samutpāda, пали paṭicca samuppāda) или теории взаимозависимого возникновения. Согласно А. М,  Пятигорскому, «взаимозависимое возникновение – чисто буддийское философское понятие, не имеющее аналогий ни в одном из известных философских или религиозных течений древней и средневековой Индии» [2, с.21].

Данная теория определяет причины, исходную точку страдания и показывает способы их устранения, а также разъясняет одно из важнейших положений буддизма о том, что круговорот бытия, сансара – безначальна. Е. А. Торчинов называет пратитью-самутпаду основным  методологическим принципом буддийской философии. В отличие от ортодоксальных древнеиндийских философских школ, буддийская философия постулирует положение о том, что  феноменальный мир не имеет никакого абсолютного начала (Брахман-Атман), первопричины. Мир безначален и для его объяснения нельзя прибегнуть к внешним причинам.

Хоть теория взаимообусловленного возникновения и есть концепция причинности, она не содержит в себе отношений причины и следствия как первичного и вторичного, причина не предполагает в себе следствие. «В силу абсолютной дискретности элементов существования – дхарм не может быть и речи о какой-либо форме предсуществования следствия в причине, и более того – о прямом порождении следствия причиной или перенесении на следствие каких-то ее характеристик. Строго говоря, в буддийской концепции причинности нет ни причин, ни следствий, а имеются лишь условия. Поэтому предпочтительней называть связь «причин» в пратитья-самутпаде кондициональной. Последняя определяет не сущность явления, а лишь условия его возникновения, пребывания, невозникновения или прекращения» [1].

Итак, согласно Четвертой проповеди о Взаимозависимом возникновении, Будда, став Пробужденным, и выйдя из состояния самадхи, обратил свое внимание на происхождение явлений мира. Сначала он созерцал возникновение в «обычном» порядке: авидьей (неведением) обусловлены санскары (кармические импульсы или очертания), санскарами обусловлено сознание, сознанием обусловлена имя-форма, именем-формой обусловлены шесть сфер органов чувств, шестью сферами органов чувств обусловлены контакт или соприкосновение, из соприкосновения возникает ощущение (эмоции), из ощущений возникает желание, жажда или алчба, из алчбы возникает привязанность, привязанностью обусловлено становление, из становления возникает рождение, из рождения возникает старость, смерть, уныние и страдание. Будда, постигший смысл взаимообусловленного возникновения произносит: «Воистину, когда дхармы проявлены и постигаются ревностно созерцающим брахманом, все его сомнения исчезают, ибо теперь он знает дхармы и причины их возникновения» [2, c. 40].

После этого Будда обратил свое внимание на созерцание явлений мира в противоположном порядке их уничтожения или невозникновения: невозникновение неведения обусловлено невозникновением санскар, невозникновение санскар обусловлено невозникновением сознания, невозникновение сознания обусловлено невозникновением имени-формы, невозникновение имени-формы обусловлено невозникновением шестью сферами чувств, невозникновение шести сфер чувств обусловлено невозникновением соприкосновения, невозникновение соприкосновения обусловлено невозникновением эмоций, невозникновение эмоций обусловлено невозникновением желания, невозникновение желания обусловлено невозникновением привязанности, невозникновение привязанности обусловлено невозникновением становления, невозникновение становления обусловлено невозникновением рождения, невозникновение рождения обусловлено невозникновением смерти. После постижения «невозникновения» Будда произносит:  «Воистину, когда дхармы проявлены и постигаются ревностно созерцающим брахманом, все его сомнения исчезают, ибо теперь он знает дхармы и причины их невозникновения»  [2, с. 41].

Первое в последовательной цепи двенадцати причин или условий возникновения и невозникновения – это неведение. Оно скрывает подлинную природу жизни, подлинную реальность, именно неведение рождает жажду к жизни, вынуждает жить, создает иллюзию наслаждения и радости пребывания в сансаре. Авидья – причина эгоизма, чувства «я», она  рождает чувство обособленности. «Люди не обращают внимания на тот факт, что на деле они обособлены не более, чем пузырь в пене океанской волны отделен от моря, не больше, чем клетка живого организма отделена от организма, часть которого она составляет» [3].

 А. М. Пятигорский подробно анализирует первую из двенадцати нидан – авидью. Он останавливает свое внимание на том факте, что авидья – первое условие существования всех явлений оказывается сама ничем не обусловленной. «Само понятие неведение…воспринимается как в высшей степени странное, даже просто непонятное, граничащее с абсурдом» [2, с. 44]. По мнению А. М. Пятигорского, именно понятие «неведение» сняло напряжение, существовавшее в VI – V веках между брахманистскими концепциями и идеями, господствующими в аскетических кругах, например, в джайнизме. Напряжение, по мнению автора, можно свести к двум основным противопоставлениям: душа, Атман, Я,  с одной стороны, тело – с противоположной; феноменальный мир с одной стороны, аскеза – с противоположной. Раннему буддизму удалось «изменить концептуальную парадигму древнеиндийского религиозного самосознания в целом…Возможно, именно введение понятия «неведение» должно было сыграть решающую роль в такой смене парадигмы» [2, с. 45]. Исследователь говорит о «странности» понятия неведения, она заключается в том, что неведение остается принципиально неопределимым, в силу того, что неведение не обусловлено ни одной из причин, даже неизвестной ниданой, «нулевой» как называет ее автор.

Таким образом, у авидьи нет первоисточника, она не возникает, неведение – это  «некоторое постулированное состояние вселенной, безвременное и мыслимое только как берущее свое начало из факта своего постулирования пробужденным сознанием и прекращающееся вместе с прекращением всех нидан» [2, с. 45]. Итак, А. М. Пятигорский заключает:  неведение – это первоначальное всеобщее состояние, но оно мыслимо только в контексте конечного, предельного состояния – нирваны.

Пытаясь осмыслить суть понятия «неведение» и задаваясь вопросом: о чем это неведение, можно выразить предположение, что неведение – это  не столько незнание Четырех Благородных Истинах, но и не знание  истинной реальности – нирваны.

Следующее звено в цепи причин – санскары. Данное слово происходит от корня готовить, устраивать, но может означать как процесс, так и результат. Это можно трактовать как то, что все созданные вещи существуют только в процессе создания, все бытие есть становление [3]. Санскары так же называют энергетическими импульсами, кармическими отпечатки. Они формируют наше будущее существование.

Санскары обуславливают возникновение сознания (виджняна). Ступень от санскар к понятию «сознание» А. М. Пятигорский называет «философским прыжком», подразумевая под  этим, что субъективность сознания обусловлена чистой объективностью санскар, а возникновение последних обусловлено возникновением объективного неведения. «Неведение является объективным, то есть неведением не кого-либо, не индивидуально не ведающего, а чего и кого угодно» [2, с. 48]. Неведенье несет в себе потенциальную субъективную сознательность, которая проявляет себя при условии энергетического импульса – санскар. Когда человек умирает, умирает его тело, сознание остается и именно оно является связующим звеном между прежним и новым существованием. Только при достижении нирваны сознание полностью исчезает. Сознание ищет свое воплощение в имени и материальной форме – следующее звено цепи. Имя-форма обозначает связку сознания и тела.

Пятая нидана – шесть сфер органов чувств, способности чувственного восприятия: зрение, слух, осязание, обоняние, вкус и манас (ум), который так же считается органом восприятия, так как он анализирует непосредственные чувственные данные. Эти сферы органов чувств имеют пространственный характер. Это некие двери для связи с внешним миром. Ими обусловлено соприкосновение или контакт с их объектами, в результате чего возникает чувство или эмоция. Приятные чувства и желание вновь их испытать обуславливают восьмую нидану: влечение, страсть, алчба.  А. М. Пятигорский называет данную нидану «инстинктом инстинктов», природной основой психики.

Схватывание или привязанность является девятой ниданой. Привязанность есть некая универсальная черта, присущая всем людям. Все мы привязаны к феноменальному миру. Только с прекращением привязанности можно освободиться от существования. От привязанности к существованию происходит становление. Но в контексте данной ниданы, это лишь возможность, потенция, которая может привести к новому рождению. Одиннадцатая нидана – это рождение, которое непременно приводит к двенадцатой: старости и смерти. А затем все повторяется вновь.

Е. А. Торчинов делит звенья цепи взаимообусловленного возникновения на группы: прошлая жизнь – что есть промежуток между смертью и новым рождением, сюда он относит: авидью и самскары; настоящая жизнь: сознание, имя-форма, шесть органов чувственного восприятия, соприкосновение с объектами восприятия, чувства приятного, неприятного или нейтрального, влечения, страсти, привязанность, становление как сущность сансарического существования; новая жизнь: новое рождение, старость и смерть.

Итак, теория взаимозависимого происхождения постулирует, что все в мире причинно обусловлено. Человек, подчиняясь своим импульсам, становится невольником этой обусловленности. Чтобы выйти из круговорота сансары, бытия, наполненного страданием, необходимо разрушить первую причину бесконечного цикла перерождений – авидью. На тибетских религиозных изображениях неведение символизируется изображением человека, в глаз которого попала стрела.  Авидья закрывает, застилает пеленой истинно-сущее, лишь ее преодоление как первопричины страданий позволит выйти из круга сансары и  приведет к пониманию истинной реальности, истинно-сущего – нирваны. Будда в разговоре со своим учеником Анандой сказал: «Из-за непонимания этого глубочайшего учения бесчисленные живые существа не могут избегнуть перерождений в сансаре» [2, с. 319]. Это означает, что тот, кто знает причину страдания, выпадает из мира страданий, возникновения, обусловленности и причинности. При таком понимании знание пратитья-самутпады приравнивается к нирване, это знание дает освобождение.

Таким образом, что теория взаимозависимого происхождения не только является фундаментальной в буддизме, ее понимание ведет к разрушению неведения и, следовательно, к освобождению от страданий – конечной цели буддийского пути.

 

Список литературы

  1. Лысенко В. Г.  Пратитья-самутпада. [Электронный ресурс]. URL: https://iphlib.ru/greenstone3/library/collection/newphilenc/page/about (дата обращения: 07.11.2017)
  2. Пятигорский А. М. Введение в изучение буддийской философии. –  Мышление и наблюдение. – СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2016. – 544 с.
  3. Радхакришнан С. Индийская философия. [Электронный ресурс]. URL: http://www.psylib.ukrweb.net/books/radha01/index.htm (дата обращения: 07.11.2017)
  4. Розенберг О. О. Проблемы буддийской философии. [Электронный ресурс]. URL: http://psylib.org.ua/books/rozeo02/index.htm (дата обращения: 07.11.2017)
  5. Рудой В.И Введение в буддизм. СПб.: Лань, 1999. – 384 с.
  6. Степанянц М.Т. Восточная философия: Вводный курс. Избранные тексты. – М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1997. – 503 с.
  7. Торчинов. Е. А. Введение в буддизм. – СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2013. – 430 с.
  8. Чаттерджи А. К. Идеализм йогачары. М.: Шечен, 2004. – 181 с.
  9. Чаттерджи С., Датта Д. Индийская философия. – М: Селена, 1994. – 416 с.
  10. Черданцева И.В. К вопросу об основаниях философско-антропологического дискурса. – Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология. - 2017. – Вып. 1. – С. 29-34. DOI: 10.17072/2078-7898/2017-1-29-34
  11. Черданцева И.В., Апполонова Ю.С. Метафизическое вопрошание: специфика и перспективы. – Вестник Челябинского государственного университета. – 2017. - № 7 (403). – Философские науки. – Вып. 45. – С. 6-11.
  12. Шохин В.К. Школы индийской философии: Период формирования (IV в. до н.э. – II в. н.э.). – М.: Восточная литература, 2004. – 415 с.
  13.  Щербатской Ф. И. Избранные труды по буддизму. [Электронный ресурс]. URL: http://www.psylib.org.ua/books/shchb01/index.htm (дата обращения: 07.11.2017)
  14. Cherdanceva I., Serdjuk T., Seredinskaja L., Medvedeva T., Butina A. The search of foundations of philosophical anthropology: problems and perspectives. 3rd International Multidisciplinary Scientific Conference on Social Sciences and Arts SGEM 2016, Apr 06-09. Vienna, 2016, Book 3, Vol.1, pp. 819-824. DOI: 10.5593/SGEMSOCIAL2016/HB31/S03.108  

 

 

References

  1. Chatterdgi A. K. Idealizm jogachary [Yogacara idealism]. Moscow, Shechen Publ., 2004. 181 p. (In Russ.)
  2. Chatterdgi S, Datta D. Indijskaja filosofija [Indian philosophy]. Moscow, Selena Publ., 1994. 416 p. (In Russ.)
  3. Cherdanceva I., Serdjuk T., Seredinskaja L., Medvedeva T., Butina A. The search of foundations of philosophical anthropology: problems and perspectives. 3rd International Multidisciplinary Scientific Conference on Social Sciences and Arts SGEM 2016, Apr 06-09. Vienna, 2016, Book 3, Vol.1, pp. 819-824. DOI: 10.5593/SGEMSOCIAL2016/HB31/S03.108
  4. Cherdanceva I.V. The problem of foundations of philosophical anthropological discourse. Perm University Herald. Series «Philosophy. Psychology. Sociology». 2017. Iss.1, pp. 29-34. DOI: 10.17072/2078-7898/2017-1-29-34. (In Russ.)
  5. Cherdanceva I.V., Appolonova Ju.S. Metafizicheskoe voproshanie: specifika i perspektivy [Metaphysical inquiry: specifics and prospects]. Vestnik Cheljabinskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of Chelyabinsk State University]. 2017. No 7 (403). Filosofskie nauki. [Philosophy Sciences]. Iss. 45. pp. 6-11. (In Russ.)
  6. Lysenko V. G.  Pratit'ja-samutpada [Pratitya-samutpada]. (In Russ.)  Available at: https://iphlib.ru/greenstone3/library/collection/newphilenc/page/about (accessed: 07.11.2017)
  7. Pjatigorskij A. M. Vvedenie v izuchenie buddijskoj filosofii. Myshlenie i nabljudenie [Introduction to the study of Buddhist philosophy. Thinking and observation]. StPetersburg, Azbuka, Azbuka-Attikus Publ., 2016. 544 p. (In Russ.)
  8. Radhakrishnan S. Indijskaja filosofija [Indian philosophy]. (In Russ.) Available at: http://www.psylib.ukrweb.net/books/radha01/index.htm (accessed: 07.11.2017)
  9. Rozenberg O. O. Problemy buddijskoj filosofii. Trudy po buddizmu [Problems of Buddhist philosophy. Works on the Buddhism]. (In Russ.) Available at: http://psylib.org.ua/books/rozeo02/index.htm (accessed: 07.11.2017)
  10. Rudoj V.I Vvedenie v buddizm [Introduction to the Buddhism]. StPetersburg, Lan' Publ.,  1999. 384 p. (In Russ.)
  11. Shherbatskoj F. I. Izbrannye trudy po buddizmu. (In Russ.) Available at: http://www.psylib.org.ua/books/shchb01/index.htm (accessed: 07.11.2017)
  12. Shohin V.K. Shkoly indijskoj filosofii: Period formirovanija (IV v. do n.je. – II v. n.je.) [Schools of Indian Philosophy: The period of formation (IV century BC - II century AD)]. Moscow, Vostochnaja literatura Publ., 2004. 415 p. (In Russ.)
  13. Stepanjanc M.T. Vostochnaja filosofija: Vvodnyj kurs. Izbrannye teksty [East philosophy: Introduction course. Chosen texts]. Moscow: Izdatel'skaja firma «Vostochnaja literatura» RAN Publ., 1997. 503 p. (In Russ.)
  14. Torchinov E. A. Vvedenie v buddizm. [Introduction to the Buddhism]. StPetersburg, Amfora, TID Amfora Publ., 2013. 430 p. (In Russ.)

 

Сведения об авторe

Вольферц Марина Валерьевна, аспирант 1 курса по направлению подготовки ««Философия, этика и религиоведение»» Алтайского государственного университета.

Адрес: 656058, г. Барнаул, пр. Энергетиков, 2, кв. 205.

Телефон: 8-913-259-13-02

Эл. почта: [email protected]

Vol'ferc Marina Valer'evna, postgraduate student of the first course in "Philosophy, ethics and religious studies», Altai State University.

Adres: 656040, Russia, Barnaul, 2 Energetikov Prospect, 2 f.

Phone: 8-913-259-13-02

E-mail: [email protected]